Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 69)


— Это что, могилы?

— Блестящая догадка! — Глаза шимы Ведды сияли. — “Келл” — слово из Древнего наречия. Оно означает “святилище”. А таюке “могила” или “потайное место”. — Она продолжала изучать комнату. — Легенда гласит, что, когда Миина создала монастырь, Она поместила в толще скалы келлы — три уединенных наблюдательных пункта, откуда Она могла бы невидимой следить за святыми трудами Ее учеников.

— Если ты права, — сказала Риана, — то Миина не была здесь много веков.

Шима Ведда рассеянно кивнула. Она водила рукой по каменной скамье, вырезанной в похожей на раковину нише. Во всех трех стенах были такие ниши, с зубчатыми краями и сверкающими, словно отполированные, самоцветами.

— Говорят, все келлы имели разные геометрические формы, посвященные Миине: куб, шар и треугольник.

— Почему эти формы посвящены Миине?

— Странно, что тебе не объяснили. Куб символизирует женщину; шар символизирует мужчину. А треугольник — самый священный символ Миины — представляет три срединные точки. Сердце — Место Грез, макушка — Место Истины и точка в центре лба — Место Глубочайшего Знания.

В стене над каждой нишей был вырезан медальон из черного базальта, вроде вставленного в центр двери Хранилища под дворцом регента. На каждом медальоне виднелась фигура. Шима Ведда подняла факел еще выше.

— Смотри! Новые доказательства того, что это келл Великой Богини. Вот Ее священная бабочка. — Она остановилась перед медальоном на второй стена. — А вот Ее священный мотыжный топор. — У третьей стены Ведда нахмурилась. — А вот это странно... Видишь, на медальоне цитриновая змея. — Она забралась на скамью, чтобы дотянуться до камня рукой. — В отличие от других изображений, просто вырезанных в медальонах, змея выступает, словно живая. Но... Посмотри сама. — Она отодвинулась, чтобы Риана могла встать рядом. — Посмотри на эту змею, Риана, и скажи, что ты видишь.

Несколько минут Риана сосредоточенно смотрела на изящное изображение. Ее охватило отчетливое ощущение жизни, дыхания, необычного света — невидимого, тем не менее ощутимого. Этот свет... эта сила... они, наверное, и лишали археологов сна. Казалось, у нее в уме заговорили голоса предков: хор пел на Древнем наречии, обнажая тайны медленным, методичным ритмом киркомотыг, раскрывающих крошащиеся слои истории. Привстав на цыпочки, девушка провела кончиками пальцев по линии между цитрином и базальтовым медальоном.

— По-моему, змея целиком вставлена в базальт.

— Вот и я пришла к такому выводу! — Возбуждение шимы Ведды не уменьшалось. Она слезла со скамьи, Риана за ней. — Скажи-ка, ты когда-нибудь видела, чтобы цитриновая змея — да вообще любая змея — связывалась с Мииной?

— Нет. Нас учат, что змея символизирует зло... ложь, обман и Преисподнюю. Это Аватара Пэфороса, не так ли?

— Да. — Шима Ведда подняла палец, обесцвеченный каменной пылью. — По крайней мере так ныне учит Писание. Некоторое время назад я осознала, что догматы, которые мы изучаем, иногда противоречат прошлому, которое я раскапываю. Вот, например, цитриновая змея. Мы никогда не сталкивались с подобным в храмах, монастырях или гробницах. Однако нам известно, что минерал цитрин посвящен Миине. Теперь мы столкнулись с цитриновой змеей. Вот она, на почетном месте в келлах, святая святых Миины.

— Почему ты называешь это почетным местом? — спросила Риана.

— Ты сама мне сказала. — Я?

— Да. Разве ты не считаешь, что змея вырезана целиком и вставлена в базальт?

— Верно.

— Были ли бабочка и топор — другие посвященные Миине изображения — объектом такого любовного внимания?

Риана оглядела треугольную комнату.

— Нет. Их изображения просто выгравированы в медальонах.

— Точно! — Шима Ведда улыбнулась. — А каков первый закон археологии?

— “Чем больше труда вложено в строение, артефакт, резьбу, тем важнее оно было для наших предков”.

— Выходит, цитриновая змея имеет особое значение? Риана снова посмотрела на медальон.

— Воистину так.

— Здесь какая-то аномалия. Археология напрямую опровергает то, чему нас обеих учили. Эта змея, так великолепно исполненная, указывает, что когда-то она была не просто Аватарой Миины, но и одной из самых важных.

— Как же могла произойти такая грандиозная ошибка в доктрине?

— Если это вообще ошибка. — Шима Ведда обошла комнату. Древний камень испускал собственный сильный запах. — Вот еще один вопрос, Риана. Как в комнату входили — и как из нее выходили?

Риана на мгновение задумалась. Ни в одной из трех стен двери не было.

— Если комната предназначалась для Миины, двери и не нужны.

Шима Ведда улыбнулась.

— Пожалуй. Но давай на минуту представим, что время от времени конарам требовалось выполнить священное задание для Великой Богини... прибраться, например. Как они попадали сюда и выбирались отсюда? — Она помолчала. — Я хочу, чтобы ты обратила особое внимание на второе правило археологии. Помнишь?

Риана кивнула.

— “Чем сложнее артефакт, тем выше его предназначение”.

— Совершенно верно. — Шима Ведда раскинула руки, словно пытаясь обхватить весь келл.

Риану изумляла органическая природа этого места; она как будто находилась в брюхе зверя, форма которого неподвластна пониманию смертных. Похоже, келл был сформирован так же, как ее собственное тело, — первичным действием, естественной, но таинственной манипуляцией элементами. Через мгновение Риана снова влезла на скамью и, вытянувшись изо всех сил, прижала ладонь к выпуклой поверхности цитриновой змеи. Та вдруг поддалась. Риана

вздрогнула, однако надавила посильнее. Раздался скрежет камня о камень, и около двух квадратных метров пола медленно поползли вниз.

Шима Ведда уже стояла на этом квадрате. Она протянула руку Риане.

— Поторопись! Быстрее!

Соскочив со скамьи, Риана бросилась к ней. Шима Ведда поддержала ее.

— Ты знала истинное значение змеи, да? — спросила Риана.

Шима Ведда улыбнулась.

— Скажем так: усердные занятия вознаграждаются, и хватит об этом.

Плиты опускались в коренную породу, на которой Миина воздвигла монастырь Плывущей Белизны. Когда странный лифт остановился, женщины попали в комнату раза в три больше оставшегося наверху келла. Она представляла собой правильный куб, покрытый сверкающей черной глазурью. Механизм самого лифта отличался хитроумием: эдакий штопор из ядровника. Поскольку ядровник постоянно выделял масло, механизм штопора работал не хуже, чем когда его создали — много веков назад.

И снова ощущение дыхания, жизни наполнило воздух — такое сильное, что грудь Рианы стиснуло. Здесь царила печаль по тому, что минуло, по тому, что угасало веками. Появление в'орннов просто ускорило упадок.

— Оборони нас Миина, посмотри сюда!

Шима Ведда опустилась на колени у стены. Из плоской поверхности выступали три горельефа, изображающие огромных и страшных животных, золотистых и блестящих, как сама стена, но с черными пятнами на спинах. У них были гладкие кошачьи головы и мощные челюсти с острыми зубами. Длинные хвосты изгибались над спинами.

Риана смотрела на зверей, и у нее закололо в затылке, стягивая кожу головы. Такие же звери были нарисованы на стенах пещеры над Поднебесным. Она попыталась отвести взгляд, но не смогла. Девушка чувствовала себя мухой, попавшей в клейкую паутину.

— Шима, как называются эти звери? Голос шимы Ведды был полон благоговения.

— Йа-гаары.

— Расскажи мне о них. Шима Ведда покачала головой.

— Боюсь, я рассказала тебе уже слишком много. Конара Бартта удалила йа-гааров из обучения в монастыре.

— Это важная археологическая находка. Ты должна рассказать мне, — настаивала Риана. — Кроме того, нас никто не услышит.

Шима Ведда колебалась недолго.

— Йа-гаары — это ночные убийцы, белокостные демоны, стражи Бездны, звери Пэфороса.

Риана побывала в Бездне. Аннон не видел там йа-гааров, но, разумеется, она не могла сказать это шиме Ведде.

— Хотела бы я, чтобы лейна Астар смогла увидеть это, — вздохнула Риана.

— Да, она какое-то время была твоей наставницей... — На лице шимы Ведды появилось озабоченное выражение. — Я ее совсем не знала. Как же, однако, ей не повезло. Такой роковой несчастный случай. Упасть в шахту!

Риана была поражена.

— Где ты услышала о смерти лейны Астар?

— Я была там, когда конара Бартта и конара Урдма вытаскивали ее из шахты. — Ведда содрогнулась. — Ужасное было зрелище: все тело избито и изломано. Какая трагедия!

Риана не ответила. Она знала, что лейна Астар умерла не от падения в шахту, но, опять же, не смела рассказать об этом шиме Ведде, которая, несомненно, тут же бросилась бы к Бартте и, вероятно, закончила бы, как Астар. Заставив себя думать о другом, Риана заинтересовалась игрой света факела на черном полу, на котором был выложен узор из больших базальтовых квадратов и маленьких обсидиановых кругов. Риана ползала на четвереньках по сверкающему черному полу. В самом центре она остановилась.

— Шима, что это?

Шима Ведда опустилась на колени, поднеся факел поближе.

— Явно какая-то круглая плита. — Она обвела пальцами приподнятую окружность. Диаметр плиты был около трех метров.

— Еще один медальон?

— Вряд ли. — Она вставила факел в железную скобу на стене, чтобы освободить руки. — По-моему, это крышка.

— От чего?

Ведда посмотрела на Риану.

— Возможно, в конечном счете твоя первая догадка была верной.

Риана уставилась на крышку.

— Могила?

— Скоро узнаем. — Шима Ведда сняла с пояса короткий железный лом и загнала изогнутый конец в узкую щель между толстыми плитами пола и базальтовой крышкой. — Ну, если ты готова, дай мне руку, дитя.

Они вдвоем нажали на другой конец лома, налегая всем весом. Крышка медленно приподнялась. Исследовательницы всунули лом в увеличившуюся щель, чтобы упереться получше, и снова налегли. Крышка пошевелилась. Поворачивая лом, они ухитрились сдвинуть ее.

И уставились в черный как смоль колодец. Когда шима Ведда принесла факел и подняла его над колодцем, они увидели свои отражения.

— Могила, заполненная водой?.. — пробормотала Риана. Если шима Ведда и ответила, то Риана не услышала. Ее собственное отражение увеличивалось, пока не заполнило все поле зрения, одновременно начав вращаться. Или, возможно, это она завертелась. А стены кубического келла потускнели... стали полупрозрачными... прозрачными... совсем исчезли. Вместо них Риана увидела молекулы, атомы, протоны, нейтроны, электроны и гравитоны. Они собирались вместе, составляя известную вселенную — безмерно сложный узор, появляющийся со всех сторон одновременно. Это захватывало, сбивало с толку, совершенно ошеломляло...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать