Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 72)


Путники шли вдоль реки, когда та вырвалась на плато, держась западного берега, пока не добрались до опушки. Быстро вечерело. Потемневшее небо на востоке напоминало бархатный задник, усыпанный звездами первой величины. Реккк присел на корточки, женщины тоже. Они смотрели на юг, где лес редел, высматривая движение.

— Я знаю Олннна Рэдддлина, — сказал Реккк. — Он не станет пользоваться моей стратегией — слишком заносчив. Для него победить меня, используя мою же стратегию, значит не победить вовсе.

— Есть у тебя идеи, что он будет делать? — спросила Элеана.

— Несколько. Когда я увижу разведчиков своры, у меня появятся первые ключи.

Джийан посмотрела на него.

— Я беспокоюсь. Сколько ни пробую, не могу представить себе способа, как трое могут нанести поражение целой своре кхагггунов.

— Олннн Рэдддлин тоже не представляет, — улыбнулся Реккк. — И в этом наше преимущество.

Вода бурлила у гладких, блестящих скал и переливалась через край плато стремительным водопадом. Радужнокрылые пилоиглы порхали низко над водой. Зелено-красные пятнистые лягушки-веры поднимали из воды головы, чтобы глянуть на них, и исчезали. Крохотные серые раковины пресноводных муоддов прилепились вдоль берега у журчащей воды.

Реккк заметил, что Элеана смотрит на его окумммон, однако решил не обращать внимания на ее испытующий взгляд.

— Насколько круты южные подходы к плато? — спросил он.

— Спуститься можно только на веревке. — Девушка пожала плечами. — А катеров у нас нет.

— Что на востоке?

— Там дорога длиннее, зато скалы не такие отвесные: полазить придется, но без веревок и крюков можно обойтись. — Она дернула головой. — Ты расскажешь, как тебе досталась эта штука? Я таких окумммонов еще ни разу не видела.

Сначала Реккк хотел пропустить вопрос мимо ушей. Потом задумался. Несмотря на относительную юность, девушка была очень умной. Отговорки с ней не годились, как и уклонение от ответа. В любом случае ни то, ни другое не вызовет ее доверия, а без этого он, вероятно, не сможет выполнить свою задачу.

— Это не окумммон, — сказал он. — По крайней мере по стандартному определению.

— Но его вживили гэргоны.

— В качестве эксперимента, — ответил он. — Меня нельзя Призвать. Да и как? Я из Малой касты. Какое гэргонам дело до моего мнения? Однако этот окумммон может то, чего не могут баскирские. Он в состоянии преобразовывать пять элементов — землю, воздух, огонь, воду, дерево — во все, что я захочу. — Реккк извлек из окумммона тонкую сочлененную проволоку.

Элеана смотрела на нее с каким-то зачарованным ужасом.

— Но ты не можешь... в смысле, это же техномагия гэргонов.

— Как я сказал тебе, — Реккк лениво ковырял проволочкой влажную землю, — это эксперимент. Я теперь отчасти гэргон.

— С моей точки зрения, — отрезала она, — из-за этого ты еще меньше заслуживаешь доверия.

Он кивнул:

— Ты права в своих подозрениях. Хочешь верь, хочешь нет, но у меня тоже есть подозрения насчет гэргонов. Их неясные мотивы, явное пренебрежение к другим формам жизни — часть в'орннской культуры с незапамятных времен. Однако последнее время я стал видеть гэргонов в совсем ином свете. Во-первых, это не единая каста, как кажется. Фундаментальные философские разногласия раздробили Товарищество. И есть еще что-то, связанное с Кундалой...

— С Кундалой? — Элеана нахмурилась. — Что ты имеешь в виду?

— Нит Сахор — тот самый гэргон — не похож на других. Он — сторонник перемен, тогда как остальные из Товарищества непреклонно стоят за единообразие, сохранение статус-кво. Истина, которую увидел Нит Сахор, как я начинаю понимать, заключается в том, что мы, в'орнны, оказались во власти застоя. Вечные гэргоновские поиски знаний никуда не привели. Мы в тупике. И из всех планет всех галактик мы оказались сейчас здесь. Сахор хочет спасти Кундалу, как хотел Элевсин Ашера, как хочу я.

Элеана поймала блестящего пурпурно-черного жука.

— Этот жук-марк совершенно безвреден. — Она смотрела, как тот мечется в руке. — Но его близкий родственник — рогатый, немного меньше — смертельно ядовит. — Девушка подняла взгляд на Реккка. — Различить их трудно, а в тени или по ночам часто невозможно. — Она разжала руку, и жук улетел. — Тогда спасти может только инстинкт.

— И что говорит тебе инстинкт? — спросила Джийан. Элеана посмотрела на нее.

— После ста одного года в'орннской оккупации приведи мне хоть одну конкретную причину, почему я должна верить его словам. — Она смахнула с рук грязь. — На ночь лучше остановиться здесь. Так мы с первыми лучами солнца сможем заметить приближение врага. Но никакого костра — нам нельзя себя выдать.

Реккк и Джийан начали устраиваться. При свете четырех лун съели холодный ужин. Аппетита не было, говорить тоже было не о чем. Реккк погрузился в размышления. Джийан, охваченная дурными предчувствиями, смотрела на коконы. Она часто делала так, когда была одна: не хотелось, чтобы Реккк видел, как она напугана. Она солгала ему об истинном происхождении коконов; он не подозревал об их колдовской природе. Какие законы она попрала, когда нарушила колдовской круг Нантеры? Что коконы делают с ее руками? Джийан уже чувствовала, как по ним течет странная сила, отчего они казались похожими на гибкие железные прутья, гнущиеся туда-сюда. Часто по пальцам пробегала странная пульсация жара, словно корнеподобные сочленения, созданные коконами внутри нее, закачивали в ее жилы эликсир. Иногда ладони

становились холодными, как лед, висели мертвым грузом на концах запястий, и она отчаянно пыталась шевелить пальцами, боясь, что их парализовало.

Элеана сидела, обхватив руками колени. Она еще не могла думать об Анноне и старалась не думать о Джийан и Реккке.

Много лет она убеждала себя, что без родителей лучше, что они были только надоедливой помехой. Они с Дамми часто смеялись над подростками, у которых есть без толку командующие ими родители. Только теперь, оглядываясь назад, Элеана смогла почувствовать горечь этих насмешек, понять, что в основе их лежала зависть. Она думала об их доме, стенах, завешенных картами и схемами, создающими иллюзию, будто они знают, куда идут. Теперь ей пришло в голову, что карты превратили старый дом во временное жилье, военный лагерь, устроенный быстро и дешево, который можно разобрать в мгновение ока. Они не только забыли родителей, но и отвернулись от их образа жизни. В азарте борьбы с в'орннами они потеряли и себя, и связь со своей культурой.

Из глаз покатились слезы, обжигая щеки. Элеана отвернулась; эти мысли сводили с ума. Она встала, притворно потянулась и объявила, что будет сторожить первой.

Реккк посмотрел, как она исчезает в темноте, и сел рядом с Джийан.

— Тебе лучше поспать.

— Я не очень устала. — Джийан остро, почти болезненно сознавала его близость. Наконец-то она набралась храбрости определить мучащее ее желание.

— Ты произнес для Элеаны вдохновенную речь. Интересно, сколько в ней правды?

— Если я солгал ей, то лгу и тебе.

— Я думаю о Ните Сахоре. Хоть кто-то вообще представляет, что на уме у гэргона?

Реккк повернулся к ней, его глаза блеснули.

— Я знаю, что он искренен в желании спасти нас от уничтожения.

— О, не сомневаюсь. Ведь это он рассказал нам об активации механизма Тэмноса и таким образом признал, что Товарищество подвержено ошибкам — и уязвимо. Нет, он наверняка искренне хочет помочь нам найти Дар Сала-ата. Но я сильно подозреваю, что причина не только в этом. Чего на самом деле хочет гэргон?

— Не знаю, — признался Реккк. — Возможно, у него на уме более долгосрочные планы.

— Он знает Древнее наречие, он знал, кто я. Он упоминал Город Миллиона Самоцветов, святое место, которое мы называем Землей Пяти Встреч. Город существовал когда-то в невообразимые времена, затем погиб в ужасном пожаре. По легенде, тот, кто найдет Землю Пяти Встреч и выпьет из ее Божественного Колодца, станет бессмертным.

— Святая святых гэргонов!

— Да, Элевсин говорил мне. Но, видишь ли, Божественный Колодец нельзя открыть без Жемчужины, а Жемчужину нельзя найти без Дар Сала-ата. Понимаешь, почему я не доверяю ему?

Реккк кивнул.

— А Элеана не доверяет мне. Ну мы и компания! Она посмотрела на его силуэт в темноте.

— Сейчас у нас нет другого выбора, верно?

— Конечно, — хмыкнул Реккк. — Или пересечь те сады на юге с первыми лучами солнца.

Порыв ветра пошевелил вершины ядровников. Ухнула сова. Клочок облака закрыл одну из лун, отчего звездный свет стал похож на нити паутины. Постепенно небо потемнело, и они ощутили давление опускающихся туч. Над плато раскатился гром, будто рев хиндемута. Донеслась скороговорка дождя, листья на деревьях заволновались.

— Я прибыл на Кундалу с первой волной, — тихо сказал Реккк. — Почему за все это время я ни разу не видел молний?

Джийан помолчала.

— Я отвечу на твой вопрос, если ты сначала ответишь на мой.

Он кивнул.

— Среди моего народа много предположений, много споров... сколько живут в'орнны?

Реккк улыбнулся.

— Мне почти двести лет, Джийан. Думаю, Ниту Сахору около шестисот. И однако почти тысяча лет жизни для гэргонов недостаточно. Поиск бессмертия провел нас через несчетные галактики, стоил другим расам миллионов жизней. — Он повернулся к ней. — Ну, так что с молниями? Джийан облизнула губы.

— Молний не было уже больше столетия, — прошептала она. — И все это время никто не знал почему. Возможно, потому, что молнии посвящены Миине, а может, это просто еще одна из тех древностей, что ушли за завесу в новую эпоху.

— Ты хотела сказать: эпоху оккупации.

— После разговора с Нитом Сахором мне кажется, я понимаю: эпоха перед гибелью Кундалы.

— Не надо таких черных мыслей. Если мы справимся, Кундала выживет; она будет жить и увидит рассвет новой эры.

— Откровенно говоря, какие у нас шансы? Теперь, когда Веннн Стогггул использует Малистру, у нас их просто нет!

— Рэннноны привыкли к безвыходным ситуациям. Любых шансов, самых ничтожных, достаточно, чтобы не дать надежде погаснуть.

Джийан тяжело вздохнула.

— Почему жизнь так тяжела? Она полна печалей, разочарований и страха.

Реккк пошевелился рядом с ней.

— Интересно, что нужно, чтобы вернуть Кундале молнии? Да, он любил ее — несмотря на ее ненависть, презрение, страх. Что бы она ни сказала или ни сделала, это ничего не меняло. Его любовь к ней была как скала, как море, как звезды, что сияют даже сквозь собирающиеся тучи. Тучи уйдут; звезды останутся.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать