Жанр: Ужасы и Мистика » Ричард Льюис » Пауки-убийцы (страница 11)


Алан, почувствовав приступ тошноты, бросился вон из гаража. Через несколько минут оттуда вышел и Брэдшоу со своими людьми, черный столб дыма вырвался вслед за ними.

Алан сорвал свой шлем, когда мужчины подошли к нему.

— Что там? — воскликнул он.

Брэдшоу тоже снял шлем. Его лицо было белым.

— Мы сожгли его. Вы бы видели его глаза сквозь стекло шлема, когда эти твари жрали его. У нас не было выбора. Мы сожгли его, — повторил он.

Полицейские молча ждали своего шефа. Только звуки пылающего гаража нарушали тишину. Инспектора Брэдшоу мучительно рвало.

Глава девятая

Чарли, как Алан окрестил гигантского паука — свой мрачный трофей, зловеще глядел из клетки. Все его восемь глаз сфокусировались на спине Алана, склонившегося над столом. В кабинете были также Луиза и индийский доктор Карен Патим — эксперт-токсиколог, специализирующийся на ядах.

Все трое выглядели очень устало. Они работали без перерыва уже почти двое суток, пытаясь найти антидот к яду паука. Безуспешно. Вошел Питер Уитли. Он принес кофе. Выражение разочарования не сходило с его лица.

Время летело быстро. Изучая маленьких пауков, принесенных Аланом, они пришли к выводу, что самки, действительно, не откладывают яички, а носят их с собой. И хуже всего то, что каждая из них имеет около 400 яиц. Если у них постоянное воспроизводство, то вряд ли их можно уничтожить. Питер подсчитал: если они будут нормально размножаться, то через три месяца весь юго-восток Англии будет кишеть этими страшными насекомыми.

Эта информация была передана премьер-министру, тот недолго думая, сообщил это прессе. Среди населения началась паника. Пауки неумолимо продвигались к Лондону, нападали в любое время дня. Это было еще одно отклонение. Уитли обратил внимание, что до сих пор насекомые охотились только ночью.

Любое живое существо, попавшееся на их пути, пауки уничтожали. Коровы, овцы, даже целые конюшни лошадей мгновенно поедались. Там, где они проходили не оставалось даже птиц, мертвая тишина стояла после них.

Люди в Фарнборо, Орлингтоне, Кройдоне, Брюмлее подвергались нападениям пауков в своих домах. Даже те, кто получал лишь укусы, вскоре умирали, распухнув до неузнаваемости.

Поезд, следовавший в Севенок сошел с рельс: водитель был искусан и растерзан. Пока поезд двигался без управления, эта стая убийц успела пробежаться по вагонам. Когда состав перевернулся, пассажиров раскидало в разные стороны. Они лежали как поломанные куклы. Пауки забирались на них и терзали, рвали на куски.

Жители в суматохе покидали эти районы. Официальные службы что-то обещали, просили не уезжать. Им, конечно, никто не верил. Насекомые продвигались на север, и, казалось, их уже ничто не остановит.

Паника росла, у людей все вызывало подозрение, и это было самое худшее. Малейшее движение вызывало страх. Каждый куст, дерево — все, где могли спрятаться пауки, пугало людей. Мужчины, женщины, дети боялись гулять по улицам Лондона, вдруг стая пауков вылетит из водосточной трубы. Те, чьи дома были расположены вблизи парков, скверов, жили в постоянном страхе. Листья, сорванные с деревьев ветром, вызывали ужас.

Даже владельцы квартир в высотных домах не могли жить спокойно. Лифты казались им клетками, в которых их караулит смерть, после того как пауки забрались в один офис в Кройдоне и замкнули электрическую систему. Лифт, полный людей, которые собирались домой, застрял между этажами. Пауки забрались туда сквозь щели в потолке и спускались на головы своих кричавших от ужаса жертв. Когда полиции удалось наконец спустить лифт, там остались только скелеты.

Матери забирали своих детей из школ, мужчины заколачивали полиэтиленом все окна и щели в своих домах; рестораны, кинотеатры закрывались.

Лондон словно обезумел.

Пауков уже видели в Блэклете, в десяти милях от столицы. Лондон стал напоминать город, захваченный войной. Машины нескончаемым потоком неслись на север, оставляя город. Сфера услуг, телефонная сеть, электричество работали с перебоями. Королевская семья вылетела в Канаду — еще один сигнал отчаяния для людей, которые вскоре обнаружили этот факт, несмотря на попытки скрыть его. Врачи и медсестры оставались на рабочих постах день и ночь, но все равно больницы были переполнены кричащими, стонущими, умирающими жертвами пауков.

Всем стало ясно, что продолжающуюся резню не остановить.

Алан и Группа действий по борьбе с пауками оставались в Лондоне. Работая сутками, люди пытались найти выход из сложившегося кризиса. Лучшее, на что они могли надеяться, — найти антидот к яду. Алан, как и другие, жил на нервах, сознавая, что любая щель в стене, пространство под дверьми может послужить ходом для пауков.

Спать было почти невозможно; для Алана, как и для других оставшихся в Лондоне, темнота была новой причиной для страха. Закрыв глаза, можно было пропустить подозрительное движение в тени.

— Мы забираем вас отсюда. Соберите свои материалы и будьте готовы завтра к 11 утра.

Алан вопросительно посмотрел на сэра Стенли Джонсона, старшего гражданского служащего, члена Совета действий по борьбе с пауками, руководящего их группой. Ему очень не нравился Джонсон, раздражали его постоянные требования придерживаться инструкции несмотря на обстоятельства.

— Но зачем? — спросил Алан. — Все, что нам нужно, мы имеем и здесь.

— Премьер-министр считает, что вы будете в большей безопасности в здании северной части Лондона.

— Почему? Неужели вы думаете, что пауки не смогут перебраться через Темзу? Для них это не составит труда. Нам и здесь хорошо работается. И мы не нуждаемся в переселении. Я уверен,

что могу ответить за всех. Оставьте при себе свои рекомендации.

Сэр Стенли Джонсон затрясся от возмущения. Алан никогда еще не видел его в таком состоянии. Он улыбнулся, с трудом удерживая приступ смеха. Гражданский служащий стоял, раздувая ноздри. Его лицо покраснело, руки тряслись. Алан наслаждался его видом.

Наконец сэр Стенли Джонсон успокоился.

— Мне кажется, вы не читаете ежедневный бюллетень, который вам присылают каждое утро из Комитета?

Сэр Стенли с благоговением произнес это название.

— Я никогда не заглядываю в них, — признался Алан. — Слишком сложно. И теперь...

— Тогда наверняка вы не знаете утренних новостей, — перебил его сэр Стенли.

Алан покачал головой, опасаясь услышать о новых инструкциях.

— Несмотря на наши попытки удержать пауков, им удалось перебраться через Темзу.

— Как? Где? — воскликнул Алан, весь его юмор исчез.

— Мы не уверены, но думаем, что где-то около Гравсенда.

— Они не умеют плавать. Они бы потонули.

— Когда вода спадает, можно перебраться на ту сторону по более или менее сухой почве. У них была целая ночь на это.

— Боже! — воскликнул Алан, слабость охватила его тело. — Теперь нам конец!

— Мне кажется, нет никакой разницы, — Джэнсон повернулся к Алану, голос его понизился, — не имеет значения, где они перебрались через Темзу. Они могли попасть в Северный Лондон и с запада, или как-нибудь еще.

— Это значит, пауки могут захватить всю страну.

— Вы правы, Мэйсон. Если вы теперь готовы переехать, пожалуйста.

Алан кивнул.

— Мы подготовимся, — сказал он сухо, не представляя, какой смысл мог иметь этот переезд.

На следующий день они переехали в современное, застекленное четырехэтажное здание. Прежде оно принадлежало химической мануфактурной компании, и Алан должен был признать, что выбор был хороший. С охраной при входе ученые могли спокойно работать, при необходимости здесь можно было переночевать. Захваченных пауков они перевезли с собой, Чарли мог гордиться местом у окна.

Каждый день приходили сообщения о пауках в округе. Лондон стал городом призраков, судя по поведению людей, живших в нем.

Берт Джексон налил себе огромную кружку чая. Наступило вечернее время, которым он всегда наслаждался. Животные утихли. Теперь он мог расслабиться в своем офисе, вытянуть ноги и смотреть все, что передают по телевидению. Тишина воцарилась над Домом собак. Это все, что нужно было Берту. Он включил телевизор, но успел посмотреть только окончание ночных новостей: станция прекратила работу. Разочарованный, он взял какой-то детектив и вскоре погрузился в него.

В полночь ему захотелось еще чая. Он как раз собирался зажечь газ, когда услышал лай собак. Лай не прекращался.

— Что могло случиться? — проворчал он и поставил чайник.

К тому времени, как он дошел до конца коридора, который вел к клеткам, ему уже казалось, что все собаки в здании лают и рычат. Это были не нормальные звуки, а какой-то ужасный вой.

Открыв дверь в первую секцию, он подошел к крайней клетке. Сначала он увидел, что собака, рыча и воя, почему-то яростно бросается на дверь клетки. А потом он увидел их. Пауков. Они ползали по клеткам, нападая на запертых животных. Заметив движение на дальней стене, Берт понял, как они сюда попали. Вентиляционное окошечко наверху было открыто. Бесконечный поток двигался из него.

— О боже, — прошептал он. — Боже милостивый! — Он любил своих животных.

Берт огляделся, но ничего нельзя было поделать. Он с ужасом смотрел на своего любимца Элсатина. Его голова и живот были покрыты черными насекомыми. Он все еще бросался на стенки своей клетки, рыча и воя в бессильной ярости. Кровь текла из его открытой пасти.

В следующей клетке лежала на боку дворняжка. Ее тело было растерзано. Внутренности вывалились. Берта вырвало, при виде пауков, выползавших из ее живота.

Везде он видел одинаковые жуткие картины. Это была настоящая резня. У животных не было никаких шансов. Берт тихо вышел и плотно закрыл за собой дверь. Потом он бросился в свой офис и позвонил в полицию.

К тому времени как полицейские приехали, над собачьим домом вновь воцарилась тишина.

Подобные истории поступали из Кента, Суррея и Хампшира — там были съедены целые семьи. Наиболее состоятельные люди собирались покинуть страну. Остальным оставалось уповать только на бога.

Однажды убийства прекратились. На следующий день тоже не поступало никаких сообщений. Ни один человек или животное не подвергались нападениям. Никакие новые пространства не были заняты пауками. Казалось, эти насекомые исчезли с лица земли.

Авторы первых статей призывали не тешить себя напрасными надеждами. Но еще через день и они решили, что наступило затишье.

Ни одного паука не было видно неделю, две недели, потом месяц. Человеческая натура оставалась все той же. Население Лондона и округи с облегчением вздохнуло. Стали возвращаться беженцы. Жизнь начала принимать свое прежнее течение. Открылись рестораны, несколько театров начали свои представления. Газеты, телевидение, радио стали посвящать целые страницы, передачи размышлениям, что же могло случиться с насекомыми.

Почти все поверили, что пришло избавление. Но не Алан Мэйсон.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать