Жанр: Фэнтези » Эрик Ластбадер » Кольцо Пяти Драконов (страница 96)


На сжатый кулак брызнула прохладная мутно-желтая сукровица. Обезумев, девушка била снова и снова, а существо ревело и стонало. Она задыхалась и плакала, не задумываясь о том, как легко клинок вошел в мягкую плоть там, где должен был бы наткнуться на твердый панцирь.

Окровавленная победительница стояла над противником. Потом подошла туда, где лежали книги, и подобрала их. Наклонившись, почувствовала волну головокружения и тяжело села, обхватив голову руками. Когда перед глазами прояснилось, она увидела клинок, похожий на пересекающую бедро рану. Но он был покрыт кровью, а не сукровицей. Ее кровью?

Мир со щелчком встал на место. Риана словно очнулась от тяжелой болезни, сопровождаемой ненормально высоким жаром. Она повернулась и посмотрела на зверя... Пышное бирюзовое одеяние было залито кровью. С рыдающим стоном Риана с трудом встала и, шатаясь, побрела к Матери. Где ужасное существо, с которым она сражалась?.. И тут Риана вскрикнула от ужаса: она увидела колотые раны в животе Матери. Девушка со слезами упала на колени.

— Ах, Матерь, как это случилось? — закричала она. — Что я наделала?

Матерь открыла глаза. В них не было ни страха, ни ненависти. Сердце Рианы разрывалось.

— Ты ничего не сделала, Риана, только исполнила Пророчество о Дар Сала-ате. С той минуты, как Астар сказала мне, что ты — Дар Сала-ат, я знала, что ты будешь моим избавителем и моей смертью. Так было предсказано.

— Нет, Матерь. Нет!

— Колесо жизни поворачивается. В молодости я никогда не позволила бы такой, как Бартта, одолеть меня. Но сила моя иссякла. Я стара, Риана. Очень стара. Пора умирать.

Риана обняла Матерь и постаралась вспомнить исцеляющие заклятия.

— Успокойся, — проговорила она сквозь рыдания. — Я использую Осору и Кэофу и вылечу тебя.

— Меня уже не вылечить.

— Нет-нет, не говори так! — Риана призвала Осору и то немногое, что знала из Кэофу, отчаянно пробуя одно заклятие за другим и не находя такого, которое излечило бы нанесенные ею раны.

— Послушай, — сказала Матерь. — Ты не должна винить себя. Бартта применила к тебе то же страшное заклятие, Сферу Связывания, что и ко мне. Но она, наверное, добавила чары Кэофу, поэтому я ничего не заметила. Ты не виновата. Ты не могла знать. — Мгновение ее губы беззвучно шевелились. — Сфера Связывания... Ты же не нападала на меня, ведь так? — Она хрипло, со свистом, дышала. — Ты видела не меня, верно?

— Да. Я была уверена, что это Бартта. А потом появилось огромное насекомое с двенадцатью глазами.

— Тзелос, демон из Бездны. Миина навеки изгнала его из этого мира.

— Но ведь я только что сражалась с ним!

— Из-за Сферы Связывания тебе мерещится то, чего ты больше всего боишься. Так она действует — открывает ту часть разума, где таятся худшие страхи, и вытаскивает их на свет. Не понимаю только, почему ты увидела демона из Бездны. Ты видела Тзелоса в Нантере?

— Нет, но что-то произошло, когда мы были в Бездне. В последний момент Джийан попыталась вытащить меня и сунула руки в колдовской круг.

— Ах, это гораздо хуже, чем я боялась. — Матерь с трудом цеплялась за ускользающее сознание. — Врата были повреждены. Существует опасность, что они ослаблены, что демоны могут найти путь в этот мир. А что до Джийан... да защитит ее Миина от сил, которым она на мгновение помешала.

— Что ты имеешь в виду? — прошептала Риана. — С ней что-то случится?

— Обязательно. — Матерь кивнула. — Но поскольку никто и никогда не пытался нарушить круг Нантеры, о последствиях бессмысленно даже гадать.

Риану пронзила ледяная вспышка страха. Она уже испытала все известные ей заклятия — без следа малейшего воздействия на смертельные раны Матери. Почему они не действуют? Как она могла потерпеть неудачу? Ведь она — Дар Сала-ат. Если она не может спасти Матерь, как ожидать от нее спасения всей Кундалы?

Глаза Матери начали закатываться. Огромным усилием она сфокусировала взгляд.

— Я взяла Священные Книги, Риана. Брызги Поднебесного испортили бы их, если бы я оставила их там, где ты бросила. Как и я, они хрупки от старости. Их нельзя подвергать воздействию солнечного света или сырости. Теперь ты их хранительница. Заботься о них. Они подобны живым существам. Выучи наизусть то, чего еще не знаешь, а потом спрячь в безопасном месте. — Кровь сочилась из уголка губ Матери. Риана стирала ее, но кровь не останавливалась, наоборот, текла все обильнее.

Риана крепче обняла Матерь.

— Я испробовала все, что знаю! Должно же быть что-то!..

— Ты уже спасла меня один раз, коротышечка, рискуя собой. Не в твоих — да и не в чьих-либо — силах спасти меня вновь. — Ей было все труднее говорить, она дрожала. — Я ослабела. Стала уязвима для Темных колдуний вроде Бартты. Пора. — Ее голова упала.

— Матерь?

Матерь насколько раз моргнула.

— Риана, ты должна найти Кольцо Пяти Драконов. Первый долг Дар Сала-ата — открыть дверь Хранилища и раскрыть спрятанные там секреты, секреты, которые тебя ждут. Кольцо — это ключ. Только Дар Сала-ат может использовать Кольцо. Все остальные, кто попробует, погибнут.

— А что находится в Хранилище?

— Даже я не знаю. Раньше там хранилась Жемчужина. Чтобы найти Жемчужину, ты должна сначала войти в Хранилище. Только Жемчужина способна остановить демонов из Бездны, если они освободились, и только Дар Сала-ат способен заглянуть в Жемчужину. Это твой путь, твоя судьба. Опасный путь и опасная судьба, ибо всегда найдутся алчные души,

жаждущие присвоить Жемчужину. Ты должна охранять ее любой ценой. Я потерпела в этом неудачу, и на нас обрушились бедствия.

— Но, Матерь, я ничего не знаю о Кольце, не знаю даже, где искать его.

— Миина спрятала Священное Кольцо. Чтобы найти его, ты должна использовать заклятие. Заклятие Вечности. Оно скажет тебе, где Кольцо. — Мать облизнула губы. — А теперь слушай внимательно. Половина заклятия находится в “Величайшем Источнике”, вторая половина — в “Книге Отречения”. По отдельности эти заклятия незначительны; так сделано для того, чтобы никто не узнал их истинной природы. Я скажу тебе, где их искать в Священных Книгах.

— Я совсем новичок в колдовстве, — сказала Риана. — Я принесу Священные Книги тебе и...

— Я не могу применить Заклятие Вечности. И никто не может, кроме Дар Сала-ата. Это заклятие Просвета, неподвластное даже мне. — Матерь тяжело и часто дышала, как больное животное. Потом закашлялась, повернув голову, чтобы не подавиться кровью.

— Не умирай. Не...

— Тигпен будет знать, что делать. Призови ее. Она поможет.

— Мне нужна ты.

— Найди Кольцо, Риана. Кольцо...

Что-то надвигалось из-за ближнего хребта. Риана чувствовала холодную ауру и обернулась, готовая защищать Матерь — даже теперь. Поздно. Подобно песку Большого Воорга, жизнь уже утекла сквозь пальцы, превращаясь в призрачный туман.

Ледяная мгла окутала летний полдень. Риана закинула голову, пронзительно закричав на жестокий мир, в котором родилась. Ей хотелось одного: умереть, идти по призрачным следам Матери сквозь темный туман, в неизвестную, не-отысканную, нехоженую страну, где можно искупить совершенное убийство.

Любовь. Что для нее любовь? Она любила Джийан и Элеану — и потеряла обеих. Она любила Матерь — и убила ее. Жестокая судьба запятнала ее, сделала ядовитой, как гадюка.

Наконец Риана не выдержала. Ободранное горло болело от крика и недавних ран. Девушка согнулась пополам, уткнувшись в холодное тело, стиснула зубы, зажала в руках бирюзовое одеяние Матери...

В конце концов странное спокойствие овладело ею. Разум, вынесенный за пределы горюющего “я” последним волнением ауры Матери, стал прозрачным озером, поверхность которого не нарушало даже дуновение эмоций. На этой чистой поверхности появился образ милой Тигпен. Не вытирая слез, Риана призвала раппу.

Джийан смотрела, как вдали — за спиной Реккка — собирается дождь. Сломанные кости срослись, но он еще не выздоровел. В'орнн и ходил не так, как до столкновения с Олннном Рэдддлином. Его шаг стал короче, а поскольку вылечить мускулы и сухожилия колдовством было труднее, чем срастить кости, правое плечо немного опускалось каждый раз, когда он двигал правой ногой. Для Джийан было удивительно, как эти вроде бы мелочи меняют его. Реккк казался ей теперь гораздо опаснее — как попавшее в капкан животное.

Проявились и другие изменения, менее заметные. Реккк был не только спокойнее, но и более сдержанным на эмоции, словно поспешно отступил в глубь себя, спрятавшись за колючий панцирь кхагггунского воспитания. Для него мир стал более мрачным; смех сбежал в другой, невидимый мир. Он дрожал от усилия сосредоточиться. Взгляд выразительных темных глаз стремился за горизонт, словно одним усилием воли он мог вызвать Олннна Рэдддлина откуда угодно, как вызывают пламя, если потереть две палочки.

Ночью было еще хуже. У него начиналась лихорадка от ран и обезвоживание из-за выделения пота. Реккк жадно пил воду, которую приносила из реки Элеана, но почти сразу же извергал ее обратно. Не мог он вынести и средства из трав, которые готовила для него Джийан. Она поддерживала его, рассказывала предания о младенчестве Кундалы, о Миине и Пяти Священных Драконах, о Пэфоросе, демоне демонов, и белокостном демоне. Эти рассказы продолжались даже после того, как Реккк впадал в тяжелый прерывистый сон, потому что, начав, остановиться было уже нельзя. Когда она сама засыпала во время рассказа, он продолжался во сне, и она просыпалась на жемчужном рассвете более усталой, чем раньше.

Они купили трех выносливых чтавров у друга Элеаны, кузнеца из Междолья, и теперь быстро двигались на северо-восток по густо заросшим лесом долинам к монастырю Плывущей Белизны. В конце второго дня погода испортилась; пришлось искать пристанище.

По пути они миновали несколько пещер и теперь вернулись по горной тропе на опушку блессонового ельника. Джийан и Элеана разжигали костер в устье пещеры, когда хлынул дождь. Джийан окликнула Реккка, который замер рядом с елями — но не среди них — под проливным дождем.

— Что это с ним? — спросила Элеана.

— Не знаю.

Девушка сидела, прислонившись к скале. Она обхватила себя руками и смотрела в темноту пещеры. Джийан знала, что Элеана думает об Анноне и первиллоне, и внутренне вздохнула. Было больно видеть, какие страдания причиняет девушке ее полуложь. Но Джийан знала, что должна хранить секрет своего ребенка от всех, даже от тех, кто когда-то любил его. Слишком рискованно позволить личным чувствам возобладать над обеспечением безопасности Дар Сала-ата.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать