Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 70)


Риану, превратившуюся в чистую энергию, охватило чувство падения — падения сквозь субатомный мир.

— Я Припрыгаю, — сказала она себе с благоговением.

Чистая энергия, в которую она превратилась, обжигала, как раскаленные угли. А потом она вдруг снова стала собой — телесной, из плоти и крови, в вещественном мире.

Пошатываясь от головокружения, девушка огляделась. Она попала в маленькую, тускло освещенную шарообразную комнату, где пахло плесенью, как от давно не используемого буфета. Книги в кожаных переплетах выстроились на изящных серебряных полках от пола до потолка, были навалены беспорядочными грудами на каменном полу. А в единственном громадном кресле из ядровника, украшенном замысловатым орнаментом, сидела такая же громадная женщина, облаченная в волнующееся бирюзовое одеяние с золотыми кисточками по краям.

— Добро пожаловать, Риана, — сказала она обманчиво веселым, музыкальным голосом. — Я много веков ждала встречи с тобой.

21

Глаз

— Мне наплевать, кто эти чужаки, — сказал Дамми самым воинственным тоном. — Им нельзя оставаться.

Сильному, подвижному шестнадцатилетнему юноше, как и Элеане, после вторжения в'орннов пришлось повзрослеть слишком быстро. Оба осиротели, когда родителей убили в'орннские охотники, что, возможно, и предопределило их приход в ряды борцов за свободу. Что еще осталось в жизни у молодых людей, кроме друг друга и ненависти к в'орннам?

Они выросли вместе, и Дамми мечтал, что они будут вместе до самого конца. Превращение Элеаны в мыслящую, самостоятельную охотницу ошеломило и, как ни странно, опечалило его. Вот почему он так упорно возражал против ее периодических походов в Аксис Тэр для встреч со связником, снабжавшим их сведениями, деньгами и оружием. Когда у них произошел эмоциональный разрыв, Элеана поняла, что уничтожила его представление об их маленьком, герметически запечатанном мирке, но беспокоило ее другое: Дамми не понимал, что она задыхается в нем. Появление Аннона ощутимо подтвердило: здесь для нее больше нет будущего. Она влюбилась в Аннона — безумно, глубоко, бесповоротно. Урон был слишком велик и безвозвратен. И все-таки им следовало поладить друг с другом.

— Как мне заставить тебя понять? — спросила она.

Они находились в подземном центре ячейки Сопротивления, под строением по соседству с тем, куда Элеана привела Джийан и Хачилара. Над ними стоял старый амбар, забитый стойлами, где держали коров и чтавров. Потайной люк под высушенной крив-травой, разбросанной по утоптанному земляному полу, вел по грубой ядровниковой лестнице в нервный центр их операций. Пустые комнаты, заваленные топографическими картами, показывали, чем занимаются хозяева, ничем не выдавая их личностей.

— Это ты не понимаешь. Если бы ты приняла Кэру, как я и остальные члены ячейки, не пришлось бы вести этот глупый спор. Новая религия делает нас сильнее и не связывает ни с какими богинями, ни с какими древними ритуалами. Если бы ты сходила хоть на одну службу, ты бы поняла. Чужаки — угроза для нас... для всех нас.

— Какие высокие слова!

— Я думаю о ячейке, Элеана. О ком думаешь ты? О себе? Ты называешь этих чужаков друзьями, но один из них — в'орнн... к тому же кхагггун! Более того, свор-командир, который всего три месяца назад возглавлял облаву.

— Я ведь объяснила, Дамми.

— Да, объяснила, и, откровенно говоря, мне кажется, ты сошла с ума! Укрыть кундалианку-колдунью и в'орнна-кхагггуна — при том, что их обоих разыскивают по приказу нового регента! — Юноша покачал головой. — Если бы я не видел этого своими глазами, то не поверил бы!

— Их враги — наши враги. С тактической точки зрения, они могли бы очень пригодиться.

— Нет, Элеана, решение не обсуждается. Ей хотелось топать ногами от гнева.

— Какой же ты тупица! Неужели ты не понимаешь, что вредишь себе, желая досадить другим?

Он сложил сильные руки на груди.

— Усилив репрессии, в'орнны сделали свои намерения предельно ясными: они хотят уничтожить нас. Большинство ячейки высказалось.

— Я не верю, что они против меня.

— Товарищи считают, что тебя заколдовали.

— Ты веришь в это, Дамми?

— Ты — уже не та девушка, которую я когда-то знал. С моей стороны утаить это от друзей было бы непорядочно.

— Значит, ты против меня. Ты думаешь, что я изменилась, хотя на самом деле другим стал ты. Кэра сделала тебя упрямым и черствым.

— Она открыла мне глаза на новые угрозы.

— Я-то не околдована, а вот ты — возможно. Опасность, которую вижу я, исходит не только от в'орннов, но и изнутри Сопротивления. Помнишь, как было пять лет назад, когда нас тренировали? Где связи, где согласованность между ячейками? Сейчас ячейки разнятся по методам, принципам, целям. Руководители отвернулись от учения Великой Богини, предались новой искусственной религии. Они превратились в тиранов.

— Я был прав. Ты стала помехой... хуже того, угрозой нравственности.

Элеана рассмеялась ему в лицо.

— Нравственности? О чем ты говоришь? Нравственность не может существовать без идеализма. А где наш идеализм? Его погубили истощение, гибель семей, стариков, для которых идеализм горел, как солнце. Мы не лучше в'орннов. Нашу общую веру заменило что-то уродливое, подлое, что-то совсем другое — бессмысленный порыв к кровопролитию.

— Довольно! — Он перестал ее слушать. — Чужаки должны убраться с нашей территории к ночи, и все.

Дамми повернулся к выходу, однако остановился, услышав ее голос.

— Ты делаешь ошибку.

— И ты называешь меня тираном? — Он обернулся, посмотрел на нее в упор. — Это ты едва не навлекла на нас беду, когда в прошлый раз оказала помощь колдунье и ее проклятому в'орннскому питомцу. Как ты могла находиться с ним в одном помещении, не говоря уже о том, чтобы помогать ему, выше моего понимания. Но я знаю, что это было глупой ошибкой.

Сердце колотилось; решение подталкивало ее к краю — краю, к которому она, как теперь понимала, шла почти всю

жизнь.

— Им нужна моя помощь. Ты не можешь запретить мне делать то, что я хочу.

Глаза Дамми сверкнули праведным гневом. Ее затошнило от отвращения, написанного у него на лице.

— Будь осторожна в своих желаниях, Элеана.

— Чего я не могу понять, — сказал Реккк, — так это как кундалианская колдунья оказалась на службе у Веннна Стогггула.

— Я не настолько хорошо знаю Малистру, чтобы говорить наверняка, — ответила Джийан. — Одно точно: если мы не остановим ее, нам придется плохо.

— Простите, конечно, — вмешалась Элеана, — но мне кажется, что первым делом надо остановить Олннна Рэдддлина.

Они сидели за расшатанным деревянным столом в домике, где жили Элеана и Дамми. Элеана немного волновалась, приведя сюда в'орнна, однако колдовское происшествие достаточно напугало ее, чтобы заставить по крайней мере выслушать их предложение. Войдя, девушка заметила, как они осматриваются, и, как часто бывает, увидала себя их глазами. Маленький дом был плохо обставлен тем, что она и Дамми спасли после гибели родителей: старая, потрепанная мебель, мелочи, внезапно показавшиеся бессмысленными, обычный хлам. Ей внезапно пришло в голову, что у них нет ничего своего — если не считать карт, схем и планов, покрывавших большую часть стен. Но это принадлежало Сопротивлению. Вся их жизнь была посвящена борьбе с в'орннами, с десяти лет, когда родителей выследили и убили кхагггуны.

Джийан повернулась к Элеане:

— Так ты поможешь нам?

— Не знаю. — Элеана нервно поглядывала на Реккка, который продолжал осматривать дом. — Я еще не решила.

Реккк обернулся, большие умные глаза перехватили ее взгляд.

— Топографические карты, ударные мечи, подробные сведения о передвижениях кхагггунов... У вас хорошо организованная ячейка. — Он улыбнулся, и девушка вздрогнула. — В любом случае я полностью согласен с твоей оценкой. Олннн Рэдддлин — это непосредственная угроза. Ему не потребуется много времени, чтобы попасть сюда.

Джийан нахмурилась.

— Разумеется, вы оба правы. Но меня очень беспокоит участие Малистры. Если она действует по приказу регента, последствия будут гораздо ужаснее Олннна Рэдддлина и его кхагггунов.

Элеана резко встала.

— Он тревожит меня, — заявила она Джийан.

— Я этого не хотел, — сказал Реккк.

— Тогда к чему шутить насчет хорошей организации? Хочешь, чтобы я раскрыла нашего поставщика? Скорее умру.

— Я тебе верю. — Он протянул руки. — Я не имел в виду ничего дурного. Просто высказал свое мнение.

Джийан махнула рукой.

— Сядь, пожалуйста, Элеана. Я знаю, как легко усмотреть скрытый смысл в невинных замечаниях. Страх только погубит нас.

Элеана глубоко вздохнула, успокаиваясь. Потом села напротив Джийан, чтобы можно было смотреть ей в глаза.

— Расскажи, чего вы хотите от меня.

— Дар Сала-ат находится в монастыре Плывущей Белизны в Каменном Рубеже, — промолвила Джийан. — Мы хотим, чтобы ты помогла нам добраться туда.

— Ты говорила, у вас срочное дело.

— Да, — ответила Джийан и рассказала Элеане о том, как гэргоны попытались использовать Кольцо Пяти Драконов, чтобы открыть дверь Хранилища под дворцом регента в Аксис Тэре, как Кольцо убило троих, как теперь оно застряло в двери, превратившись в детонатор механизма конца света, который вызовет страшные сейсмические толчки. — Вся жизнь на Кундале будет уничтожена, — закончила она, — если Дар Сала-ат не окажется у двери к лононским идам, когда начнутся землетрясения.

— Это правда, Джийан?

— Очень боюсь, что так, дорогая.

Элеана промолчала, но у корней волос выступил пот. Она встала, налила в три кружки мед и вернулась к столу.

— Я знаю хорошую тропу на север. — Девушка поставила перед ними кружки, сорвала со стены карту и расстелила на столе. — Вот смотрите. — Она показала пальцем. — Перевал опасный, но чем выше горы, тем больше у вас шансов оторваться от погони.

Джийан кивнула:

— Это хорошо.

— Не совсем, — покачал головой Реккк. — Как ты сказала, нам нужны связи Элеаны, чтобы прятаться до самого Каменного Рубежа.

Джийан посмотрела на девушку.

— Ну так как? — Она накрыла руку Элеаны своей. — Пойдешь с нами?

— Если Элеана согласится, она поведет тебя на север по этой горной тропе, — сказал Реккк прежде, чем Элеана успела ответить. — А я пойду на юг.

— Что? — удивилась Джийан.

— Послушай, я знаю Олннна Рэдддлина. Он не остановится, пока не найдет меня. Либо я встречусь с ним сейчас, либо позже. Если сейчас, я сам выберу время и место.

— Ты, наверное, помешался. Это едва ли идеаль...

— В бою, Джийан, ничто не идеально. Надо ковать победы из храбрости и мастерства. В конечном счете иного не дано.

Элеана, переводившая взгляд с одного на другого, внезапно сказала:

— Сказано истинным в'орнном, равно как и глупым кхагггуном.

Реккк замер, глядя на девушку из-под опущенных век. Джийан почувствовала в нем напряжение, подобное сжатой пружине.

— Ситуация сложилась трудная для всех, — сказала она. — Уверена, Элеана...

— Я сказала то, что хотела сказать. — Девушка встала, уперев кулаки в бока. — Я знаю эти места лучше вас... лучше Олннна Рэдддлина и его банды убийц. — Она пристально посмотрела на Реккка. — Сделай по-своему, и они сожрут тебя живьем.

Он натянуто улыбнулся.

— А что предлагаешь ты?

— Ты прав в одном: удирать, поджав хвост, — не выход. Мы пойдем навстречу врагу, потому что от нас ожидают прямо противоположного. Мы все трое пойдем на юг. Мы все трое приготовимся к бою с Олннном Рэдддлином и его сворой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать