Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 68)


20

Келлы

Отсеченная голова покатилась по запятнанному кровью полу, остановившись между ног Рианы. Она мерзко ухмыльнулась, почмокала почерневшими губами и произнесла: “Тебя окружает тень, молодой господин. Берегись. Ты отмечен Древним. Шрам пронзает тебя. Я вижу смерть, смерть и снова смерть! Лишь равносторонняя истина может спасти тебя!”

Потом она произнесла имя, которое Риана, как ни старалась, не расслышала...

Риана очнулась, мокрая от пота, сердце болезненно колотилось под наливающимися грудями. Слова старого кундалианского провидца из Аксис Тэра звучали в ушах. Что он имел в виду? Что такое равносторонняя истина?

С тех пор как Бартта вынудила ее присутствовать при казни лейны Астар, Риана чувствовала себя беспомощной и ужасно виноватой. Ее тошнило от самого вида Бартты. Что кундалианка — особенно рамаханская конара! — могла уничтожить невинную жизнь, уничтожить так садистски как Бартта, только подтверждало теорию Астар: монастырь захватило ужасное зло. Риана чувствовала зло, отраву под кожей Бартты: шныряющие глаза запали в провалы черепа, грубая и мертвенно-бледная кожа, прилизанные и безжизненные волосы. Бартта редко спала, только пила свои отвратительные зелья глухими ночами, когда была уверена, что Риана спит. От нее пахло могилой. А Риана привязана к ней, ее безопасность зависит от Бартты. Безопасность в руках изверга!.. Ирония ситуации не ускользнула от Рианы. Она напускала на себя безразличный вид, зная, как важно прятать истинные чувства от Бартты, но ощущала, как в ней, кипя и пенясь, поднимается возмущение. Если она не сумеет обуздать себя, ее ждут серьезные неприятности.

В результате Риана с новыми силами взялась за учебу. Все наставницы — от Вещей Истории до Сравнительной Фитохимии — заметили это и сообщили Бартте, которую усердие ученицы обмануло. С рассвета до заката Риана была занята: утренние занятия, вечерние молитвы. Долгими жаркими летними днями работа в группе девочек, расширяющих подземную трапезную. Та находилась в самой древней части монастыря Плывущей Белизны и потому серьезно нуждалась в обновлении. Кто знает, сколько веков назад ее построили?

Риана не жаловалась, когда Бартта направила ее на работы в месте, которое ученицы только наполовину в шутку называли Преисподней. Когда Риана упомянула об этих разговорах, Бартта засмеялась.

— Ученицы избалованы. В отличие от тебя, Риана, они понятия не имеют, что означает работать по-настоящему или о том, что физический труд сам по себе может быть ритуальным очищением. Должна сказать, я довольна твоими успехами. Признаться, у меня были сомнения, когда ты вернулась из Ледяных пещер. Ты явно не имела представления о том, что здесь дозволено, а что нет.

Через неделю после того, как Риану впервые разбудил повторяющийся сон об Астар, Бартта стояла у нее за спиной и расчесывала длинные роскошные волосы с энергией и удовольствием, какие Риана редко замечала у нее в течение дня. Это стало ежевечерним ритуалом, таким же священным, как молитвы.

— Вероятно, отчасти я сама виновата: позволила тебе попасть под влияние лейны Астар. Если бы я только лучше разбиралась в характерах... Ладно. — Бартта взмахнула рукой, словно отмахиваясь от неприятных мыслей. — Здесь, в Плывущей Белизне, мы находимся в самом сердце нашей духовной и нравственной вселенной. Без суровой дисциплины духовность и нравственность сразу рассеиваются. Небрежность ведет к разброду. — Она слегка сжала плечо Рианы. — Приятно видеть, что ты приспосабливаешься к нашей дисциплине. Скоро ты увидишь, как эта суровость приносит плоды углубляющейся связи с Минной и всем святым.

Бартта продолжала расчесывать ее волосы. Странно, но Риана не испытывала отвращения. Позже она удивится этому, однако пока вопрос ускользал из ее разума. В равномерном поглаживании было что-то успокаивающее, как и в звуках голоса Бартты, который также отличался от того тона, каким она говорила днем.

— Ты моя ученица и потому очень быстро поднимешься от ученицы до лейны, а со временем и до шимы. — Она погладила Риану по щеке. — Продолжай заниматься с тем же рвением, а об остальном позабочусь я. Больше ни одна конара не может пообещать такое.

Риана повернула голову.

— Нас учат, что все рамаханы одной степени равны. Но ведь это не так?

— Разумеется, не так! — Бартта ласково повернула ее голову, продолжая водить щеткой. — Официальная доктрина хорошо выглядит на пергаменте, но реальность требует, чтобы внутри каждой степени существовал некий невысказанный порядок.

— На чем же он основан? — задумчиво спросила Риана. — Явно ведь не на старшинстве.

Бартта засмеялась.

— Конечно. На самом деле я — самая младшая конара в Плывущей Белизне. — Она всегда приходила в хорошее настроение, когда говорила о себе. — Вождями становятся, а не рождаются. Это — главное откровение моей жизни, которое тебе не мешает усвоить. — Она понизила голос. — Как становятся вождями? Надо быть намного, намного умнее окружающих. А как проявлять ум? Есть способы иметь дело с нашими рамаханами — со временем я обучу тебя некоторым секретам, которые, должным образом примененные, значат для порядка гораздо больше, чем старшинство. Вот почему я — старшая среди всех конар; вот почему они подчиняются мне в вопросах и светской политики, и священных догматов. Я сделала себя необходимой. Они полагаются на меня, зависят от моей воли.

Бартта отложила щетку с коровой

щетиной, любуясь делом рук своих, словно каллиграфией.

— А теперь, поскольку ты порадовала меня, открою тебе первый секрет. Чем больше ты заставляешь других зависеть от твоей воли, тем меньше они думают сами. Скоро твое мнение начинают принимать без возражений. Оно воспринимается как новый догмат.

— Но я так мало знаю...

— Разумеется. Во всяком случае, пока. Я буду готовить тебя, проведу по тропе, по которой надо идти. Не беспокойся; я буду рядом на каждом шагу пути.

Работы, на которые была назначена Риана, возглавляла Ведда — розовощекая пухленькая шима, специалист по археологии. Риане она нравилась гораздо больше шимы, руководившей работами, на которые Бартта назначила ее сначала, — ежедневная стирка для монастыря. Шима Рокк внезапно заболела, и работы остановили — ко всеобщей радости учениц.

Однажды утром шима Ведда появилась в унылой подземной прачечной и отобрала трех девочек, в том числе и Риану. Риана была счастлива избавиться от скучной стирки. Шима Ведда требовала дисциплины и порядка; но она была веселой и, что важнее, по-настоящему любила историю, особенно этой части Дьенн Марра. Риана впитывала каждое слово шимы Ведды об истории края. Ее жажда знаний не знала пределов, словно что-то неизвестное в глубине души наконец могло наесться досыта.

Риана часто задерживалась на раскопках позже других учениц, помогая шиме Ведде, которая с такой же большой неохотой отрывалась от любимой работы. При мерцающем свете фонарей и факелов они изучали архитектурные планы, найденные шимой в архиве и кропотливо ею восстановленные.

Каждый день перед началом работ они надевали особенные одеяния, затянутые широкими поясами из коровых шкур, на которых висели рабочие инструменты археологов: маленькие ножи, напильники, метелки, молотки и тому подобное. И каждый раз шима Ведда обращалась к ученицам с торжественной речью, пока они переодевались.

— Новая трапезная должна выглядеть точь-в-точь как старая, — снова и снова повторяла она, — так, чтобы, когда конары увидят ее, они не могли отличить, где заканчиваются древние стены и начинаются новые.

За исключением Рианы, остальные двенадцать учениц нуждались в этом постоянном напоминании, поскольку проявляли мало интереса к археологическим сторонам работы, приводившим в такой восторг Риану и шиму Ведду, и не любили физический труд, который считали унизительным наказанием. Они были злыми, эти ученицы, как вскоре обнаружила Риана. Они возмущались, уверенные, что находятся в заключении, и постоянно придумывали планы “возвращения к жизни”.

Это случилось тихим душным вечером. Риана и шима Ведда работали допоздна. Одни на дальнем конце раскопа, они медленно крошили киркомотыгами пестрый гранит. Покрытые мелкой пылью, белые, как гленанновая мука, ученица и шима, стоя на четвереньках, при помощи изогнутых инструментов осторожно извлекали потрескавшиеся мозаичные плитки. Земля под ногами дрогнула, и они замерли, глядя друг на друга. Риана слышала стук своего сердца, дыхание шимы Ведды. Когда толчки прекратились, обе вернулись к работе. Вот тогда Риана и заметила какую-то неровность в древнем полу.

Она окликнула шиму Ведду и указала на две перекошенные каменные плитки. Они вместе вытащили плитки и обнаружили, что пол покрыт сетью крохотных трещин. Шима Ведда постучала молоточком по камню, и тот сразу же обрушился ливнем хрупких осколков. Сейсмический толчок обнажил разлом в коренной породе.

— Отойди, — велела старшая женщина Риане и стала расширять дыру. — Похоже, мы устроили раскоп на линии разлома.

— Не думаю, что монастырь построили на линии разлома.

— Пожалуй, — кивнула шима Ведда. — Но в последнее время сейсмическая активность по всему Дьенн Марру создала тысячи таких разломов. Некоторые, как вот этот, настолько малы, что их нельзя заметить. Подозреваю, наши раскопки увеличили его.

Не дожидаясь просьбы, Риана принесла пару факелов и подала один шиме Ведде, заглядывающей в дыру. У шимы от волнения перехватило дыхание.

— Там что-то есть!

Риана принесла веревочную лестницу, закрепила верхнюю ступеньку у края дыры и посмотрела на шиму Ведду. Глаза шимы сияли.

— Зачем останавливаться, Риана? Давай посмотрим вдвоем.

Риана заколебалась.

— А можно?

— Конечно! Ведь это ты обнаружила разлом. Твой долг как изучающей археологию выяснить, что ты нашла. — С этими словами шима Ведда подняла факел высоко над головой и ступила на верхнюю ступеньку веревочной лестницы.

Риана наблюдала, как она медленно спускается.

— Ого! — воскликнула шима Ведда. — Ты не поверишь!

Риана неохотно полезла в мерцающий сумрак. Спрыгнув с последней ступеньки лестницы, она оказалась в комнате, совершенно не похожей на трапезную наверху, — треугольной и с наклоненными под углом стенами.

— Где мы? — спросила она.

— Я не совсем... — Голос шимы Ведды дрожал от восторга. Она медленно обходила комнату, освещая факелом стены и углы. — Если позволить себе предположение, я бы сказала, что мы наткнулись на келлы.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать