Жанры: История, Публицистика » Николай Непомнящий » Военные катастрофы на море (страница 7)


Кажется, я чуть ли не жалею этого японского адмирала, что, по крайней мере, выглядит смешно. Не в этом моя задача. Если не касаться психологии, которая почти не принимается в расчет историками, достаточно сказать следующее.

Да, вечером 10 августа Того мог и должен был стремительно напасть и добить русскую Порт-артурскую эскадру.

Но поступать таким образом — подумаем об этом: действовать с огромными средствами современного флота — еще не присуще его терпеливому гению. Того еще не созрел для внезапных нападений или, скорее, еще не был достаточно силен для этого. Он кружил вокруг своей жертвы, обстреливая ее с дистанции, а ночью он еще раз спустил на нее свору своих миноносцев.

После гибели Витгефта «Цесаревич» доплелся до Шаньдунского полуострова, где был интернирован немцами. Крейсер «Аскольд» и один из миноносцев были интернированы в Шанхае, «Диана» в Сайгоне. «Новик», наскоро заправившись углем и совершив впечатляющий рейд вокруг Японских островов, после жестокого боя погибнет у острова Сахалин.

«Хотя большая часть вражеского флота смогла вернуться в порт, — писал Того микадо в ответ на поздравительную телеграмму флоту, — мы разработали другой план и готовы приступить к его выполнению, чтобы победно закончить эту войну». Важно выиграть войну, а не сражение. Некоторые упреки, сделанные гению Того, происходят от желания видеть его еще более блестящим. Мне кажется, что можно только приветствовать это отсутствие суетливости. Что касается пресловутого «луча славы», блеск которого вроде бы остался не замеченным Того, так это непревзойденная глупость.

Камимура после четырех месяцев различных операций с переменным успехом против русских крейсеров Владивостока одержал решающую победу в сражении 14 августа у мыса Уруссан. Его эскадра наконец освободилась для дальнейших действий у Порт-Артура.

В Порт-Артуре наземные японские батареи начали обстреливать акваторию порта. Русские корабли вынуждены были скучиться у западного берега, спасаясь от снарядов, как прохожий прячется от дождя, прижавшись к стене здания. 16 августа в крепость прибыл парламентер от генерала Ноги и передал коменданту «предложения о сдаче на почетных условиях». Под документом стояли две подписи: Ноги и Того. «Наша армия, — говорилось в послании, — почти закончила подготовку к генеральному штурму, который намечен на ближайшие дни. Если штурм начнется, участь крепости будет предрешена…». Чтобы избежать лишнего кровопролития, тандем Ноги — Того предлагал эвакуировать мирное население, а войскам сдаться на почетных условиях. Предложение было отвергнуто. Штурм начался 19 августа.

В следующие дни Ноги и Того пришлось признать, что в их ультиматуме содержалась, по крайней мере, одна неосторожная фраза: «Если штурм начнется, участь крепости будет предрешена…».

Генеральный штурм продолжался четыре дня, с привлечением всех сил и с яростной энергией. К вечеру четвертого дня японцам удалось овладеть тремя небольшими фортами, и не больше. Русские продемонстрировали в который раз исключительную стойкость в обороне. В эти дни они потеряли 4000 человек убитыми, японцы — 15 000. Ноги 24 августа писал Того: «Мы только что убедились, что даже беспримерное мужество и отвага не могут одни победить врага, который защищает до последнего человека хорошо вооруженные и укрепленные позиции. Опираясь на захваченные нами на этом этапе форты, мы будем продвигаться дальше, занимая один за другим остальные».

Один за другим. Того не нашел бы более обнадеживающего выражения. Его кораблям, пережившим сражение 10 августа, требовалась полная ревизия, и не на временной базе, а на заводах в Японии. Предстояло встречать 2-ю Тихоокеанскую эскадру русских. Ноги это прекрасно знал. Он бы хотел, конечно, взять Порт-Артур одним ударом и освободить Того от этой заботы. Но Порт-Артур оказался упрямым.

От агентов в России поступили сведения о скором отплытии 2-й Тихоокеанской эскадры. Больше сорока кораблей должны были покинуть Либаву. Подготовка к походу велась в ускоренном темпе.

Более сорока кораблей. Глядя на список необходимых ремонтных работ, составленный по рапортам командиров кораблей, Того задумался. Посылать корабли в Японию по очереди — ему не нравилось такое решение. Он бы хотел сам отвести флот на базу, лично присматривать за ходом работ. Но для этого надо было, чтобы в Порт-Артуре не осталось русских кораблей. Но Порт-Артур держался.

К Того прибыл офицер с посланием от Ноги. Генерал сообщал, что решил начать штурм Высокой горы. Ноги все понимал и хотел всеми способами помочь своему другу Того. Накануне Того просто передал ему полученную информацию о 2-й Тихоокеанской эскадре, не добавив от себя ни слова, и Ноги отвечал ему.

Высокая гора была двухсотметровой высоты сопкой. Она господствовала над всем западным бассейном бухты Порт-Артура и частью восточного. После трехдневной бомбардировки начался новый штурм. Как и предыдущий, он удался только частично. Высокая гора осталась у русских, но японцы овладели другой сопкой, Длинной горой, с которой открывался вид на часть внутреннего рейда. На вершине только что завоеванной сопки спешно устанавливались пушки и 280-мм мортиры. Да, надо было спешить. Снаряды японских мортир посыпались на русские корабли, производя серьезные разрушения, но 2-я Тихоокеанская эскадра уже вышла в море. Она не была больше гипотезой, проектом, угрозой, но уже реальностью. Сорок боевых единиц, разрезая морские волны, направлялись к Японии. А ни один

корабль Того не был еще отремонтирован, и Порт-Артур все еще держался. Шел третий день октября. Того написал Ноги, что абсолютно необходимо уничтожить русскую эскадру в Порт-Артуре в кратчайшие сроки.

Того, адмирал, писал об этом Ноги, сухопутному генералу. Редко когда в истории — может быть, никогда такого не было — флотоводец обращался с такой унизительной просьбой. Того платил сумасшедшую цену за недостаток дерзости вечером 10 августа. Но Того не был тщеславен, а Ноги был его другом.

Ответ Ноги пришел 13 октября. Подготовка к новому штурму Высокой горы еще не была закончена. Кроме того, для следующей атаки намечена другая цель.

Того отправляет к нему офицера своего штаба: абсолютно необходимо в первую очередь взять Высокую гору.

— Хорошо, — ответил Ноги. — Мы атакуем 26 ноября.

Полтора месяца. Это слишком долго. Но Того понимал, что Ноги не может начать раньше. В ожидании назначенного дня он вывел свои корабли в море на тактические маневры.

26 ноября прогремел взрыв мины под стеной одного из главных русских фортов, форта номер 2, и японская пехота устремилась в пролом. И снова она была отброшена. Пять тысяч человек сложили головы в этом бою, который оказался только отвлекающей атакой. Штурм Высокой горы начался 27 ноября. Во многих документах, описывающих эти события, и даже в японских, можно прочитать фразу: «После пяти дней яростных боев…». В самом деле невозможно описать точнее ту рукопашную, которая длилась пять дней и пять ночей.

В результате этих боев Высокая гора, ключ к Порт-Артуру, была взята.

Через час на ней была установлена японская артиллерия. Через два часа она открыла огонь по русской эскадре. Первые снаряды упали на «Полтаву». Начался пожар. Чтобы избежать взрыва, пришлось ее затопить. 6 декабря затонули «Ретвизан» и «Пересвет», 7-го настала очередь «Победы» и «Паллады». «Севастополь», отбуксированный на большой рейд 9-го, пять ночей подвергался атакам миноносцев и, дырявый, как плетеная корзинка, осевший кормой на мель, представлял собой лишь обломки. Русская эскадра наконец-то перестала существовать.

Эта победа дорого стоила не только армии. 10 октября крейсер «Акаси» подорвался на мине, осуществляя блокаду порта. 13 декабря, в полночь, другой крейсер, «Тарассаго», наскочил, в свою очередь, на мину и унес с собой на морское дно 279 моряков. Ноги передал Того свои соболезнования.

— Я надеюсь, что теперь, — написал он в заключение, — когда вражеская эскадра уничтожена, вы можете вернуться в Японию.

Того, в свою очередь, принес соболезнования генералу: во время последнего штурма крепости Ноги потерял двух сыновей.

23 ноября Того получил приказ оставить в Порт-Артуре и в прилегающих проливах достаточные силы, чтобы перехватить последние из оставшихся в живых русские корабли, а остальной флот отвести в Японию для ремонта. Порт-артурская эпопея завершилась 2 января капитуляцией русских войск.

30 декабря 1904 года Того в сопровождении адмирала Камимуры сошел с поезда на токийском вокзале. На перроне его встретил представитель императорского дома и передал ему, что император желает, чтобы он в первую очередь отправился к нему.

— Хорошо, — сказал Того.

Они пересекли холл вокзала и оказались на верхней ступеньке лестницы, ведущей на площадь. Того невольно остановился.

Перед ним, под ним простиралось море, которого он ни разу в жизни не видел. Море голов и лиц, размахивающих рук, колеблющихся флагов, подбрасываемых головных уборов. Толпа непрерывно кричала. Казалось, люди сошли с ума, увидев человека, стоявшего на лестнице вокзала в окружении офицеров. Лицо этого человека было им незнакомо. День за днем море и солнце, мороз и ветер покрыли его лицо словно бронзовой маской.

Удивленный — никто не видел до сих пор Того удивленным — Того обнажил голову в знак благодарности людям. Он снял фуражку. На секунду ураган человеческих возгласов смолк. Толпа поняла, чего стоила война Того: волосы адмирала были белы, как снег.

Сразу после приема у императора Того поехал домой, а через три дня отпуска адмирал уже вернулся к службе. Утром и вечером он отправлялся на совещание в морское министерство. Там собирались руководители других министерств и многие высокопоставленные чиновники. Речь шла о подготовке к встрече с русской 2-й Тихоокеанской эскадрой.

Сначала — как всегда с самого начала — стоял вопрос о командовании. У Того уже был свой список офицеров, которых он хотел бы видеть в своем штабе в решающем сражении. Он зачитал его. Министры переглянулись, качнули головами в знак согласия. Решено. Нет необходимости перечислять все фамилии, их более пятидесяти. Укажем только, что Дева и Уриу, получившие звания вице-адмиралов, сохранили свои посты во главе крейсерских отрядов; бывший начальник штаба Того Симамура, ставший контр-адмиралом, стал командиром дивизиона кораблей во 2-й эскадре, у Камимуры. Новым начальником штаба у Того стал контр-адмирал Като. Основное внимание на совещаниях уделялось обсуждению планов предстоящей кампании, подготовленных Того.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать