Жанр: Ужасы и Мистика » Ричард Льюис » Пауки-убийцы (страница 14)


— Но почему же они не убили его?

— Я не знаю, — ответил Алан. — Есть только один путь выяснить это.

— Какой?

— Кто-нибудь из них спустится сюда и посмотрит...

Глава двенадцатая

Алан сам вызвался съездить в Кент и осмотреть заброшенное государственное сооружение. Но поездка на некоторое время была отложена. Брэдшоу нашел человека, бывшего одним из руководителей центра — профессора Колина Бойда. Бойд проживал на севере Скотланда, где поселился несколько лет назад, уйдя в отставку. Брэдшоу договорился, что Бойд приедет в Лондон.

Невероятно, но профессор ничего не слышал о нашествии пауков. Не имел ни радио, ни телевизора, старый отшельник даже не читал газет. А его потревожили только после того, как был объявлен национальный розыск, и какой-то местный полицейский случайно вспомнил о «странном отшельнике», жившем в одном из коттеджей в его округе.

— Он показался мне очень сложным человеком, — сказал Брэдшоу.

— Правда? После всех жестокостей, которые он, вероятно, видел в связи со своей работой и живя в абсолютной изоляции, он мог просто свихнуться, — предположил Алан. — Вы можете вообразить. Кто-то посвятил всю свою жизнь изучению химикатов, которые калечат, убивают, разрушают. Не стал бы он по меньшей мере странным?

— Я тоже так думаю, — согласился Брэдшоу. — Хотите просмотреть последние сообщения, полученные от людей, живущих поблизости от поместья?

Алан покачал головой.

— Я уже достаточно наслушался. Они все говорят почти одни и те же вещи. Хотя, почему ни один из них не принял никаких мер, это выше моего понимания. Ягнята, птицы, телята, даже пара диких коз, однажды пропавшие, позднее были найдены обглоданными до костей. Это меня беспокоит.

— И среди фермеров попадаются разные люди, — ответил инспектор. — Как вы, наверно, уже читали, один из них предположил, что виной всему дикая собака. Все они хотели изловить это животное и считали, что проблему можно решить собственными силами. И их не в чем винить. Мы же сами сначала не могли поверить, что все это вытворяют пауки, не правда ли?

Алан вынужден был согласиться.

Профессор Бойд прибыл на следующий день. Это был высокий, худощавый мужчина. В молодости он, видимо, отличался приятной внешностью. Сейчас его лицо было испещрено морщинами и обрамлено аккуратной белой бородкой. Такие бородки чаще бывают у молодых капитанов, чем у старых биохимиков.

Но глаза ученого были странными. Они постоянно нервно перебегали с предмета на предмет. Алан понял, что это не было проявлением хитрости. Человек слишком много пережил. Глаза отражали его воспоминания.

Бойд сидел в маленькой лаборатории спиной к клеткам с пауками. Когда Алан показал ему насекомых, пожилой человек чуть не упал в обморок.

— Это — наша оплошность, — бормотал он, глядя прямо перед собой и не слыша как Алан предлагает ему стул. — Но мы даже не могли себе представить! Мы не знали.

После этого он как будто опасался глядеть в их сторону. Он сидел, отвечал на вопросы, которыми его буквально засыпали Брэдшоу и Алан. Тело его вздрагивало, руки бессильно висели. Стенографистка из полиции делала краткие записи их беседы.

— Давайте начнем с самого начала, профессор Бойд, — сказал Брэдшоу.

— Начало? А где оно — начало? — заволновался старик. — Начало было положено тогда, когда человечество почувствовало потребность убивать как можно в больших размерах. Вот начало.

Инспектор нетерпеливо заерзал в кресле. Он взглянул на Алана, тот тихо сказал:

— Пусть он рассказывает в таком порядке, какой ему удобнее.

— После того, как бойня второй мировой войны закончилась, правительство собрало разных ученых в местечке поблизости от Хова. Физиков, химиков, биохимиков, атомщиков — всех вместе, — продолжал Бойд.

— Мы поклялись, что сохраним в секрете это собрание, и все, о чем здесь будет говориться, в течение трех дней.

Речь держал какой-то представитель армии — я забыл, как его имя, это был главнокомандующий. Он говорил о холодной войне и условиях военного равновесия, о необходимости выработки единой оборонительной стратегии для всей Европы против России. И мы получили инструкции, — старик замолчал. Брэдшоу и Алан смотрели на него, ожидая продолжения.

— Русские были врагами номер один. Этот военный поведал нам, что за событиями в Греции и Италии стояли русские. Он сообщил, что у красных огромные запасы ядерного оружия, они открыли новые, более совершенные методы передвижения в пространстве ядерных боеголовок.

И еще он сказал, что русские не так глупы, чтобы захватить полмира, оставив другую половину насыщенной радиацией. Согласно донесениям военной разведки — я думаю, он имел в виду шпионов — коммунисты уже несколько лет ведут исследования в области биохимического оружия.

— Вы считаете, что химическое оружие тоже относится к военной технике? — спросил Алан.

— Называйте его, как хотите, — тихо ответил Бойд. — Использование токсинов и газа нейтрализует врага. Во всяком случае, мы решили, что должны развивать собственную систему в этом направлении. Деньги не имели значения. Ах да, еще, американцы работали вместе с нами. Не в физическом смысле, конечно, они вели собственные исследования, но у нас был постоянный обмен информацией.

— Каковы же были цели? — спросил Алан.

— Вы должны помнить, что мы все только что пережили войну, какой еще не знало человечество. Мы верили, что если мы разработаем нашу систему не возникнет ситуация, какая была в 1939 году, когда

Англия и ее союзники оказались совершенно неподготовленными к войне. Нам казалось, что мы можем предотвратить следующую войну.

Алан кивнул. Ему было интересно, как бы он поступил в подобной ситуации.

— Итак, ученые-атомщики приступили к разработке новых типов атомных бомб, а химики и биологи должны были создать совершенно новый вид оружия. Но этого не произошло до 1952 года, до тех пор пока правительство не построило для нас научный центр в Кенте. Они решили, что Кент достаточно отдален от Лондона, и если что-нибудь случится, это не вызовет недовольства населения. Выходит, центр находился все-таки очень близко.

Алан хмуро взглянул на Брэдшоу. Профессор Бойд так спокойно описывал подробности, как будто речь шла об изобретении нового рецепта бисквита.

— Да, профессор, — перебил его инспектор. — Все это очень интересно. Но пока мы здесь сидим, тысячи, если не миллионы пауков продолжают разрушать нашу страну. Мы бы хотели узнать конкретно, чем вы занимались в этом научном центре?

— Я как раз подхожу к этому, — сказал старик, подняв руку к лицу. — Извините, все это оказалось для меня как гром среди ясного неба. Я — просто в шоке...

— Да, конечно, — сказал Брэдшоу безо всякой симпатии. — Мы все сейчас в шоке. Продолжайте пожалуйста.

— Основная идея была — продвинуть вперед военную промышленность с помощью особого вида газа, который убивает человеческие существа, но сохраняет окружающую природную среду. Это было основное. Это означало, что человеческое население может быть истреблено, но такие живые существа, как коровы, овцы, а также насекомые и растения, необходимые для поддержания экологического баланса, сохраняются. Армия может возвращаться в свою страну и работать в области экономики, промышленности, сельского хозяйства.

— Черт возьми, — пробормотал Алан.

— Невозможно, — сказал Брэдшоу.

— Невозможно? Вы говорите невозможно? — спросил Бойд, широко раскрыв глаза. — О, да. Мы тоже так думали. Но позвольте мне рассказать вам к чему мы пришли, претворяя в жизнь эти инструкции. Да, мы почти достигли успеха, почти достигли... — его голос сорвался. Он дрожал.

Брэдшоу посмотрел на Алана. Тот сидел с каменным лицом и не находил слов прощения для Бойда. Он всю свою жизнь посвятил биологии, изучению живых организмов, а этот человек хладнокровно описывает, как он почти обнаружил разрушительный химикат, по своей гибельной силе превышающий атомную бомбу.

Нет, он не мог сочувствовать Бойду. В процессе рассказа ему не раз хотелось ударить старика.

Нет, не мужчины пришли на помощь профессору. Это сделала стенографистка, девятнадцатилетняя девушка. Она налила воды в чашку и протянула ее Бойду. Она не совсем понимала, о чем идет речь.

— Извините... Извините меня, — бормотал он. — Это было так давно. Сейчас я вижу все в другом свете.

Выражение лица Алана не изменилось.

— Что, собственно, вам удалось создать? — спросил он сухо.

— Мы пытались синтезировать газ, который выделяется в процессе прессования специальной химической смеси, находившейся в пулях. Мы использовали обычное оружие. Но газ не действовал достаточным образом. Один из конституентов задерживал химическую реакцию...

— Подождите! Минутку! — Алан впился глазами в Бойда. — На чем или на ком вы испытывали свой газ?

Профессор опустил голову и задвигал ногами.

— Я бы лучше не отвечал на этот вопрос, — пробормотал он. — Нет, нет, Я не хочу отвечать.

— Отвечайте же! — воскликнул Брэдшоу, устав от уклончивых ответов Бойда. Он хотел встать. Алан схватил инспектора за локоть и удержал его.

— Так мы ничего не добьемся, — сказал он тихо. — Помните, он же не обыкновенный преступник. Может быть, он просто не понимал, что делал.

— О да, молодой человек, — глухо зазвучал голос Бойда, он продолжал сидеть, прижав подбородок к груди. — О да, мы знали, что делали, но мы были уверены, что все это во благо человечеству.

Брэдшоу откинулся на спинку стула.

— Вы собираетесь ответить на вопрос? На чем вы испытывали свой газ?

Бойд закашлялся.

— Я думаю, так или иначе, правда выйдет наружу. Мы... Мы испытывали его на людях.

— Боже милостивый! — прошептал Брэдшоу. Алан почувствовал, как силы оставляют его. Даже стенографистка прервала свои записи и недоверчиво взглянула на старика.

— Да мы ставили опыты с газом на людях, — повторил он, как будто был не уверен, что все его услышали. — Это были сумасшедшие, не имевшие надежды на выздоровление, раковые больные, которым оставалось жить несколько дней или недель, солдаты-инвалиды. Мы были очень разборчивы.

Алан вскипел от ненависти. Он вцепился в ручки кресла, лицо его побелело. Только одно желание охватило его — убить этого старика, сидевшего перед ним.

Брэдшоу с силой сжал его руку и прошептал:

— Успокойся! Я знаю, что ты сейчас чувствуешь, но нам еще нужно узнать, что же произошло. Около пяти миллионов жизней зависят от того, что он сейчас нам расскажет.

Алан обдумал эти рассуждения и сел.

— Еще одну вещь я хотел бы узнать, — сказал он, скрипя зубами. — Скольких... Скольких вы убили?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать