Жанры: Историческая Проза, Детские Приключения » Любовь Воронкова » В глуби веков (страница 70)


Войско Кратера тронулось в путь. Запылила конница, закачались сариссы фалангитов, загромыхали обозы, зашагали, помахивая хоботом, слоны…

Молча вздыхая, глядели оставшиеся вслед уходившим. Скоро ли и они пойдут по этой благословенной дороге — по дороге домой?

Они еще не знали, какое тяжкое испытание готовит им Александр.

ОПАСНЫЕ ЧУДЕСА ВЕЛИКОГО МОРЯ

Снова шли дожди и хлестали ливни. Но случалось и так, что одолевало солнце, и тогда где-то близко лежащая пустыня посылала к берегу Инда свое горячее дыхание и дымку обжигающего песка…

Легкие тридцативесельные корабли, быстроходные керкуры[*] и гемиолы[*] шли по правому рукаву Инда. По берегу шагало войско, гоплиты и всадники Леонната.

Александр стоял на переднем корабле — он должен был сам осмотреть дельту Инда, сам все узнать и увидеть.

Прошел день спокойного плавания. Македоняне осторожно вели корабли, у них не было лоцмана. Индийцы разбежались, когда они хотели взять их с собой.

На второй день Инд неожиданно взбушевался. Вдруг начался сильный ветер, высокие волны разметали легкие суда. В шуме ветра и воды слышался треск разбивающихся кораблей, крики… Пришлось поспешно пристать к берегу. Люди спаслись вплавь, корабли починили, но дальше без сопровождения лоцманов, знающих реку, плыть было нельзя. Пришлось взять лоцманами индийских рыбаков, знавших реку. С ними уже поплыли спокойнее. Но это было тяжелое время — время дождей, река наливалась в верховьях и катила в море огромную массу воды. Река расширялась, затопляя прибрежные равнины. Не зная русла, легко сесть на мель. Мутная, коричневая вода разлилась кругом стадий на двести. Лишь вдали, у горизонта, виднелись темные, плоские линии земли…

Александр не уходил с палубы с утра до вечера. Все сильнее пахло морем — это волновало. Он хотел увидеть морскую даль в ту же минуту, как только корабли выплывут из реки.

Но здесь случилось что-то непонятное! Волны Инда, вздымаясь крутыми буграми, вдруг пошли обратно. Ветер начал неистово трепать паруса, весла зарывались в волнах, не в силах противостоять бушующей реке.

Индийские лоцманы отвели флот к острову, за которым корабли укрылись в тихой воде. И отсюда Александр увидел над белым прибоем темную, сверкающую синеву Океана. Александр безмолвно глядел на эту грозную стихию воды, которая от самого горизонта гнала к берегу длинные тяжелые волны, захлестывая устье реки.

Край Ойкумены!

Александр приказал вывести в Океан лучшие суда. Это была торжественная минута — его корабли вышли на простор Великого моря.

К вечеру начался прилив. Это тоже было пугающей неожиданностью — в Срединном море таких мощных приливов не бывает. Океан подхватил и словно на огромных ладонях принес их триеры обратно к берегу.

Александр, обрадованный, что корабли так благополучно вернулись в устье Инда, тут же совершил благодарственную жертву богам.

Но Великое море еще раз удивило и напугало македонян. Они с ужасом увидели, что вода уходит из-под их кораблей, совсем уходит. И через короткое время их триеры оказались на суше, завязшими в гуще ила. Что творится в этой непонятной стране? Как теперь вытащить из этой черной грязи их корабли?

Александр был изумлен не меньше своих моряков. Как снять корабли? Это он решит. Но как решить загадку Океана, вдруг ушедшего из-под его кораблей?

— Как ты думаешь, Неарх, что это такое?

— Сам не понимаю, Александр. Посмотрим, что еще надумает сделать Посейдон.

Посейдон надумал. Так же неожиданно, как ушла, к новому удивлению воинов, вода начала прибывать и поднимать корабли. Вода поднимала их медленно, тихонько… И вот они уже снова стоят на якорях, как стояли. Но некоторые сорвались с якорей, начали разбиваться друг о друга и о берег. Александр велел тотчас починить их.

Наконец все снова успокоилось. Снова тихие корабли стоят в тихом заливе на глубокой воде.

Так македоняне узнали о том, что в Великом море бывают приливы и отливы. И Неарх записал это в своем судовом дневнике.

Наутро, когда солнце только что поднялось, Александр вышел на триере в открытое море.

— Я хочу посмотреть, нет ли где поблизости земли… — сказал он.

Корабль уходил все дальше. Вот уж и совсем не видно берега. Глубокая синева с отблесками солнца и белыми гребешками волн со всех сторон окружила триеру. Александр был взволнован. Да, вот он достиг своего, он плавает по великому Океану. И это не сон, не мечта, которая так много лет мучила и звала его!..

Недалеко от берега лежали неведомые острова. Царь велел причалить к одному из них. Здесь, на пустынном песчаном берегу, омываемом океанской волной, он заколол двух быков, которых велел заранее погрузить на корабль, и опустил их в море. Это была благодарственная жертва Посейдону.

Но у него была еще одна просьба к властителю моря и потрясателю земли. Он сделал возлияние. И пока густое вино тонкой струйкой лилось в морскую воду, Александр молился:

— Бог Посейдон, будь милостив, проведи в целости мой флот, который я отправлю отсюда в Красное море, к устью Тигра и

Евфрата!

И, чтобы Посейдон не забыл о его просьбе, бросил в море и золотую чашу, из которой вылил жертвенное вино, и тяжелые золотые кратеры, в которых это вино хранилось.

Заручившись милостью богов, Александр вернулся в Патталы.

И только теперь он объявил своим военачальникам, что он решил возвращаться в Азию другим путем, не тем, которым они пришли сюда. Флот пойдет по морю, вдоль берегов, на запад…

— Нам неизвестно это море, царь, — напомнил Неарх.

— Вот потому я и пошлю свой флот, чтобы это море стало нам известным — ответил Александр, — а сухопутное войско пойдет по берегу, — продолжал он, — тоже на запад, через Гедросию, через земли оритов. И так, я полагаю, мы все придем в Карманию и встретимся там на реке Аман.

Военачальники молчали, задумавшись. Море — неизвестно. Сухопутные пути — неизвестны.

— Я объясню вам, почему я так решил, — сказал Александр, чувствуя их тревогу. — Нам сейчас очень важно проложить путь, который соединит Индию и Персию. Иначе мы потеряем индийские земли, которые с таким трудом завоевали. Этот же путь будет и нашей торговой дорогой.

Войска, назначенные во флот, приуныли. Их корабли хороши на реках. Могут плавать и во Внутреннем море от острова до острова… Но выйти на этих кораблях в Океан, где, говорят, встречаются всякие морские чудовища, да еще без лоцмана, когда только по звездам можно будет определить, где они находятся, — это идти на верную гибель… Звезды да берег, а берег часто опасен — мало ли какие враждебные племена повстречаются там!

— Но, может, царь откажется от этого?

— Нет, друзья, не откажется. Уж если что задумал, то не успокоится. Разве не знаете вы, что он посылал людей рыть колодцы вдоль берега? Зачем? Затем, что мы пойдем мимо этих берегов и нам понадобится вода.

— Он заботится о нас.

— Он заботится о том, чтобы мы были живы. А какой толк ему от нас, от мертвых?

— А может быть, все-таки он не пошлет нас туда?

Но эти надежды таяли с каждым днем. Македоняне понимали, почему так тщательно снаряжаются их корабли, почему так заботливо проверяется оснащение, почему крепятся новые паруса… Флот готовился выйти в Океан.

— А если пошлет, то кто поведет нас? Неарх?

— Ну, друзей-то своих он побережет.

Нет, царь никогда не отказывался от того, что задумал. Но кого послать в это опасное, полное неизвестностей путешествие?

Об этом царь и посоветовался сегодня с Неархом, верным другом юности и одним из лучших своих полководцев.

— Как ты думаешь, Неарх, кто сможет провести корабли?

— О царь! У тебя много отважных военачальников.

Неарх называл имена. Царь отклонял. Этот человек не настолько мужествен, чтобы выполнить это. А этот не так уж предан своему царю — он побоится опасностей. А тот — нет, не годится. Он тоскует о родине, ему хочется спокойной жизни, где ж ему…

— О царь! — сказал Неарх с улыбкой в лукавых черных глазах. — Пошли с кораблями меня. Я готов взять на себя начальство над флотом. И с помощью богов и людей в полной сохранности доставить его в Персию, если только море доступно для судов и если это предприятие вообще исполнимо для человеческих сил!

— Нет, нет, Неарх! — Александр движением руки отверг его предложение. — Я не могу подвергнуть такой опасности своего друга! Нет.

Однако Неарх подметил огонек радости в быстром взгляде Александра.

«Только меня ты и хотел бы послать, — подумал Неарх. — О Александр, тебе ли обмануть меня?»

— Царь, — сказал он. — Я думаю, что смогу выполнить это не хуже, чем другой. А может быть, и лучше. Доставь мне эту возможность — совершить такое великое деяние!

Царь продолжал сопротивляться. Но ему уже трудно было скрыть, что именно на помощь Неарха он и надеялся. Кому же еще, как не критянину, корабельщику, быть флотоводцем в Океане?

— Ты знаешь, Неарх, что при других обстоятельствах я бы сам повел корабли…

— Царь, кто же сомневается в этом!

— Но я хочу пройти по берегу моря, я хочу сам обследовать эту землю, а, как видно, это тоже будет нелегко, Неарх!

— Царь, я все понимаю!

Александр подошел и обнял Неарха.

— Спасибо, Неарх. — И уже деловым тоном сказал: — Останешься в Патталах до ноября. Сделаешь запас продовольствия на четыре месяца. Я выйду раньше, пойду по берегу, проложу сухопутную дорогу. На пути мы будем рыть колодцы для вас, если местность окажется безводной. И сделаем для вас запас провианта. Так мы вместе пройдем вдоль берега Океана, откроем новые пути от Инда до Евфрата и вернемся в Вавилон.

Моряки, услышав, что в Океан идет с ними сам Неарх, успокоились. Царь, конечно, не послал бы своего друга, если бы думал, что флот может погибнуть.

Сделав все эти распоряжения, царь со своим войском выступил в путь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать