Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 54)


Риана отдернула голову.

— Ты что, хочешь, чтобы я съела эту штуку?

— Съесть мононкула? О небо, нет! Он слишком дорог. Нет, пусть влезет внутрь и там станет частью тебя. И будет защищать, мгновенно поглощая все злокачественные энергии во время Припрыжки.

Риана не могла отвести взгляд от длинного извивающегося мононкула. Он был красный, все тело покрывали миллионы блестящих ресничек.

— Нет, не могу.

— Н-да, я так и знала... Ты обещала удивить меня, так давай. — Тигпен поднесла мононкула ближе. — Быстро-быстро-быстро. Он погибнет без нового хозяина.

— Верни его назад, — с отвращением сказала Риана.

— Не могу. Разве я не говорила? Есть только один шанс. Когда мононкул покидает хозяина, он должен найти другого. Вернуться он не может.

— А как же ты? Кто защитит тебя во время Припрыжки?

— Не беспокойся обо мне, коротышечка. Я набита фокусами, каких ты и вообразить не можешь. — Тигпен покачала мононкула над головой Рианы. — Ну же. Разве можно так обращаться с таким отличным защитником?

Риана оказалась буквально приперта к стене: деваться было некуда. Разум и инстинкты тянули ее в разные стороны. Что делать?

Открыть рот пошире и сказать: “А-а-а-а”.

Слушая Рианину часть себя, она подавила примитивный инстинкт отторжения и, вытянув шею, широко отрыла рот, крепко зажмурившись.

Риана чуть не подавилась, когда мононкул скользнул в рот. Она попыталась расслабиться, думать о чем-нибудь далеком: Среднем дворце в Аксис Тэре, ручье, где Аннон и Курган наткнулись на Элеану. Затем ее глаза распахнулись, и она увидела Тигпен, спокойно сидящую у нее на коленях.

— Посмотри на меня, — сказала раппа.

Риана задыхалась, борясь с рефлексом, который вызвал бы рвоту, что, по словам Тигпен, убило бы мононкула.

— Пожалуйста, коротышечка, посмотри на меня. — Тигпен улыбалась, и что это была за улыбка! Так не мог бы улыбнуться ни в'орнн, ни кундалианин. Она улыбалась всей покрытой мехом мордочкой. Это рассмешило Риану, и, засмеявшись, она расслабилась. Мононкул проскользнул вниз до конца.

— Теперь будет немножко больно, — сказала Тигпен. — Не очень, чуть-чуть пощиплет. Да, коротышечка, именно так. Ну, терпимо?

Риана покачала головой. На глаза навернулись слезы.

— Скажи-ка, какой цвет ты видишь?

— Что?

— Все окружено цветным ореолом, верно? Риана кивнула. Ореолы были везде, куда ни глянь.

— Зеленый, — сказала она. — Все ауры зеленые.

— А, мононкул устроился вокруг твоей сердечной шаатры.

— То есть?

— Это хороший знак. — Тигпен улыбнулась. — А сейчас больно?

— Нет.

— Вот. Сделано. — Тигпен вытянула шею и шершавым синим язычком слизнула слезы Рианы. — Как интересно! — воскликнула она. — Они соленые. У меня сладкие.

Риана снова засмеялась и, не подумав, протянула руку, чтобы погладить мех раппы. Та напряглась.

— Что ты делаешь? — подозрительно спросила Тигпен.

— Я хотела приласкать тебя, — сказала Риана.

— Почему ты так делаешь?

— Это проявление любви, как ты слизывала мои слезы.

— О, понимаю. — Тигпен расслабилась. — Ну, тогда давай.

Риана погладила мех, оказавшийся необычайно мягким, густым и шелковистым. Тигпен замурлыкала, закрыла глаза и опустила голову.

— Ах, как приятно, — прошептала она. — Где ты научилась этой технике?

Риана снова смеялась.

— Просто делаю то, что кажется естественным.

— Не останавливайся, коротышечка, твоя ласка доставляет мне удовольствие... — Она умолкла, вскинув голову.

— Что такое? — спросила Риана.

— Тише! — прошипела Тигпен. — Что бы сейчас ни произошло, не двигайся. Поняла?

— Да, но...

— Молчи! — Усы Тигпен яростно дергались.

Риана послушалась. Она чувствовала легчайшие колебания и размышляла, не началось ли землетрясение. Через мгновение ливень камней обрушился на них, открыв проход в другую пещеру, прежде скрытый камнепадом.

— Ух-ох. — Тигпен соскочила с колен Рианы, когда нечто очень большое и дурно пахнущее вломилось в пещеру. Это был первиллон — гораздо крупнее, чем зверь, с которым столкнулся Аннон в пещере с Элеаной и Джийан. Он вздымался над раппой; у той не было никаких шансов. Забыв о предупреждении Тигпен, Риана вскочила. Выхватив ледоруб, она бросилась на зверя и, когда до него осталось меньше метра, швырнула в первиллона. Топор ударил прямо в огромную морду, приведя первиллона в такую ярость, что тот слепо взмахнул передней лапой, выбив из Рианы дух.

Она ударилась о пол, так что камни полетели во все стороны.

И тут Тигпен бросилась на первиллона. Ее челюсти сомкнулись на горле, и кровь хлынула таким потоком, что зверь остановился. Тигпен укусила снова, на этот раз глубже; три ряда зубов выдирали плоть, мех и хрящи.

Первиллон взревел в ужасе от неминуемой смерти и завалился набок. В огромном звере не осталось сил.

Свирепость нападения Тигпен изумила Риану, которой оставалось только наблюдать за предсмертной агонией первиллона.

Тигпен, совсем крошечная рядом с покрытой черным мехом тушей первиллона, припала к земле рядом с ним и пировала. С длинными когтями и заостренной мордочкой она являла собой странно изысканное зрелище, когда вырывала из животного тонкие полоски окровавленной плоти. Закончив, она покаталась по меху зверя, стирая с себя кровь. Потом потрусила туда, где в полном оцепенении сидела Риана.

— Я же велела тебе сидеть и не рыпаться! Ты ушиблась? Риана покачала головой.

— Я испугалась за тебя. Я не хотела, чтобы первиллон тебя сожрал.

— Он — меня?

— Откуда

мне было знать?

— Тут ты права. — Тигпен слизнула с усов последнюю каплю крови и пригладила их. — Ты, наверное, горда, что совсем не думала о своей безопасности.

— Ну, я...

— Ты могла погибнуть, и ради чего? Помни, коротышечка, ты должна накопить достаточно знаний о ситуации, прежде чем действовать. Тогда никто не обвинит тебя ни в ограниченности, ни в глупости. — Она оглянулась на упавшего зверя. — Ты, наверное, голодна. Оторвать тебе немножко мяса?

— Я не... Не думаю, что сейчас смогу что-то съесть. Тигпен нахмурилась.

— Первиллон — священное животное, реликт былых времен. Порой он не поддается даже чарам Осору, хотя его сердце можно пронзить простым оружием, как у любого другого зверя. Его плоть придаст тебе сил.

— Спасибо большое, я уже пробовала мясо первиллона — не очень вкусно.

— Ах, как интересно, — сказала Тигпен. — Ты обязательно должна рассказать мне об этом. Однако сейчас я настоятельно рекомендую тебе поесть. С пустым желудком у тебя не хватит сил добраться домой.

Глаза Рианы широко открылись.

— Ты хочешь сказать, что знаешь путь отсюда?

— Я знаю десять тысяч путей, — гордо заявила Тигпен. — Надо лишь решить, какой выбрать.

— Рана болит? — спросила Джийан, перекрикивая шум дождя.

— Нет, — ответил Реккк. В тот же миг раненая нога подломилась, и он упал в канаву, переполненную дождевой водой.

Джийан опустилась рядом с ним на колени и осмотрела рану.

— Ты потерял много крови.

— Я не заметил.

— Да, ты настоящий кхагггун. — Она сорвала сифэйн и замотала им рану на бедре.

— Больше не кхагггун. Я — рэнннон.

— Ты по-прежнему в'орнн, — сказала Джийан, закидывая его руку себе на плечо. — Пошли. Нам нельзя здесь оставаться.

— Я не буду опираться на тебя!

— Считаешь меня слишком слабой?

— Ты женщина.

— Кундалианская женщина, — поправила она, обнимая его. — Решимости у меня хватит на десяток в'орннских тускугггун.

Вместе они брели сквозь открытую дождю и ветру ночь, пока наконец не добрались до двери Реккка. В доме все было так, как до их ухода.

— Оставаться небезопасно, — сказал Реккк, хромая в оружейную. — Олннн Рэдддлин непременно пошлет за нами кхагггунов, и они в первую очередь будут искать нас здесь.

Опираясь на Джийан, он достал ионный пистолет и ударный меч, потом они вернулись в гостиную, где она свалила его на жесткий хроностальной стул. Реккк застонал, вспоминая об удобной кундалианской мебели.

Джийан наскоро обсушилась, принесла миску с горячей водой и какие-то тряпки.

— У меня нет трав, — сказала она, пока он сдирал с ноги окровавленную штанину. — И достать негде.

Реккк медленно вытирался. Страшно кружилась голова. Она права: он действительно потерял много крови. Конечно, следовало бы сразу же наложить жгут, однако гордость заставила его уйти от отряда Рэдддлина, ничем не выдав боли. Теперь приходилось расплачиваться.

Реккк поморщился, но не вскрикнул, когда Джийан начала чистить рану. Было больно, словно с него сдирали последние крупицы прежней жизни. Если раньше у него и оставались сомнения насчет пути, на который он ступил, приказ Рэдддлина успокоил их. В глазах тех, кого Реккк когда-то называл товарищами, он уже мертв. Но то, что они считали смертью, было на самом деле новой жизнью, жизнью рэнннона — свободной от душных в'орннских запретов, какой они не могли ни принять, ни понять.

Внезапно Реккка охватило тепло. Плавая на мелководье сна, он снова увидел мать. Она стояла по колено в море Крови и звала, манила его. А когда он произнес ее имя, улыбнулась, и его охватил покой...

Реккк проснулся, как от толчка. Онемевшую ногу слегка покалывало, но всю боль с него словно смыло. Посмотрев вниз, он увидел на месте раны синевато-багровый шрам.

— Как?.. Что?..

Тут вошла Джийан с блюдом горячей пищи и питьем.

— Ешь, — сказала она, ставя блюдо на стол. — Тебе надо восстановить силы.

Реккк перевел взгляд с исцеленной ноги на еду.

— Я не могу есть один. Это старый обычай, от которого Даже на войне не отказываются. — Он посмотрел на нее. — Ты поработала за двоих. . .

Джийан подала ему мясо. Реккк оторвал половину и предложил ей. Она помедлила, потом взяла и начала есть, откусывая крохотные кусочки. И смотрела на него.

— Рана зажила. Ты использовала колдовство? — Да.

— Можешь рассказать о нем что-нибудь? Все кундалиане обладают такой силой?

Джийан заколебалась, потом ответила:

— Это называется Осору. В наши дни очень немногие кундалиане обладают Даром. В сущности, с каждым поколением таких все меньше.

— Значит, это врожденное?

— Сам Дар передается по наследству. Управлять им — другое дело. Сто лет назад ведущие принципы Осору были частью религиозного обучения в монастырях. Сейчас обучение запрещено.

Реккка вдруг осенило.

— Так вот почему Нит Сахор называет тебя госпожой? Она снова заколебалась.

— Наверное.

— Но откуда ему знать?

— Да, откуда ему знать? Я задавала себе тот же вопрос. — Она отложила кусок мяса. — Меня пугает мысль, что гэргоны могли сделать мишенью немногих оставшихся.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать