Жанр: Ужасы и Мистика » Ричард Льюис » Пауки-убийцы (страница 8)


Глава шестая

Утро в понедельник началось для семьи Грантов как обычно. Джимми Грант был недоволен отсутствием почты. Его жена Шейла в раздражении из-за его ворчания предложила ему пожаловаться в Скотланд-Ярд.

Их трехлетний сын Джим отказывался завтракать, требуя чего-нибудь сладкого. Когда Джимми дал сыну шоколадку, Шейла вышла из комнаты, причитая на тему о «непомерных требованиях этих избалованных детей». Семимесячная дочурка плакала у нее на руках, прося молока.

Шейла еще кормила малышку, когда Джимми заглянул к ней в комнату и пошутил:

— Неразумная мать, ты что же, хочешь, чтобы твой ребенок стал жирным?

В общем, это было обычное утро для семьи Грантов.

Семья жила в Уэльсе только несколько недель. Раньше Джимми был старшим преподавателем в Абердинском университете, а Шейла, которая была моложе его на десять лет, ей недавно исполнилось двадцать, была одной из его студенток.

Несмотря на кричащие разногласия, которые возникали у них почти каждый день, они были счастливы друг с другом.

Седьмой год работал Джимми в Университете. А по давней традиции, на каждый седьмой год преподаватели освобождаются от лекций.

— Вы знаете, что наступил момент, и вы, мистер Грант, на целый год освобождаетесь от лекций? — серьезно спросил его профессор.

— Конечно, сэр, — ответил Джимми. — Это позволяет заняться научными проблемами и ознакомиться с новейшей литературой, — продолжил он, думая о том, что мог бы провести несколько месяцев на юге Испании.

— Хорошо, я надеюсь по истечении этого срока получить от вас интересные, новые исследовательские работы, — так же серьезно закончил профессор.

— Конечно, сэр.

Выйдя из приемной профессора, Джимми направился в местную гостиницу и заказал банкетный зал, чтобы через несколько дней организовать там прощальную вечеринку.

Он не придавал особого значения словам о научной работе. Джимми, как и другие преподаватели, знал, что старый профессор последние двадцать лет говорит одно и то же всем работающим седьмой год. Но еще ни один не возвратился с чем-нибудь стоящим для науки. Большинство из них считало этот период возможностью хорошенько отдохнуть.

В конце концов Гранты решили, что Испания для них не годится. Дочка была еще слишком мала.

Джимми был разочарован, он еще никогда не был в Испании. Но Шейла, упрямая женщина, настояла на своем.

— Почему бы нам не съездить в Кент, и не повидать наших друзей, ведь ты сам жаловался, что давно не встречался с ними? — спросила она. — А если мы удачно снимем квартиру, то сможем ездить в Лондон и посещать разные шоу.

— Стриптизные шоу? — улыбнулся Джимми. Шейла сердито вскинула брови.

Когда они прибыли в Кент, друг нашел для них дешевый дом на окраине Уэльса. Хозяева на год уехали за границу и не хотели, чтобы дом пустовал.

Это было большое здание, построенное без всякого плана, его окружал большой сад. Дом был слишком велик для забот Шейлы, но, по счастью, здесь продолжала работать горничная, которая приходила каждый день и приводила в порядок комнаты. Оказалось, что она до безумия любит маленьких детей, так что была настоящей находкой для Грантов.

— Она, наверное, согласится посидеть с детьми, когда мы отправимся в Лондон, — сказал Джимми Шейле. И оказался прав. Миссис Дженкинс была только рада провести вечер с детьми и дать родителям возможность отдохнуть в Лондоне.

Днем, огорчившись, что дети такие избалованные и несносные, Джимми решил закрыться от всех забот в кабинете и взял с полки томик Всемирной истории. Вскоре он так погрузился в этот исторический труд, что глубоко заснул.

Шейла, поиграв с детьми, стала укладывать их спать. Окна детской выходили в сад. Дэмин долго не мог уснуть, несколько раз пытался выскользнуть из кровати, но под конец затих, посасывая палец и укоризненно глядя на свою маму. Малышка уже заснула, и Шейла тихо выскользнула из комнаты, закрыв за собой дверь, и направилась на кухню, собираясь готовить ужин. Она включила радио и вскоре заслушалась приятной мелодией.

Дэмин не собирался спать. Тихо посапывая, он рассматривал деревья через открытое окно. Две птички шумно чирикая, перелетали с ветки на ветку. Потом он увидел черного паука, ползущего по подоконнику, и засмеялся: паук напомнил ему какую-то детскую сказку из одной его книжки с картинками.

Он сел на кровати, вынув палец изо рта.

— Пида, пида, — позвал он, припомнив прочитанную ему мамой историю о маленькой мисс Маффет. Зачарованный, Дэмин наблюдал, как все больше и больше пауков ползли по

подоконнику и быстро спускались в комнату. Он смеялся, когда они заползли на ковер и там замерли. Толстое черное насекомое спрыгнуло с подоконника и проползло в центр спальни, остановившись как раз между колыбелью малышки и кроваткой Дэмина.

— Пида, пида, — повторял он, перегнувшись через край кроватки. Насекомые все еще стояли без движения. Он не мог понять, что за необычное черное существо снова вскарабкалось на подоконник. Оно выглядело как паук, но даже по детскому понятию о размерах, было намного больше других. С улыбкой Дэмин наблюдал, как великан поднял две лапки и покачал ими из стороны в сторону. Дэмин смотрел, как солнце отражается на его матовой спинке и черных блестящих челюстях, улыбался необычной игре света.

Он не заметил, как пятно пауков разделилось на две части, одна двигалась к колыбели, другая — к его кроватке. Он перестал улыбаться только, когда увидел, как первые черные насекомые забрались на кровать и поползли по пододеяльнику. Один из них прыгнул ребенку на руку. Дэмин почувствовал острую боль от укуса. Другие пауки тоже стали карабкаться на ребенка. Он закричал.

Шейла была все еще на кухне. Она скорее почувствовала, чем услышала, крик своего ребенка, выключила радио и сразу до нее донесся душераздирающий вопль сына.

Ее сердце страшно забилось, Шейла поспешила в комнату и с разбега распахнула дверь. Комната была наполнена массой черных насекомых, которые все еще продолжали прибывать, спускаясь с подоконника. Маленькая кроватка была полностью покрыта ими. Она смогла разглядеть только макушку Дэмина. И одну руку, которой он еще пытался отбиваться от пауков.

В ужасе она повернулась к колыбели, и увидела, что и там кишат сотни этих жутких существ. Бросившись вперед, Шейла закричала:

— Дэмин! Трисия! О боже!.. Джимми! Джимми!

Она пыталась пройти к колыбели давя ногами твердые туловища насекомых, прокладывая себе дорогу среди них. Огромный паук взобрался и ужалил ее, Видя своих детей в опасности и чувствуя резкую нестерпимую боль, она кричала все громче, но у нее перехватывало горло. Шейла хотела выбежать, но уже целая куча маленьких насекомых карабкалась по ее ногам и кусала, жалила, терзала ее тело. Она споткнулась и упала лицом вниз, издав при этом последний безнадежный крик, от которого проснулся, наконец, Джимми и поспешил в детскую.

Для Шейлы это было уже тоже слишком поздно. Когда она почувствовала, как эти мерзкие насекомые ползают по ее телу, рассудок ее помутился и сердце остановилось в груди, В этот момент Джимми распахнул дверь. Сначала он ничего не мог понять. Потом сквозь черноту, кишевшую на полу, увидел тело Шейлы. Его желудок свело, он почувствовал приступ тошноты. Инстинктивно он взглянул на кроватку Дэмина и пошатнулся в отчаянии.

Джимми развернулся, чтобы выбежать в коридор. Пауки двинулись за ним. Вот они карабкаются по его ботинкам, ползут по ногам, он ощутил боль от их укусов. Когда гиганты, каждый размером с краба, двинулись к нему, остальные мелкие насекомые оставили тело Шейлы и тоже поползли в сторону Джимми. Больше он не мог вынести. Потеряв сознание, медленно осел на пол, а пауки продолжали терзать его тело. Закончив, черная масса пауков, извиваясь как лента, потекла обратно через подоконник в сад.

В этот момент миссис Дженкинс приближалась к дому, нагруженная продуктами и сладостями для детей. Корзинка уже оттянула ей руку. Миссис Дженкинс никогда не пользовалась парадной дверью, она проходила через боковую, которая вела на кухню. Выйдя из-за угла дома, она увидела целый поток пауков, движущийся из окон детской в сад. Она бросила корзинку и смотрела на это, не в силах пошевелиться. Чуть не потеряв рассудок от того, что увидела, миссис Дженкинс бросилась к ближайшему автомату. Ее лицо покрылось пятнами. Почти в истерике дрожащими пальцами она набрала номер и вызвала полицию.

Когда прибыл наряд полиции, миссис Дженкинс все еще находилась в телефонной будке. Трясясь от страха, она рассказала о том, что видела.

Прибыл инспектор Брэдшоу. Он первым вошел в детскую комнату. Его лицо было белым как полотно, когда он выходил из дома. В руках он нес небольшой пластиковый пакетик с телами трех раздавленных пауков, которые были найдены под растерзанным корпусом Шейлы Грант.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать