Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 7)


Курган повернул голову и сплюнул.

— Я слышал, как многие в'орнны называли эту идею отвратительной. — Иногда он казался точной копией отца-задиры, но на самом деле был хитроумен, как чии-лис, маленькое млекопитающее, обитающее в горах Дьенн Марр. — Подумать только! В'орнны и кундалиане работают бок о бок! Идиотизм! Кундалиане могут вообразить, будто они равны нам.

— И однако, несмотря ни на что, строительство должно начаться через несколько недель. — Аннону не в первый и — он знал — не в последний раз приходилось защищать политику регента. Но это был Курган, товарищ по хингатте и лучший друг. — Знаешь, что я думаю? Мне кажется, отец прав. В кундалианах сокрыто больше, чем мы подозреваем.

— Во будет времечко! — загоготал Курган.

Они уже дошли до деревьев, и Аннону пришлось остановиться. С каждым вздохом его обжигала боль.

— Передохнем? — спросил Курган.

Некоторое время они сидели молча. Аннон думал о кундалианке, на душе было тяжело. Перед глазами стояли прекрасное лицо, снова и снова вспоминался мгновенный обмен взглядами. Ему хотелось знать, откуда она, где сейчас. Он надеялся, что она не наткнулась на шайку кхагггунов.

Курган заострял наконечник металлического стержня.

— Знаешь, будь я гэргоном, мне, наверное, не понадобилась бы повязка. Я бы уже нашел способ залечить рану.

— Гэргоны — техномаги, — сказал Курган, — а не колдуны.

— Разве они не пытаются все время победить смерть? У них же есть поговорка: “Тайну смерти можно разгадать, лишь овладев жизнью”.

— По-твоему, ты знаешь, что это значит?

— Гэргоны — Великая каста, совсем как мы, только их генетически изменили еще до рождения, в плоть, кровь и кости ввели терциевые и германиевые цепи. Они все встроены в одну гигантскую биоматрицу, вот почему они называют себя Товариществом.

Курган засмеялся.

— Сказки, басни, полуправда. Не обманывайся, друг мой, о гэргонах не известно ничего. Впрочем, я бы не дал и ломаного гроша, чтобы узнать, на что они способны. Слишком уж скрытны. Бьюсь об заклад, они полная тайна даже для твоего отца, а он, насколько я знаю, единственный, кто контактирует с ними напрямую. Они занимаются только экспериментами в своих лабораториях. А если ты и прав? Ты действительно хочешь разделить мысли со всеми членами своей касты? Тьфу!

Друзья встали и пошли дальше. У первых сэсалов Курган ускорил шаг.

— Над чем они работают, вот что я хотел бы знать. Какой-то великий план, который держат в страшной тайне. Будь я регентом, я бы нашел способ заставить гэргонов открыть мне их секреты.

— А знаешь, — сказал Аннон, — если бы не было каст, у гэргонов не было бы власти, и мы все могли бы разделить их секреты.

Курган фыркнул.

— Снова кундалианские штучки твоей нянюшки. — Он поднял две пары голоногов, подождал, пока Аннон отыщет лук и снимет ледяных зайцев с ветки дерева. — Касты — синоним цивилизации. Они создают порядок из хаоса. Только вообрази: кхагггуны могли бы стать баскирами. Откуда военным знать тонкое искусство коммерции? А если бы месагггуны захотели стать кхагггунами? Что известно инженерам о войнах? Или если бы геноматекки, наши врачи, захотели стать баскирами? Смешно! И как самый крайний пример: что, если бы тускугггуны захотели стать гэргонами? Я имею в виду, чтобы женщина устанавливала законы для в'орннов? Немыслимо! Что знают женщины о законах, об управлении — или, коли на то пошло, о коммерции? Они рожают детей, растят их, помогают учить и воспитывать. Для этого они и созданы.

— Еще они сочиняют музыку, создают произведения искусства, пишут книги. Они шьют одежду... даже куют броню, которую носят кхагггуны.

— Все так, Аннон. Согласен. Но что с того? Когда ты в последний раз слушал музыку или смотрел на произведение искусства?

“Два дня назад, — подумал Аннон, — когда не мог уснуть и Джийан пустила меня в мастерскую. Я видел скульптуры, которые она создает, когда не заботится обо мне или об отце”.

— Можешь вообразить, чтобы женщина носила броню, которую сделала? — продолжал Курган. — Я сам смеялся бы до упаду над такой картиной. Понимаешь, в чем дело, — продолжал он, пока они шли по густой сэсаловой роще. — Ты смотришь на проблему не с того конца. Единственный способ узнать их секреты — получить контроль над самими гэргонами.

— Да неужели? И как ты намерен добиться этого?

— Понятия не имею. Но должен быть способ. Боль в грудной клетке не удержала Аннона от смеха.

— Вот как? Лет через триста, когда найдешь его, дашь мне знать.

Смеясь, друзья исчезли в густом лесу, направляясь к дороге в Аксис Тэр.

Город — дома цвета белого перца, дворцы цвета корицы, склады цвета киновари, лавки и мастерские под ярко раскрашенными навесами из ткани — был распланирован и логично, и артистично, веером к северу от моря Крови. Ныне этот веер сжимал могучий бронированный кулак, потрескивающий ионной энергией. Музыка стихла, театры стояли темные и пустые, праздники были запрещены — культура загасла, как пламя. Под властью в'орннов Аксис Тэр приходил в упадок, подобно величественному зданию, наполовину занесенному песками.

— Аннон, твой отец желает, чтобы ты провел вечер с ним во дворце, — сказала Джийан, как только мальчики вошли. Она казалась встревоженной. Впрочем, Аннон этого не заметил.

— Смотри! — Он подал ей добычу. — Я убил двух ледяных зайцев.

— Из моего лука? — спросила Джийан, забирая у него оружие. — Ты даже не применял окумммон? Ни разу?

Курган, фыркнув, покачал перед ними двумя парами голоногов.

— Если бы применил, ему не пришлось бы полагаться на удачу!

— Удача не имеет никакого отношения к стрельбе из лука, — сказала Джийан. — Все дело в искусстве.

Курган презрительно рассмеялся.

— Как будто мне стоит слушать тебя!

— Не повредило бы, — спокойно заметила Джийан. Курган склонил

голову набок. На его лице появилась самодовольная ухмылка.

— Следуя этой логике, стоит послушать и что болтает раскачивающийся на ветке трехпалый ленивец.

— В голове ленивца хранятся тайны, каких ты и представить не можешь.

— О да! — Курган открыто рассмеялся. — Например, как болят от испражнений интимные места!

Он повернулся, пошел к буфетной и там присел на толстую деревянную шинковальную колоду. Аннон не сводил глаз с лица Джийан, боясь увидеть то же выражение, что и на лице девушки в ручье.

Но Джийан была отважна, как настоящий в'орнн. Она носила длинное, до полу, красно-коричневое — цвета регента — платье, как и все женщины в хингатта лииина до мори. Одежда тускугггунов различалась цветами. Талию стягивал кушак из полуночно-черного шелка, еще одна полоска такого же шелка не давала падать на лицо густым медного цвета волосам. Джийан ходила с непокрытой головой — в отличие от в'орннских женщин, которым полагалось носить традиционный сифэйн, что-то вроде тяжелого капюшона. Все воспринимали это вызывающее поведение как проявление дикости. Порядочные тускугггуны никогда не разгуливают на людях с обнаженными головами. Такого рода эротический стимул лучше оставлять для спальни... или для лооорм — тускугггун, профессия которых — продавать свои тела в'орннским мужчинам всех каст. Не менее возмущало всех и платье без рукавов, оставляющее руки открытыми. Проведя среди в'орннов столько лет, Джийан по-прежнему вызывала по меньшей мере жгучее любопытство. Даже здесь, в хингатта лииина до мори, тускугггун смотрели на нее со странной смесью презрения и зависти.

— Ты бы продолжал смеяться, если бы я превзошла тебя в стрельбе? — сказала она в спину Кургану.

Тут уж все тускугггун оторвались от рисования, проектирования, сочинения, ковки и прочих ежедневных обязанностей, связанных с детьми. Как и во всех построенных кундалианами строениях, в'орнны переделали прекрасное асимметричное пространство с центральным атриумом, открытым всем стихиям, в утилитарные каморки, в данном случае — чтобы восемь женщин, составлявшие хингатту, могли работать и жить со своими детьми. Там, где некогда росли сады, выросли многочисленные каморки, алтари Миины разломали, а сводящую с ума, похожую на лабиринт планировку сменил математически точный стиль. Как и во всех аспектах жизни в'орннского общества, размеры каморок диктовались иерархической моделью, связанной со сложной формулой, увязывающей искусство, старшинство и родство.

Как воспитательница единственного сына регента Джийан жила в самой большой из этих комнатушек. Это раздражало бы остальных тускугггун, даже не будь она кундалианкой. Самое забавное, что Джийан вовсе не стремилась владеть помещением побольше и охотно бы поменяла его на другое, если бы в'орннское общество допускало такое нарушение.

Теперь же тускугггун встали как одна и собрались в центральном атриуме. Если кундалианка и сознавала их испытующие взгляды, то ничем не выдала этого. Она не сводила пристального взгляда с открытой двери буфетной.

Курган появился довольно скоро — шел медленно, напустив на себя безразличие, и только Аннон разглядел, что оно напускное. Курган любил быть в центре внимания, это значило для него не меньше выгодной сделки. Сила прибывала в нем, как солнце в полдень.

— И как бы ты это доказала?

— Я бы предложила состязание в стрельбе.

— А, состязание? — Черные глаза Кургана блеснули хитро, как у снежной рыси. — Обожаю состязания.

— Неудивительно, — безразлично сказала Джийан. — Ни один в'орнн не может устоять перед такой возможностью.

— В этом ты эксперт. — Он подошел туда, где она прислонила лук к известняковой стене, и взвесил его в руке. Ухмыльнулся, теперь уверенный в себе. — От имени в'орннов я принимаю вызов. — Юноша подошел к Аннону и протянул другу кундалианский лук. — Я воспользуюсь окумммоном, а твой маленький хозяин — этим низшим...

Слова замерли у него на устах, когда Джийан взяла лук сама.

— Ты будешь состязаться со мной.

— С тобой? Это просто несерьезно.

— Я говорю совершенно серьезно. Ты воспользуешься в'орннским звеном, а я — этим! — Она подняла лук над головой.

— Ты смеешься надо мной, рабыня! Я отказываюсь от этого фарса!

— Невозможно. Ты принял вызов перед всей хингаттой. — Джийан махнула рукой.

— Ноя...

— Она права, Курган, — сказал Аннон. — Ты принял вызов.

“Предатель!” — подумал Курган. Почему Аннон встал на сторону кундалианской рабыни? Неужели он испытывает какие-то чувства к низшему существу только потому, что она выкормила, вырастила его, заботилась о его нуждах? Ведь таково предназначение тускугггун. Да и кто слушает прислугу?! Возможно, Аннон сказал так просто из озорства, чтобы унизить его. В любом случае, понял Курган, от Аннона помощи ждать не приходится. Он обвел взглядом лица собравшихся. Было ясно, что ни одна из тускугггун, даже его мать, не станет протестовать. “Чего еще ожидать от женщин”, — мелькнула горькая мысль. Они не будут возражать Джийан напрямую, но у нее за спиной... ох какие они специалисты разбирать ее по косточкам!.. Потом ему пришла еще одна мысль: что, если они, как и он, боятся кундалианской колдуньи? Его охватил гнев. Бояться? Кундалианки? Позор! Он — старший сын Веннна Стогггула, прим-агента баскиров! Он примет вызов любого инопланетного колдовства и растопчет его в пыль! У него есть окумммон. Он связан с гэргонами!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать