Жанр: Научная Фантастика » Михаил Немченко, Лариса » Мухонавт (страница 1)


Немченко Михаил & Лариса

Мухонавт

Михаил Немченко, Лариса Немченко

МУХОНАВТ

Первый раз Кострова прихлопнули два года назад на Флеммии, и шок был такой, что с непривычки он провалялся тогда в больнице почти три недели. Но организм сумел, как видно, порядком адаптироваться, и когда нынче зимой Кострова прихлопнули на Ируме, третьей планете Антареса, - он вышел из больницы уже через одиннадцать дней. И вот сейчас подходил к концу двухмесячный отпуск, предоставленный ему для укрепления нервной системы после того памятного удара щупальцем в одном из голубых парящих дворцов Ир умы.

Отпуск свой Костров, как всегда, разделил поровну между северным и южным полушариями. Месяц прожил в лесном пансионате на Урале, а потом, поставив в угол поднадоевшие лыжи, вызвал воздушное кибертакси и пару часов спустя с наслаждением улегся на горячий белый песок полупустынного пляжа на западном побережье Мадагаскара. Так чудесно было после заснеженной тайги жариться на солнце и плавать в прозрачной воде маленькой бухты или, облачившись в "рыбью чешую" - костюм-пленку, извлекающий изводы кислород, часами скользить в зеленоватом полумраке среди обросших водорослями скал, среди рыбьих стад и кораллов, будто пропитываясь очищающей, таинственной тишиной глубин...

Во время одного из утренних заплывов Костров почувствовал знакомое покалывание в правом запястье.

- Подождите пять минут, - проговорил он, поднеся к губам руку с герметичным браслетом видеорации, и поплыл к берегу.

Плюхнувшись на песок, Костров включил экранчик, на котором, как и следовало ожидать, появилась седая голова начальника Упреконфа Яна Тареша.

- Ну, как отдыхается? - спросил он, внимательно разглядывая своего загорелого до шоколадности сотрудника.

- Грандиозно, - сказал Костров и показал большой палец. Он сразу почувствовал, что этот вопрос - только предисловие. И не ошибся.

- Кендла только что прихлопнули, - сообщил Тареш.

- Опять на Ируме?

Тареш отрицательно покачал головой.

- На Ируме сейчас воцарилась тишь да гладь - чаще раза в месяц можно и не заглядывать. А вот между Лтеей и Оэрном назревает такая заваруха, что нельзя спускать глаз ни на минуту. И тут как назло...

- На Оэрне прихлопнули?

- На Лтее. И как раз в тот момент, когда удалось уловить в мыслях оэрнского посла очень тревожную информацию... Кендла тут же заменил Диас. Но в резерве у меня осталось всего два оператора. Так что придется тебе, Ваня, выйти из отпуска на восемь дней раньше...

- На девять, - поправил Костров.

- Компенсируем осенью турпоездкой на Марс, - пообещал Тареш. - Значит, так и передаю в аппаратную: Костров начнет вживание сегодня в пятнадцать ноль-ноль... Сам понимаешь: если мы проморгаем, и Лтея с Оэрном снова передерутся - может не поздоровиться всем окрестным мирам в радиусе нескольких парсеков... В общем, ждем! - И экран погас.

"И чего неймется?.. - ворчал себе под нос Костров, поднимаясь с песка. Отдохнуть толком не дадут..." Продолжая поминать недобрым словом встречающиеся еще в просторах вселенной отдельные неуживчивые планеты, за которыми нужен глаз да глаз, он быстренько собрался, сел в автолет и точно в назначенный срок приземлился на берегу Енисея перед огромным, как гора, зданием Упреконфа.

"Управление по предотвращению космических конфликтов" - таково было полное название этой организации. Впрочем, в особо торжественных случаях к этому титулу добавляли еще два слова: "Земное отделение". Потому что проблемой предотвращения космических конфликтов занимались не только земляне. Все девять высокоразвитых инозвездных цивилизаций, с которыми Земля к данному моменту поддерживала связь, участвовали в этой поистине галактических масштабов работе, координируя по мере возможности свои усилия.

Едва Костров ступил на порог, как на него накинулась целая ватага биотехников - и в какие-то полчаса внешний вид недавнего отпускника был коренным образом реконструирован. Прежнюю одежду сменило темное трико из ворсистого пластика с легким радужным отливом. На спине появились перепончатые крылья, приводимые в движение прилаженным между лопатками миниатюрным двигателем. Затянутые в черное и снабженные присосками руки и ноги стали довольно сильно смахивать на мушиные лапки. И вдобавок ко всему Кострову влили несколько кубиков реактина - препарата, повышающего быстроту реакций.

Словом, Костров сделался, так сказать, человеком-мухой. И, как полагается мухе, он принялся с жужжанием летать по огромному пустынному залу. Полетает, сядет на стену или на потолок, поползает (на то и присоски!), потом опять полетает. А через несколько часов, когда Костров уже основательно вжился в образ, из стены выдвинулось длинное тренировочное щупальце - и давай гоняться за нашей мухой. Ну а муха, естественно, старается увернуться, такая у ней задача.

Так тренировался Костров два дня. А на третье утро раздался сигнал вызова. Не теряя ни минуты, Костров спустился на своих крылышках в глубокий подземный бункер, подлетел к смонтированному под самым потолком пульту, взялся за ручки управления - и очутился за девять парсеков от Земли, на покрытой зелеными песками планете Лтее.

Очутился он там, разумеется, не собственной персоной. День и ночь бьющий из Лунного Излучателя поток нау-волн, мгновенно перекидывающих мост через любые

бездны, подключил Кострова к одному из находившихся на Лтее КСИ космических собирателей информации. Эти маленькие электронные мушки скрытно забрасывались кибер-ракетами в те агрессивные или отчужденно державшиеся миры, чье поведение внушало галактическому сообществу серьезные опасения. Краеугольным принципом Упреконфа было невмешательство во внутренние дела но все межпланетные и межзвездные конфликты, угрожавшие безопасности цивилизаций, подлежали пресечению и предотвращению. Вот почему над зелеными песками Лтеи замахала крылышками новая муха, управляемая с Земли.

Эффект присутствия был таким, что уже через минуту Костров перестал ощущать себя повисшим у подземного пульта. Он вообще будто растаял, этот пульт. На экранах - сверху, снизу, кругом - была Лтея, а прозрачные ручки управления стали словно частью его тела. Он был мухой, летевшей над мертвенно-зеленой пустыней туда, к скалам, где чернели ребристые вентиляционные решетки, через которые можно проникнуть в Глубинные Города...

Долгосрочный Хра-а брезгливо стряхнул с плеча прихлопнутую муху и, оглушительно зевнув, сердито почесал правым хваталищем думательный отросток.

Злость его можно было понять. В своде законов Лтеи особо подчеркивалось неотъемлемое право каждого жителя планеты на полноценную спячку. Даже подозреваемым в вольнодумстве давали возможность в порядке очереди погружаться в столь необходимый организму лтейцев многоступенчатый сон - и лишь после пробуждения подвергали их профилактической проверке на электронных сковородках. Надо ли говорить, что спячка самих Долгосрочных была на Лтее вдвойне неприкосновенной.

По графику Долгосрочных полагалось будить для ознакомления с обстановкой и дачи руководящих указаний через каждые десять планетооборотов. Все остальное время они проводили в Колыбелях Сновидений, благодаря чему и были Долгосрочными - жизнь каждого из них охватывала в среднем период существования пяти поколений рядовых лтейцев. Нетрудно представить себе, какие чувства бушевали в думательном отростке Хра-а, когда два дюжих дежурных робота в нарушение всех графиков извлекли его из Колыбели и, потряся на виброкресле, объявили, что у него срочно просит аудиенции посол Оэрна.

И вот сейчас Долгосрочный Хра-а, припадая на среднее ходилище, ковылял в зал аудиенций, размышляя, какую еще очередную пакость сообщит ему вражеский посол, посмевший отколупнуть внеплановый кусочек от его, Хра-а, долгосрочности.

Вражда Лтеи с Оэрном началась еще в незапамятные времена с сущего пустяка: на какой-то ничейной, безымянной планете лтейские звездопроходцы случайно замариновали космонавта с Оэрна, приняв его за плод горячего мясного дерева тха. Мозговая, Коллегия Оэрна не удовольствовалась принесенными извинениями и заявила, что в виде компенсации считает отныне планетку неотъемлемой частью своей территории. Долгосрочные не остались в долгу, объявив, что вооруженные силы Лтеи будут продолжать замариновывать подданных Оэрна до тех пор, пока последний не откажется от своих наглых притязаний.

В ходе военных действий злополучная планетка довольно скоро была расколота на мелкие кусочки, но это ничуть не ослабило накала борьбы. Дело теперь было уже не в планетке, а в принципе, и потому всю последующую эпоху Лтея и Оэрн обменивались сериями лучевых, тепловых, метеоритных и прочих ударов, пока наконец поверхности обеих планет не превратились в безжизненную пустыню, а оставшиеся обитатели перебрались на постоянное жительство в подпочвенные глубины. После чего обе стороны немного успокоились и даже обменялись посольствами.

Большой аэрарий посольства Оэрна высился в центре подземной лтейской столицы, и перед его прозрачным фасадом постоянно торчали толпы зевак, разглядывавших деловито ползавших по этажам улиткообразных оэрнских дипломатов. Посланцы Оэрна ничего против зевак не имели, поскольку плата за разглядывание и составляла бюджет посольства. Как процветающее зрелищное заведение оно не только достигло полной самоокупаемости, но и давало существенный доход.

"И еще смеют досрочно будить!" - яростно скрежетнул жевалищами Хра-а, входя в зал аудиенций, посередине которого уже стояла передвижная емкость с послом.

И в этот самый момент он увидел муху - точно такую же, какую незадолго перед этим прихлопнул. Подобно своей предшественнице, она нагло кружилась над думательным отростком Хра-а, ловко увертываясь от его хваталищ. "И откуда? - с усилием размышлял Храа, приближаясь к послу. - П-пакость... Не было же таких мух. Видать, м-мутации эти окаянные..."

Он кряхтя опустился в поставленное рядом с емкостью кресло. Посол тотчас перекувырнулся через голову, что означало на Оэрне высшую степень почтительности, и, подняв свой коммуникативный хоботок, принялся пускать пузыри. Пузыри были самых разных форм, размеров и расцветок - круглые и продолговатые; большие и маленькие, красные, синие, зеленые - в общем, речь обитателей Оэрна была зрима и цветаста в самом прямом смысле слова.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать