Жанры: История, Публицистика » Николай Непомнящий » Военные катастрофы на море (страница 5)


30 апреля пришла еще одна новость, которую можно было ждать, которую, во всяком случае Того, ждали, но однако, превратив угрозу из предположения в факт, она по-новому осветила будущее: русский Балтийский флот был официально переименован во 2-ю Тихоокеанскую эскадру.

2 мая была предпринята третья попытка запереть ворота Порт-Артура. Она была самой массированной и, пожалуй, самой решительной и настойчивой. Двенадцать транспортов приняли в ней участие, и двенадцать были потеряны. Внезапный шквал южного ветра, вздыбив штормом море, превратил операцию в безнадежное предприятие. Спасательные шлюпки переворачивались, к убитым добавлялись утонувшие. На этот раз почти все добровольцы погибли.

Но на следующий день Того отправил в Генеральный штаб следующую телеграмму: «Выход из порта окончательно закрыт для крейсеров и крупнотоннажных кораблей». И правда, когда японские крейсера вплотную подошли к Порт-Артуру, ни один русский корабль не вышел им навстречу. Упорство и мужество, доведенные до самопожертвования, были, кажется, вознаграждены. Это так, но совсем не в той мере, как считал Того. На самом деле ни одному из пароходов не удалось затонуть в лучшей позиции, чем самым удачливым из предыдущих. А произошло то, о чем японцы еще не знали.

Адмирал Алексеев поручил временно исполнять обязанности командующего эскадрой начальнику своего штаба контр-адмиралу Витгефту, предписав ему, «чтобы не ослабить флот, не предпринимать никаких активных действий». Того думал, и доложил об этом наверх, что русская Порт-Артурская эскадра стала наконец пленницей, и — но по другим причинам, чем те, о которых он думал, — так и было. Героизм японских добровольцев и всех японских моряков не остался бесполезным. Ничто при длительном применении не остается без результата.

Но японские боги, по-видимому, нашли в начале мая 1904 года, что такой человек, как Того, заслуживает чести встретить на своем пути максимальное число препятствий.

12 мая во время траления минных полей подорвался миноносец номер 48. Его командир и пятеро матросов погибли, остальные члены экипажа ранены. 13 мая авизо «Миако» от столкновения с миной взорвался и затонул. Вечером 14 мая в густом тумане эскадра Дева возвращалась из района Порт-Артура в новую базу на островах Эллио. Крейсер «Кассуга» врезался в «Йосино». «Йосино» набрал воды, перевернулся и затонул. После него на воде осталась одна-единственная спасательная шлюпка, в ней находились несколько моряков плюс портрет императора, который они успели спасти. Погибли 32 офицера и 287 матросов. «Кассуга», также получивший серьезные повреждения, вынужден был месяц провести в Японии на ремонте. Утром 15 мая адмирал Нассиба отправился к Порт-Артуру с отрядом из трех броненосцев: «Хацудзе», «Ясима», «Сикисима», крейсера «Кассаги» и авизо «Тацута». В 10 ч 30 мин. «Хацудзе» налетел на мину, а через несколько минут настала очередь и «Ясимы». Оба броненосца затонули, первый в 12 ч 33 мин., столкнувшись со второй миной, второй около шести часов вечера, когда его уже буксировали на базу. В итоге 492 погибших. Адмирал Нассиба, спасшийся с «Хацудзе», перешел на борт «Тацуты». В тот же вечер в густом тумане авизо выскочил на берег пустынного островка. На следующий день поздним вечером затонул авизо «Осима», протараненный своим собратом. В 22 ч 22 мин. того же дня контрминоносец «Акацуки» подорвался на мине перед Порт-Артуром.

Восемь кораблей за шесть дней. В один день и без всякого боя японский флот потерял треть своих броненосцев.

Британские военные корреспонденты, находившиеся на борту броненосца «Микаса», внимательно наблюдали, с профессиональным любопытством и тайным сочувствием, за человеком, в руки которого Япония вложила такую мощь и возлагала столько надежд и которому предстояло отчитаться о таком замечательном разгроме. Того остался верен себе. Он упоминал о японских потерях только в приказах, предназначенных как можно быстрее их компенсировать. Возможно, именно в эти злосчастные дни он заслужил наибольшее восхищение всех окружавших его.

6 июня вице-адмирал Того узнал, что ему присвоено звание адмирала, высшее звание императорского флота. Сигнальщики «Микасы» подняли на мачте броненосца новый флаг, солнце с лучами на белом фоне и без всяких полос.

В тот же день, 6 марта, генерал Ноги высадился со своей 3-й армией на полуострове Квантун. Эта армия должна была осадить Порт-Артур. Крепость, так хорошо природой подготовленная к обороне, не могла быть взята только силами флота с моря. Надежда на то, что флот разобьет русскую эскадру в морском бою, не оправдались. Теперь адмирал Того и генерал Ноги должны были, взаимодействуя и координируя свои усилия, создать тиски, которые раздавят Порт-Артур. Командующие встретились и разработали общий план действий.

23 июня в 4 ч 30 мин. утра японский миноносец, патрулировавший перед Порт-Артуром, просигналил Дева, который крейсировал чуть дальше в море: «Движение вражеских кораблей в порту». Дева в тот же момент отправил первую радиограмму Того, затем в 8 ч 30 мин. — вторую: «Эскадра противника выходит в море». Действительно, русская эскадра снималась с якоря. Того уже точно знал длительность этой операции в русском исполнении и, следовательно, то время, которое было в его распоряжении. Его радиопередатчики уже рассылали приказы, назначая общий сбор.

Около 11 часов русская эскадра под командованием Витгефта появилась в воротах порта. Корабли продвигались, или, скорее, ползли с невероятной медлительностью за вереницей

тральщиков, проверявших фарватер на предмет наличия мин.

В 15 часов первые выстрелы указали Того, в каком направлении ему искать врага. Две японские миноносные флотилии атаковали русские тральщики, а те, в свою очередь, отвечали им огнем. Через три часа Того видел уже русскую эскадру в свой бинокль.

Впереди шел броненосец «Цесаревич» под флагом контр-адмирала Витгефта. За ним следовали броненосцы «Ретвизан», «Победа», «Пересвет», «Севастополь», «Полтава», броненосный крейсер «Баян», крейсера «Диана», «Паллада», «Аскольд». Немного правее вне строя шел «Новик» с семью контрминоносцами. С первого взгляда Того определил, что, во-первых, вход в порт совершенно не был закупорен и, во-вторых, даже получившие самые серьезные повреждения русские корабли были отремонтированы! Все были здесь. За исключением «Петропавловска». Тяжелая зимняя кампания: патрулирование под дождем и снегом, ночные наскоки миноносцев и жертвы пароходов, педантичные и дорогостоящие бомбардировки — не говоря уже о кораблях и моряках, проглоченных Желтым морем, — все, оказалось, стоило одного «Петропавловска». Это была дорогая цена.

Но не время переживать и сожалеть о прошедшем. В золотом свете начинающегося заката линия русских кораблей не спеша двигалась на юг. «Цесаревич» был уже хорошо виден впереди по правому борту, и дистанция постоянно уменьшалась.

Японский флот был ослаблен как потерями, так и отсутствием кораблей Камимуры. Против шести русских броненосцев Того мог выставить четыре, и у Японии броненосцев больше не было. Из восьми броненосных крейсеров присутствовали только три: «Асама», «Нисин», «Кассуга». Восемь легких крейсеров, ветеран флота авизо «Аяма», шесть флотилий контрминоносцев и миноносцев и, наконец, бывший китайский «Чэн Юан», вошедший в состав японского флота после взятия Вэйхайвэя. Вечер приближался, но дело было 23 июня, день был длинным, и время полнолуния. Практически ночи не было. И русская эскадра была наконец вне защиты своих фортов, вне минных полей.

Того знал, что ему предстоит через некоторое время встретиться и с Балтийским флотом русских, теперь 2-й Тихоокеанской эскадрой. Надо ли было рисковать, вступая в бой без крейсеров Камимуры? Того не колебался ни секунды. Приказы были уже отданы.

Русская эскадра шла курсом на юго-запад. Того повернул вправо, чтобы «замкнуть Т» и таким образом начать сражение в лучшем положении. Пушки были задраны вверх, готовые открыть огонь с максимальной дистанции. В абсолютной тишине, царившей на мостике «Микасы», слышны были только голоса дальномерщиков, отсчитывавших дистанцию: «15 000 метров … 14 500… 14 000 метров …» Того приказывает увеличить скорость. Через несколько секунд бой должен был начаться.

«Цесаревич» повернул вправо. На мостике «Микасы» несколько секунд никто ничего не понимал. Что означает этот маневр? Недоумение длилось недолго. Все русские корабли, вслед за своим флагманом, развернулись и направились на север, к Порт-Артуру. Витгефт отказался от сражения. В который раз Того оказался обманутым в своих ожиданиях.

А в это время войска генерала Ноги штурмовали наземные укрепления города. Русские солдаты показывали свою обычную стойкость в обороне. Однако они были выбиты с внешних позиций и отошли на вторую линию обороны.

10 августа в 6 ч 35 мин. утра Симамура вошел в кабинет Того — адмирал уже работал — с телеграммой в руках.

— Еще раз, — просто сказал начальник штаба.

Крейсер «Фусо», ретранслируя сообщение с миноносцев, патрулировавших перед Порт-Артуром, передал: «Эскадра противника выходит в море».

Того не спрашивал себя больше, выходит ли в море Витгефт сражаться или в очередной раз поманеврировать под прикрытием фортов и минных полей. Выход в море русской эскадры — концентрация японского флота, ответ должен быть автоматическим. Симамура уже знал, что делать, одного взгляда Того было достаточно, чтобы механизм завертелся.

Ни Того, ни Симамура не могли знать в тот момент, что за три дня до этого адмирал Витгефт получил от адмирала Алексеева категорические инструкции: по приказу царя Порт-артурская эскадра должна прорваться во Владивосток, по возможности без боя.

А пока Того объявил своей эскадре общий сбор.

Было около 12 ч 30 мин., когда Того — еще раз — увидел эскадру Витгефта в свой бинокль: шесть броненосцев плюс три крейсера в кильватерной колонне и «Новик» в стороне от строя. Небо было ясным, легкий бриз дул над морем. Того приказал поднять боевой флаг и приготовиться к бою.

Русская эскадра направлялась на юго-запад с очень небольшой скоростью. Идентичность ситуации с той, что была 23 июня, была поразительной. Как и 23 июня, Камимура отсутствовал, и намечающееся сражение должно было произойти без него. Боевой строй Того, кроме «Микасы», составляли три броненосца: «Асахи», «Фудзи» и «Сикисима», и новые броненосные крейсера «Кассуга» и «Нисин». С юга к этой группе приближались на полной скорости легкие крейсера адмирала Дева во главе с еще одним броненосным крейсером, «Якумо». С севера к эскадре спешил присоединиться другой ветеран, экс-китайский «Чэн Юан».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать