Жанры: История, Публицистика » Николай Непомнящий » Военные катастрофы на море (страница 4)


Того и об этом подумал, он предусмотрел эти обстоятельства. Каждый день он организовывал и улучшал этот способ ведения боевых действий, к которым он был, в некотором смысле, вынужден прибегнуть. Ему надо было проводить перегруппировки эскадр, отслеживать повреждения на кораблях, отправлять аварийные корабли в ремонт на заводы, следить за наличием боеприпасов и других видов довольствия, в общем, вести всю интендантскую работу, одновременно поддерживая высокий моральный и боевой дух и экономя силы. Императорскому флоту не нужен был Макаров, который бы возвращал ему активность и уверенность. Ему нужен был человек, который должен был его держать в готовности все двадцать четыре часа в сутки и в момент, когда Макаров попытается — а что он попытается, было очевидно! — вырваться из Порт-Артура, смог принять правильное решение. Того как раз и был именно таким человеком.

На суше продолжалась зимняя кампания. Нельзя сказать, что русские были плохими солдатами. Обороняясь, они показывали себя с самой лучшей стороны. Но если русские войска в окопах смогли отбить все прямые атаки противника, то они оказались очень маломаневренными и вынуждены были отступать всякий раз, как японцы выполняли обходные маневры. Эта неспособность вести маневренную войну была следствием в основном чрезмерной привязанности русского штаба к железной дороге. И не стратегия здесь причиной, а соображения комфорта. В начале войны адмирал Алексеев, русский наместник царя на Дальнем Востоке и главнокомандующий морскими и сухопутными силами, имел в своем распоряжении специальный поезд, в котором были и вагон-салон, и вагон-ресторан, и спальный вагон. Кроме того, в его штабе была целая толпа штабных офицеров. Когда этот «спецпоезд» перемещался, перед ним шел еще один: губернатор опасался мин, нападений и диверсий. Адмирал Алексеев к тому же ненавидел путешествовать по ночам, а вставал он очень поздно, поэтому всю ночь и большую часть утра его поезд стоял на какой-нибудь станции или на вокзале. Он также не любил, когда его сон тревожили свистки и пыхтенье паровозов. И, как только он ложился спать, в округе прекращалось всякое движение поездов.

Когда на место Алексеева был назначен генерал Куропаткин, он первым делом изъявил желание иметь в своем распоряжении специальный поезд. Его начальник штаба захотел иметь свой. Их примеру последовали командиры армейских корпусов. А так как каждый генерал старался как можно реже покидать это комфортабельное обиталище, они делали все, чтобы операции их войск проходили вдоль железных дорог. Отсюда очевидная стратегическая и тактическая инертность русской армии в Маньчжурии.

На море Того оставался начеку и продолжал бомбардировать Порт-Артур с максимальной дистанции через сопки полуострова. Один из крейсеров, подойдя к порту, корректировал огонь. Но адмирал Макаров разгадал этот маневр. Он установил на вершине сопки наблюдательный пост и стал отвечать огнем корабельной артиллерии по японским броненосцам.

22 марта броненосцы «Петропавловск», «Севастополь», «Победа» и «Пересвет» вышли из порта. Того сразу же послал им навстречу крейсера Дева, пытаясь выманить их в открытое море. Напрасно. Четыре русских корабля оставались около берега, под защитой фортов. Но на следующий день Того стало известно, что адмирал Макаров воспользовался этим коротким выходом в море для тренировки эскадры. Шпионы также донесли, что механизмы пушек на русских броненосцах прошли модернизацию и дальность стрельбы их увеличилась. Последнее было важным фактом. Он означал, что Макаров серьезно готовился к очной встрече в море и артиллерийской дуэли. Когда? Этого узнать не удалось. Того решил не ждать, удовлетворяясь бомбардировками издали Порт-Артура, а предпринять еще одну попытку запереть вход в порт.

Добровольцев нашлось не меньше, чем в первый раз. В том числе все, кто вернулся живым после первой попытки. Того выбрал из них только офицеров, их опыт мог пригодиться. Он отказался подвергать матросов второй раз той же смертельной опасности. Эта атака была седьмой операцией против Порт-Артура. Она также провалилась. Несмотря на беспримерный героизм экипажей пароходов и миноносцев, несмотря на их решимость пожертвовать собой, сравнимую с камикадзе Второй мировой войны, вход в Порт-Артур остался свободным.

На следующий день Того отправил в Генеральный штаб длинную телеграмму. Те, кто не смог прочитать ее, подумали, что это подробный отчет и что Того впредь откажется от попыток повторять эту операцию. Но его начальник штаба Симамура и офицеры-шифровальщики знали, что Того, доложив о результатах, просил направить в его распоряжение еще большее число судов, предназначенных для затопления перед входом в порт. «Пока готовится новая попытка, — писал он, — прошу откомандировать в мое распоряжение капитана второго ранга Ода». Капитан второго ранга Ода был лучшим специалистом японского флота по минному делу.

Как только прибыл Ода, Того закрылся с ним и Симамурой в своей каюте. Начальник штаба развернул на столе карту.

— Вот, — сказал Того, — довольно точная схема расположения фарватеров перед Порт-Артуром. Они были отмечены во время выходов русских кораблей. Надо их забросать минами. После операции мы попытаемся выманить русскую эскадру в море. Вы видите какие-нибудь трудности?

— Никаких, адмирал, — ответил Ода.

Постановка мин началась поздним вечером

12 апреля. Ночь была темная, шел дождь со снегом. С парохода «Кориу Мару» под руководством капитана Ода сбрасывались в воду мины. Плохая видимость одновременно благоприятствовала операции, скрывая японцев от наблюдателей, но и мешала определить точное положение судна. К счастью, силуэты сопровождавших минный заградитель миноносцев были замечены с берега, и русские зажгли прожектора. Их лучи не смогли пробить густое покрывало непогоды, но светящиеся пятна помогли сориентироваться. 13 апреля в 6 ч 25 мин. на стол Того легла радиограмма от Ода: «Приказ выполнен в соответствии с планом».

13 апреля, 6 ч 30 мин. Через пять минут после получения телеграммы от Ода Того выходит в море. Один из японских офицеров записал в тот день в личном дневнике: «Не знаю почему, но у меня такое чувство, что на этот раз что-то должно произойти».

Основные силы эскадры усилились двумя броненосными крейсерами, пришедшими недавно из Европы. Они получили названия старых кораблей «Нисин» и «Кассуга». Именно на старине «Кассуге» Того с триумфом вернулся с гражданской войны в Хакодате. Прошло уже тридцать пять лет. Только тридцать пять лет. Вчерашний средневековый воин завтра, возможно, померится силами с одним из лучших адмиралов мира.

8 ч 45 мин. телеграмма от Дева: «Основные силы врага вышли в море и вступили с нами в бой». Наконец-то.

Но нет. Перед очевидным превосходством японцев — шесть броненосцев, четыре броненосных крейсера и четыре крейсера против двух русских броненосцев и четырех крейсеров — Макаров еще раз отступил под прикрытие орудий фортов. Того его не преследовал.

Он не стал этого делать еще и потому, что помнил о проведенной накануне операции по минированию проходов. С биноклем у глаз он наблюдал за эволюциями русской эскадры. Флаг Макарова был поднят на мачте «Петропавловска», который возглавлял колонну кораблей. Русская эскадра возвращалась в порт. Но нет, вот она отклонилась на восток. Макаров решил еще раз использовать выход в море — раз попытка атаковать крейсера Дева не удалась — для отработки действий кораблей в строю. На глазах противника. Почему бы и нет? Если он продержится до подхода Балтийской эскадры, русский флот будет спасен.

Но что это за облако черного дыма поднялось над «Петропавловском»?

9 ч 43 мин. Сквозь стекла бинокля Того, застывший на месте, наблюдал за одним из самых сенсационных событий войны. Дым сгустился, он изменил цвет, становится желтым, затем рыжеет, и, наконец, воздух доносит глухой удар первого взрыва, затем еще один глухой удар. На корме броненосца блеснула огненная молния. Еще столб дыма. Затем все. Через две минуты «Петропавловск» исчез с поверхности моря.

На всех японских кораблях, после секундного замешательства, раздались радостные крики. Того не произнес ни слова. Он молча прошел в рубку и прочитал запись, только что сделанную начальником штаба в вахтенном журнале:

«9 ч 43 мин. „Петропавловск“ подорвался на мине и затонул».

Через несколько дней стало известно, что лучший русский адмирал погиб при взрыве броненосца. Дуэль Макаров — Того закончилась.

Но «Петропавловск» не стал единственной жертвой японских мин. Через полчаса после того, как над ним сомкнулись морские волны, броненосец «Победа» наскочил на одну из них и получил серьезные повреждения. Русская эскадра поспешно и в полном беспорядке вернулась в порт. Казалось, она теперь не в состоянии выйти даже на внешний рейд.

В это время Того получил сообщение о ходе наземных операций: 1-я японская армия форсировала Ялуцзян, вошла в Маньчжурию и там ожидала подкрепления со стороны 2-й армии, которая должна была высадиться на восточном побережье Ляодунского полуострова. Операция должна была начаться 1 мая. Адмирал Того должен был поддержать ее действиями флота. В первую очередь необходимо было подумать о противодействии возможным вылазкам русских крейсеров из Владивостока на японские морские коммуникации. Без особого энтузиазма, но и не колеблясь Того выделил часть сил, чтобы оградить себя от любых сюрпризов с этой стороны. Эскадра из броненосных крейсеров, крейсеров и две флотилии миноносцев были выделены в распоряжение Камимуры. Господство в Желтом море должно было обеспечиваться остальными силами флота. Кроме того, была организована новая передовая база флота на островах Эллио. Для этого были проведены дноуглубительные работы, выставлены минные заграждения, построены причалы. Того знал имя человека, способного выполнить их в полном объеме и в кратчайшие сроки. «Прошу руководство по обустройству базы флота на островах Эллио поручить контр-адмиралу Миура Ко», — писал он в рапорте Генеральному штабу. «Согласны», — был ответ. «Прошу подготовить суда для новой попытки закупорить вход в Порт-Артур». Принято без споров. Это и есть командующий. По скорости принятия его предложений Генеральным штабом Того мог судить о своем личном престиже, а также о своей части ответственности. Япония верила в него безоговорочно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать