Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 94)


— Вы?

— Став партнерами, наши Консорциумы образуют внушительное коммерческое объединение. Достаточно внушительное, чтобы Консорциум Ашеров не боролся с нашим участием в За Хара-ате, как ни отвратительно для них мое присутствие. — Регент поднял бокал. — Итак, давайте начнем заново. Что скажете?

— Я не в силах забыть, что вы сделали с Кефффиром Гутттином.

— В другой жизни. И все же. Чем я могу доказать свою решимость? Наказать преступника?

— Курган Стогггул — ваш сын.

— Сыновей наказывают точно так же, как остальных. — Регент поджал губы. — Скажите, Бак Оурррос, вы этого хотите? Если так, я немедленно приму меры.

— Я не похож на гэргонов. Я не вершу месть по доверенности.

— Тогда давайте сегодня забудем о мести. Давайте есть рагу из прыгуна и пирог с голоногами и представлять себя в Корруше. Давайте говорить о будущем и о За Хара-ате.

Бак Оурррос нехотя поднес бокал к губам, но не пил, пока регент не сделал первый глоток.

— Превосходный нумааадис, — сказал он. По горлу пробежал огонь, на глазах выступили слезы.

Регент кивнул и сделал знак тихо стоявшему рядом слуге подавать на стол. Мальчик разложил пряное рагу по медным тарелкам, разрезал огромный пироге голоногами на куски и подал сначала Оуррросу, потом Стогггулу. Телохранитель от предложенной еды отказался.

— Не обижайтесь, регент, — сказал Оурррос. — На работе он не ест и не пьет.

— Тогда ему не повезло, — сказал Стоптул, бросив взгляд на слугу. Мальчик забрал еду и поставил на боковой стол позади телохранителя. И замер там — неподвижный и немой, как статуи, украшающие комнату.

— Как вам коррушская еда? — спросил регент, зачерпывая еще мяса, потом съел большой кусок пирога.

— Оба блюда восхитительны, — ответил Оурррос. — По-моему, я никогда не пробовал ничего подобного. Пирог с голоногами особенно вкусен.

— Полагаю, нам лучше привыкать к этой еде. Что скажете?

Бак Оурррос понимал, что имеет в виду Стогггул. На миг задумался, прежде чем ответить. Он, конечно, мог промолчать или перевести разговор на другую тему, но желание увидеть реакцию регента победило.

— Хотя, согласно моему распоряжению, вы и прекратили строительство, — продолжал Веннн Стогггул, — надо обсудить массу деталей по использованию рабочей силы и кредитованию. Консорциум Гутттинов не выполняет обязательств по выплатам. — Он вытер губы. — Насколько я понимаю, они должны теперь выйти из программы. Консорциум СаТррэнов способен привлечь дополнительный капитал, а вот вы, боюсь, нет. — Он улыбнулся. — Сорннн СаТррэн сообщил мне, что не намерен наращивать вложения капитала. Вот здесь и вступает Консорциум Стогггулов. Мы желаем и можем предоставить необходимую сумму в обмен на статус первого партнера.

— Мне также сообщили о прискорбном решении Сорннна СаТррэна, — с улыбкой произнес Бак Оурррос. — Я договорился со своим банком о ссуде, которая покроет требуемую сумму. Вынужден вас разочаровать, регент. Бизнес есть бизнес.

— Я вижу, вы съели пирог с голоногами. — Стогггул сделал знак слуге. — Хотите еще кусочек?

— Пожалуй, хо...

Лицо Бака Оуррроса внезапно побелело. Телохранитель рванулся было к хозяину, однако мальчик, стоявший у него за спиной, нанес удар ножом для мяса. Острие пронзило тыльную сторону руки телохранителя, приколов ее к столу. Пока он старался вытащить клинок, мальчик схватил его за голову и быстрым умелым движением свернул шею. Потом отступил, и телохранитель упал.

Тем временем Бак Оурррос, вцепившись себе в горло, умирал от яда, которым Стогггул собственными руками посыпал пирог с голоногами. Эту смесь колдовских трав Малистра хитростью заставила его попробовать в их первую встречу, обеспечив ему иммунитет.

С любопытством и удовольствием наблюдая за предсмертной агонией Бака Оуррроса, Стогггул сказал:

— К сожалению, ты всегда считал себя умнее меня. Бак Оурррос, глаза которого почти вылезли из орбит, хрипел, как умирающий лорг, когда в комнату вошел крыл-генерал Неффф.

— Все в порядке, регент? — спросил он, оглядев комнату.

— В полном, — ответил Стогггул. — Похоже, что-то вызвало у Бака Оуррроса аллергическую реакцию.

Неффф подошел к столу.

— В'орнну с аллергией следовало бы внимательнее относиться к еде. — Он отступил, когда рот Оуррроса широко открылся, и на пирог с голоногами хлынула кровь. — Надо сжечь все это, не так ли? — Он сделал знак мальчику — одному из отборных хааар-кэутских убийц, — тот быстро взял блюдо с пирогом и куда-то унес.

— Теперь начинается самое забавное, — сказал Неффф, закидывая Бака Оуррроса на плечо.

— Жаль, — вздохнул Стогггул, вытирая жир с подбородка. — При других обстоятельствах он, наверное, был бы хорошим партнером, честным и трудолюбивым. Увы, поскольку я сильно задел его, он убил бы меня при первой же возможности.

На следующий день, когда регент Стогггул пришел со встречи с Сорннном СаТррэном, закрепившей контроль Стогггула над программой строительства За Хара-ата, великолепная ньеобская молитвенная ваза вернулась на подставку. На дне вазы лежал десятисантиметровый слой серого пепла, придававший ей — по крайней мере по мнению регента Стогггула — дополнительное очарование.

Теперь каждую ночь Курган и Курион делали ставки на калллистоте, а потом заваливались в “Кровавый прилив”. Юношу все время знакомили с какими-то саракконами. Оказаться даже на периферии саракконских дел было волнующим достижением.

“Несомненно, — думал Курган, — я достиг того, что не удалось ни одному другому в'орнну”. Он пил с охрипшими моряками, слушал их байки о море, учился похабным песням, и ему от души хлопали, когда он изо всех сил старался петь с ними на их языке. Саракконам очень нравилось, что юноша осмелился выйти на десятую схватку с действующим чемпионом. Еще больше им, казалось, нравилось, что его избили до бесчувствия. Как-то ночью Курган спросил Куриона об этой странности.

— Все просто, — ответил сараккон. — Наш народ высоко ценит смелость перед лицом великих невзгод. То, что все наши мифические герои погибли, не выдержав испытаний, не имеет значения. Их идеализм остался незапятнан соблазнами или пороками. Они дороги нашим сердцам, их стойкая отвага освещает нам путь. Мы следуем проложенной ими тропой, потому что не можем сделать меньшего.

Кургана, для которого главным было стать победителем, поразило, что саракконы считают его героем просто потому, что он решился на бой. Победил он или проиграл, к делу не относилось. Он бы небрежно отмахнулся от этой философии, если бы не чувствовал, что Старый В'орнн по-своему старался заставить его понять то же самое.

Поэтому он пил, пел и слушал все с большим удовольствием. И курил лаагу, свободно ходившую среди его новых друзей-саракконов. Все это время он наблюдал за хозяйкой “Кровавого прилива” — стройной, полногрудой и очень деловой тускугггун. Похоже, даже самые буйные саракконы никогда не доставляли ей беспокойства, она лично знала всех в'орннов, часто посещающих ее заведение. Уж коли на то пошло, проявилась и еще одна аномалия. В “Кровавом приливе” не существовало каст — совершенно нехарактерно для в'орннов. Было бы легко объяснить это близостью калллистота или присутствием саракконов, презиравших кастовые общества. Но к концу недели Курган был совершенно уверен, что открытость “Кровавого прилива” идет от самой хозяйки. Звали ее, как сообщил Курион, Рада. В своем заведении — хотите верьте, хотите нет — она была регентом. Молодая тускугггун не пасовала ни перед кем — и добивалась своего. Неудивительно, что кастовая система здесь не работала. Курган находил еретические манеры Рады и любопытными, и порочными. Он убеждал себя, что медлит с разговором обоснованно: мол, тускугггун вряд ли знает, кто выдал его слабости звезд-адмиралу; на самом деле он просто восхищался ею вопреки инстинктивному отвращению.

К концу недели Курган понял, что медлить дальше нельзя. Выкурив три палочки лааги, юноша с трудом встал из-за стола и направился через орущую толпу туда, где у дальнего конца стойки, озирая свои владения, стояла хозяйка. Она была одета в темно-синее платье с кроваво-бирюзовой отделкой. Вопреки обычаю сифэйн был откинут на плечи. На длинном коническом черепе мерцала диадема из терциево-бронзового сплава.

— Рада, — просто сказал он. — Я — Курган Стогггул. Она ответила холодным, оценивающим взглядом.

— Я в курсе.

— Мне следует считать это хорошим знаком?

— Считай, как хочешь. Суровость тускугггун позабавила его.

— Мне сказали, что у тебя есть информация, которая может оказаться полезной мне.

— У меня есть самая разная информация.

Мгновение она смотрела мимо него, потом велела бармену достать еще бочонок с медом из-под стойки. Курган заметил, как Курион встал из-за стола, пересек битком набитую комнату и исчез в заднем коридоре, ведущем в туалеты.

— Нит Батокссс сказал, что ты знаешь, кто выдал меня кхагггунам.

— Ты же сам кхагггун, дорогой. Или по крайней мере стал им. В чем же проблема?

— Проблема в том, что мне не нравится в'орнн, шныряющий у меня за спиной. Я бы очень хотел покончить с этой ситуацией.

— Подозреваю, что ты убьешь доносчика.

— Да, конечно.

Она снисходительно улыбнулась.

— Тебе еще надо многому учиться, дорогой. Ты пьян или под кайфом, а возможно, и то, и другое. Иди и играй со своими саракконскими дружками.

— Я так же трезв, как ты. Она отвернулась от него.

Курган потер висок, словно мог приложить бальзам к обуревающему его гневу. Он понимал, что давление на нее ни к чему не приведет.

— А что сделала бы ты?

— Что? — Она рассеянно повернулась к нему.

— Что сделала бы ты — насчет осведомителя?

Рада сложила руки на груди, внимательно рассматривая юношу. За одно мгновение она, казалось, вдохнула его, как дым в легкие.

— У саракконов есть поговорка: “Враг известный лучше врага неизвестного”. — Она пожала плечами. — Зачем убивать доносчицу, когда можно подбрасывать ей выгодную информацию?

— Ей? Ты хочешь сказать, что доносчик — тускугггун?

— Ее зовут Далма. Курган расхохотался.

— Это лооорм регента.

— Она шпионка.

— Даже если я поверю — а мне не верится, — скажи, пожалуйста, как звезд-адмирал получает от нее информацию?

— Все просто. Она работает на Киннния Морку. — Рада улыбнулась. — Удивлен, адъютант? Еще бы. Прости, мне надо идти. — Она поспешно кинулась между двумя пьяными саракконами, готовыми покалечить друг друга.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать