Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 84)


Бартта покачала головой. “Книгу Отречения” не следовало реставрировать. Она не давала такого разрешения, однако аккуратные заметки на табличке реставраторов указывали, что шимы начали работать с ней. Что на них нашло? Теперь уже слишком поздно — для обеих. Бартта отогнала мысли о том, что произошло. В данный момент ее заботило, что Священная Книга пропала. Она сама узнала о ней только по чистой случайности, когда много лет назад Джийан рассказала, как наткнулась на книгу.

Возможно ли, что Риана научилась Припрыжке, что она узнала про “Книгу Отречения” и украла ее? Как такое возможно, кто мог рассказать ей? Бартта была совершенно уверена, что Астар не знала настоящего значения книги. Не могла она и научить Риану Припрыжке.

Тут ее словно кольнуло. Бартта прижала губы к центру лба Рианы, нащупав холодный кружок — Сферу Связывания. Открыла Глаз Айбала и вгляделась в глубины заклятия, наложенного на Риану. Сфера Связывания соединяла одного человека с другим. Она соединяла Бартту с Матерью. И соединяла Риану с Барттой. Если Матерь каким-то образом сумела вступить в прямую связь с Рианой, Сфера Связывания покажет это.

Бартта вгляделась в сердце заклятия и. тихо выругалась. Дар Сала-ат нашла Матерь! По крайней мере Матерь не смогла заметить Сферу Связывания, которую Бартта набросила на Риану. Куриная Слепота — второе заклятие Кэофу, вплетенное в Сферу, — сделала свое дело. Это, конечно, доставило ей какое-то мрачное удовлетворение.

Мысли неслись вскачь. Открытие тайной деятельности Матери влекло за собой еще более неотложные вопросы, требующие немедленных ответов. Разоблачение Астар подтвердило ее давние подозрения, что в монастыре существует заговор. Если заговорщицы пронюхают, кто на самом деле Риана, какие силы дремлют в ней, они используют девушку против нее. Наверняка Матерь узнала в Риане Дар Сала-ата. А это недопустимо. Риана принадлежит Бартте и должна и дальше принадлежать ей, поднимая ее на приливной волне силы.

Сосредоточившись, Бартта с огромным мысленным усилием переместила фокус Глаза Айбала. Она взяла пальцы Рианы, присмотрелась к подушечкам через линзу колдовского Глаза. Сердце екнуло. Вот безошибочные остатки липкого заклятия, которое она наложила на поля страниц книги, колдовская тревога, чтобы предупредить ее, если кто-то читал книгу. Вот почему она бы никогда не разрешила реставрацию. Вот доказательство, что Риана украла книгу, что это она Припрыгала. Каким образом?.. Матерь! Сколько еще заговорщиц она завербовала?

Бартта убрала остатки липкого заклятия, чтобы Риана не обезумела, как реставратор, которая тоже касалась страниц книги.

Риана застонала от боли, и Бартта применила Облако Дремы, чтобы успокоить ее. Девушка затихла.

Бартта закрыла Глаз, потерла виски, желая остановить ужасную пульсацию. Каждый раз, когда она использовала Глаз, боль пронизывала ее, как яд. Во вселенной — любой вселенной — по крайней мере один принцип был постоянным: у каждого действия есть противодействие. Так, применение колдовства Черной Грезы оставляло за собой вредный след — осадок, извлеченный из волокнистого корневища зависти-ненависти-вожделения. Это вещество липло к ней, как смола. Только наркотики приносили хоть какое-то облегчение. Бартта массировала виски и тихо стонала. Колдовство вплелось в самую ее

сущность так же проворно, так же коварно, как ползучее растение-паразит. Теперь она не могла жить иначе. Не имело значения, какую еду она ест, какую воду пьет, каким воздухом дышит. Пути назад не было. Колдовство изменило ее так же надежно, так же бесповоротно, как если бы заменило ей легкие жабрами.

Бартта собралась с силами для того, что собиралась сделать. Это было опасно, но она не смела отступить. Вся ее жизнь зависела от сохранения силы — как раньше у конары Моххи. Дар Сала-ат уже стала слишком могущественна, причем прямо под носом у Бартты. Теперь ясно, что Риана не поддается контролю. Что произойдет, если она позволит Риане набрать силу? Это будет ее концом. Она будет изгнана, опозорена и унижена. Всю жизнь Бартта хотела только одного — возглавлять рамахан. Она посвятила себя этой цели, пожертвовала ради нее всем, и теперь, когда власть у нее в руках, никто и ничто не заставит ее сдаться. Что такое Дар Сала-ат, как не миф? Матерь воскресла из мертвых, но остались ли у нее колдовские силы? Нет. Защитила ли Жемчужина Кундалу от в'орннов? Нет. Есть ли у Миины сила спасти свой избранный народ? Нет. Так кто сказал, что эта девочка какая-то особенная? Кто сказал, что она может спасти кундалиан? Миина?

На все эти вопросы Миина не отвечала. Богиня молчит, молчит уже больше ста лет.

Нет, если Бартта и научилась чему-то на пути к руководству Деа Критан, так это тому, что важна лишь сила. У нее не было выбора. Надо действовать — и действовать немедленно.

Сделав несколько ритуальных вздохов, Бартта сплела вокруг себя Клубок Безмятежности. Окружающее слегка поблекло — как и она для окружающих. Используя эту отсрочку, она вынесла Риану из чудовищных келлов обратно в знакомый и успокаивающий монастырь... ее монастырь, где позднее утро заявило о себе яркими золотыми лучами солнечного света, в которых танцевали пылинки.

Никто не встретился ей, когда она шла по коридору. Железные петли протестующее заскрипели, когда распахнулась дверь из ядровника. Свет хлынул в темноту, освещая путь, когда Бартта усаживала Риану в покрытое рунами аммоновое кресло, стоявшее на украшенном резьбой постаменте посреди комнаты. Несколько месяцев назад она оттерла последние засохшие пятна крови Астар на каменном полу.

Привязав Риану к креслу, Бартта обошла комнату по кругу, зажигая камышовые факелы, пока все не было залито их жарким оранжевым сиянием. Потом подошла к двери и закрыла ее тихо, почти благоговейно; прижалась влажным лбом к древнему дереву.

Медленно и аккуратно установила хад-атту, расчехлив древнее орудие, поднимающееся в тени у противоположной стены, подобно мифическому нарию. Наконец ввела похожий на флейту хрустальный столб в приоткрытые губы Рианы. Она использовала Глаз Айбала, чтобы не думать о том, что творит. Одно из многих преимуществ колдовства Черной Грезы: оно помогало обособиться от сомнительных или отвратительных дел. Бартта никогда не сожалела о сделанном и не пересматривала принятых решений.

Все было готово.

Ласково поглаживая хад-атту, Бартта разбудила Риану.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать