Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 6)


Разумеется, его воспитывала Джийан. Она была любовницей отца и выполняла его приказы. Как хорошая рабыня. Рабыня, голос которой каким-то образом проникал в его череп, даже когда ее не было рядом. Возможно, Курган прав насчет нее; возможно, она действительно колдунья.

Так или иначе, он не мог больше слушать этот голос. Аннон выбежал на ослепительный солнечный свет, слетел с крутого берега, как стрела, и свалился на борющуюся пару. Он видел голые ягодицы Кургана, кровожадность и безумие во взгляде друга. Странно, но это только подстегнуло его решимость. Решимость — на что? Уступить желанию, облегчить странную тяжесть в пояснице, сражаться за свою долю этой влекущей молодой кундалианки. Заткнуть этот сводящий с ума шепот, заполняющий все уголки мозга.

Он вцепился в напрягшиеся мускулы плеч Кургана. Курган яростно вскинулся и ударил Аннона тыльной стороной руки. Аннон пошатнулся, но подступил снова — и нарвался на короткий, сильный удар. Он упал на колени в воде, перед глазами мерцали звезды. Когда зрение прояснилось, он увидел лицо девушки — и кровь застыла в жилах. Она больше не сопротивлялась. Глаза потускнели, словно она вглядывалась в какую-то даль, куда не мог добраться ни один в'орнн. Такой взгляд он много раз видел у кундалианских рабов в Аксис Тэре. Этот взгляд бесил его; то, что мать покинула его, ощущалось как ножевая рана в животе. И каким-то образом гнев напомнил ему, как в детстве он плакал по ночам. Ему была нужна мать, а что он получал взамен? Кундалианскую рабыню! Он звал мать от страха, но и для того, чтобы досадить Джийан, чтобы наказать за то, что она находится на месте матери.

Если Джийан не ублажала отца, она приходила на зов. Без всяких просьб она укачивала его, хотя он с трудом переносил ее прикосновение — прикосновение кундалианки, которую отец почему-то обожает! Она рассказывала странные, тревожащие душу легенды о богине Миине и Пяти Священных Драконах, создавших Кундалу, или баюкала, напевая стихи на жутковатые мелодии, заползавшие в мозг. Надо отдать ей должное, у нее был чудесный голос.

И в то же время в ней жила глубокая печаль, часто окутывавшая ее, лишавшая улыбку радости. Однажды он проснулся в объятиях Джийан и обнаружил, что она плачет во сне. Наверное, ей снилось что-то ужасное, слезы катились по щекам бесконечным потоком, и хотя к горлу подкатил комок отвращения, он обнял ее и крепко сжал пальцы.

Солнечный свет, отражающийся от воды, слепил глаза. Гнев пересилил вялость. По-звериному зарычав, он ударил Кургана кулаком в челюсть, нанес грубый, но мощный удар в подбородок и так смог оторвать от добычи. Девушка лежала в оцепенении. Аннон взял ее за руку и помог встать. Она вздрогнула и отшатнулась, когда он выпустил ее.

На мгновение все застыло, как на картинке: мужчина-завоеватель и женщина-рабыня, — столь непохожие глаза встретились, столь непохожие сердца бились с незнакомым напряжением. Аннон знал, что надо брать ее, надо дать сдачи кундалианской колдунье, которая вырастила его, и отцу, которому она нужна еще больше, чем Аннону. Надо было потребовать, как подобает в'орнну, того, что принадлежит по праву. Но он просто стоял.

За спиной застонал Курган, и это вернуло их к жизни.

— Пошла отсюда! — прорычал Аннон в растерянное лицо кундалианки. И добавил еще яростнее: — Делай что говорят, женщина, и быстро — пока я не передумал!

Поднявшийся на колени Курган снова застонал и сплюнул бледно-голубую слизь. Когда кундалианка, спотыкаясь, заспешила к берегу, он бросился за ней. Девушка закричала. Аннон затащил приятеля обратно в ручей. Курган пнул его в подбородок.

— Я хочу то, что хочу, друг мой, — пропыхтел он. — Убирайся с дороги, предупреждаю тебя.

— Я разрешил ей уйти, — сказал Аннон. Курган расхохотался.

— Ты рехнулся? Кто ты такой, чтобы разрешать что-то?

— Сын регента. — Аннон сам себя не понимал. Что ему до этой инопланетянки? Перед глазами стояла Джийан, сплетающаяся в постели с отцом, пока он зовет маму. Тогда он узнал, что боль и страх обретают голос по ночам.

— О да. Сын Элевсина Великого. Элевсина Могущественного. — Курган презрительно рассмеялся, злой и разочарованный. — Человек, отца которого гэргоны держат на коротком поводке, регента, бессильного, как и все остальные, ибо сила и власть принадлежат исключительно гэргонам.

— И однако твой родной отец жаждал короны регента и пускал в ход все средства, чтобы привлечь голоса гэргонов, — возразил Аннон.

— Мой отец — дурак, одержимый враждой к твоей семье. Будь я на его месте, я нашел бы способ стать регентом.

— А что потом? Регент служит желаниям гэргонов. Власть принадлежит им. Так было всегда.

— Но не должно быть вечно!

И снова началась драка — зубами и ногтями, мускулами и сухожилиями, грубой силой и хитростью — с использованием всех возможностей сильных молодых умов и тел.

Два инопланетных существа дрались на мелководье. Элеана собрала одежду, но, несмотря на приказ, медлила, ее охватила странная слабость. Словно завороженная ужасом, она не могла отвести от них глаз. Двое в'орннов дерутся из-за нее — это было, ну... потрясающе. Да, животные — жестокие и безволосые, вонючие и непостижимые. И однако тот, с бесцветными глазами, защитил ее... нет, не для того, как подумала вначале, чтобы взять ее самому, а чтобы спасти. Она чувствовала странную связь, в ней родилось теплое чувство к нему, да, маленькое, как личинка стэдила, но его

нельзя было отрицать.

И потому, вопреки всякой логике, она медлила, прислушиваясь к барабанному бою сердца. И именно она первой увидела, как с неба стремительно обрушился священный гэрорел, правая рука богини Мины. Элеана подняла руку, заслоняя глаза от ослепительного света. Огромная птица нацелилась на двух в'орннов. Гэрорел был золотой, с чисто белой грудью и ужасным красноватым клювом, которым птица отрывала мясо добычи от костей. К тому времени сверху оказался, кажется, в'орнн с бесцветными глазами. Девушка слышала быстрое хлопанье крыльев, видела нацеленные желтые когти.

Гэрорел налетел на в'орнна с бесцветными глазами, на правой стороне груди остались кровавые следы. В'орнн закричал. Чем же он так разгневал Богиню, спросила себя Элеана. Вопрос без ответа. Мальчики забыли о драке. Раненый в'орнн корчился на мелководье, а второй — его друг? — с трудом встал на колени, поднял левую руку, вытянутую, как дротик, и пронзил сердце поднимающегося в небо гэрорела одним из этих омерзительных металлических стержней. Величественная птица упала на землю и испустила дух. Еще один смертный грех среди многих, совершенных в'орннами против Миины.

В пять огромных шагов в'орнн оказался рядом с ней, парализованной появлением и гибелью птицы. Он бросил ее на каменистую землю и, прежде чем она поняла, что происходит, взял ее, как и подобало в'орнну-победителю — с тихим рычанием и громкими криками.

— Я не хочу, чтобы ты рассказывал об этом, — предупредил Курган.

— Ты о недавнем запрете отца на изнасилование кундалианок? — Аннон промывал четыре диагональные борозды, оставленные когтями гэрорела.

Курган занимался распухшим боком.

— Закон глуп, но это закон.

Мелководный ручей уносил бирюзовую в'орннскую кровь. Ни головастиков, ни кундалианки не было видно.

— Я имею в виду в деревнях, вдали от любопытного взгляда регента, кхагггуны делают все, что хотят. Во всяком случае, я слышал такие разговоры.

Аннон тоже слышал об этом, но промолчал. Мальчики с растущей тревогой осматривали раны Аннона.

— Мне это не нравится. Рана ужасно распухла. — Курган дотронулся до потемневшей кожи между бороздами. — Клянусь Энлилем, похоже, он оставил в тебе кусок когтя.

— Думаю, нам лучше попытаться вытащить его. Курган кивнул и вытащил из-за пояса нож с тонким лезвием.

— Готов?

Аннон кивнул, сжав зубы. Он отвернулся, когда кончик ножа вошел в рану. Вскрикнул, потом снова. Курган дал ему кусок сыромятной кожи, на который подвешивал добычу. Аннон засунул ее в рот и крепко закусил. Через три минуты он потерял сознание.

Курган привел его в себя, плеснув на лицо воды.

— Бесполезно, — сказал друг. — Я могу выпотрошить голонога, но я не хирург. Чем больше я залезал, тем глубже уходила эта чертова штука.

Аннона обволакивала боль.

— Благодарение Энлилю, богу войны!

— Не думаю, что начнется заражение, — заметил Курган. — Мы тщательно промыли рану. — Он оторвал рукав рубашки.

— У-у! — вскрикнул Аннон. — Поосторожнее, когда затягиваешь!

— Так ведь надо крепко. Мы же не хотим, чтобы началось кровотечение, верно?

Аннон осторожно вздохнул.

— И как?

— Не смертельно.

— Слова истинного в'орнна, — хмыкнул Курган. Аннон кивнул, принимая похвалу.

— Нам лучше идти, если мы хотим попасть домой до ужина.

— Я говорил совершенно серьезно. — Курган положил руку другу на плечо. — Прежде чем мы уйдем, давай заключим договор. Давай принесем сэйгггон: мы никогда и никому не расскажем о том, что произошло сегодня. Согласен?

— Согласен, — ответил Аннон. Они сжали друг другу запястья, потом соприкоснулись окумммонами. Между ними проскочила искра.

Курган встал и помог Аннону подняться.

— Что ты сделал с этой птицей? — Аннон поморщился, когда они брели к берегу. — Никогда не слышал, чтобы они нападали на людей.

Курган кивнул на труп птицы.

— Ну, одно можно сказать наверняка: эта больше ни на кого не нападет.

Аннон прошел вдоль берега и наклонился над гэрорелом. С трудом присел на корточки.

— Ты прав. Одного когтя не хватает. А на обрубке свежая кровь.

— Трофеи принадлежат победителю, — сказал Курган. — Часть этой проклятой птицы теперь внутри тебя.

Аннон встал. Он долго молчал.

— Да пошло оно в Н'Луууру! — прорычал он. Потом отвернулся и побрел туда, где его ждал друг.

— Вот это верно! — Курган откинул голову и засмеялся. — Пошло оно в Н'Луууру!

Вместе они медленно поднялись на берег ручья. Приплюснутое солнце клонилось к горизонту. После холодной воды день казался еще более жарким и неподвижным. Голоноги щебетали и порхали среди сэсалов, но оба мальчика на сегодня уже наохотились.

— Так ты считаешь закон отца против изнасилования кундалианок глупым? — сказал Аннон.

— Разумеется. Это же всего лишь бездушные животные, верно? Почему бы нам не удовлетворять свои желания, когда и где эти желания возникают?

— Видимо, это так же глупо, как план построить За Хара-ат.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать