Жанр: Триллеры » Роберт Ладлэм » Иллюзии «Скорпионов» (страница 14)


Рассчитав время, Хоторн вынырнул прямо позади лодки и ухватился руками за металлический кожух мотора. Наклонив голову и держась в тени, Тайрел схватил руль, мешая ему поворачиваться. Удивленный и разозленный тем, что лодка не слушается руля, сидевший на корме бандит наклонился и посмотрел вниз. Глаза у него вылезли из орбит, когда он увидел руки Тайрела, ему показалось, что из глубины моря всплыло чудовище. Не успел он вскрикнуть, как Хоторн всадил ему в горло нож, зажав левой рукой бандиту рот. Тайрел сбросил труп с кормы в воду. Осторожно переместил руль в положение правого поворота и забрался на место убитого. Второй бандит, сидевший впереди, был занят тем, что светил фонариком в разные стороны по ходу лодки. Хоторн взял автомат и заговорил громко и четко:

— Сейчас большие волны, да и мотор работает достаточно громко. Предлагаю тебе бросить оружие или присоединяться к своему приятелю. Ты тоже станешь хорошим лакомством для акул. Они довольно добродушные существа и предпочитают есть уже мертвых.

— Что? Нет!

— Вот об этом мы с тобой и поговорим, — сказал Тайрел, направляя лодку в море.

Глава 5

Стемнело. Море было спокойным, луна едва пробивалась сквозь облака. Лодка легонько покачивалась на волнах. Перепутанный убийца сидел на узенькой скамейке на носу моторки с поднятыми руками, щурясь от света мощного фонаря, бившего ему в лицо.

— Опусти руки, — приказал Хоторн.

— Фонарь меня слепит. Уберете его!

— На самом деле это было бы величайшим благом для тебя. Ослепнуть, я имею в виду. Бела ты только не вынудишь меня пристрелить тебя, прежде чем я выброшу тебя за борт.

— Что?

— Всем нам придется умереть. Иногда я думаю, что смерть — это совеем обычное явление.

— О чем вы говорите, синьор?..

— Ты скажешь мне то, что меня интересует, или войдешь на корм акулам. Бели бы ты ослеп, то не увидел бы ряды громадных белых зубов, прежде чем они перекусят тебя пополам. Большие рыбы светятся, ты ведь знаешь это, их хорошо видно в темной воде. Посмотри! Вон видишь спинной плавник? Она, пожалуй, футов восемнадцать, а то и побольше. Сейчас как раз сезон, ты ведь понимаешь это; да? Как ты думаешь, почему именно в это время на островах проводятся соревнования по охоте на акул?

— Откуда мне знать об этом!

— Значит, ты не читаешь местных газет. Да и зачем тебе их читать? В них ведь не пишут о новостях на Сицилии.

— На Сицилии?

— Как бы там ни было, тебе далеко до папского нунция, они, наверное, стреляют лучше... Ладно, деревенщика, возвращайся в реальный мир. Или отправляйся в воду, а из плеча у тебя, как и у меня, будет течь кровь. Порезвишься с большими рыбками, у которых челюсти занимают больше трети туловища.

Бандит мотал головой из стороны в сторону, моргая и пытаясь прикрыть глаза руками от света фонаря.

— Я ничего не вижу!

— Она как раз позади тебя, повернись и увидишь.

— Ради Бога, не делайте этого!

— Почему вы хотели убить меня?

— Нам приказали!

— Кто? — Убийца молчал. — Тебе умирать, а не мне, — сказал Тайрел, поднимая АК-47. — Я прострелю тебе левое плечо, так кровь быстрее распространится в воде. Вообще-то белые акулы любят сначала погрызть немного, так сказать, слегка закусить перед обедом. — Хоторн нажал на спусковой крючок, и, разорвав ночную тишину, пули вспороли воду справа от бандита.

— Нет! Ради Бога, не надо!

— Ох, как же быстро вы вспоминаете о Господе. — Хоторн снова выстрелил, выпустив очередь, и несколько пуль оцарапали плечо бандита.

— Пожалуйста, умоляю вас!

— Моя подруга там внизу голодна. Зачем мне разочаровывать ее?

— Вы... вы слышали о долине?.. — запинаясь, произнес бандит, вспоминая в панике слова, которые слышал раньше. — Про ту, что за морем!

— Я слышал о долине Бекаа, — равнодушно ответил Тайрел. — Она находится за Средиземным морем. Ну и что?

— Вот оттуда и поступают приказы, синьор.

— А от кого? Кто отдает эти приказы?

— Они приходят из Майами, что я могу вам еще сказать? Я не знаю хозяев.

— А почему приказано убить именно меня?

— Не знаю, синьор.

— Бажарат! — крикнул Тайрел и увидел в расширившихся глазах бандита то, что и ожидал увидеть. — Это Бажарат, так?

— Да, да. Я слышал это имя, но больше ничего не знаю.

— Значит, говоришь, из долины Бекаа?

— Пожалуйста, синьор! Мне просто дали задание, что вы хотите от меня?

— Как вы нашли меня? Вы следили за женщиной по имени Доминик Монтень?

— Нет, мне незнакомо это имя.

— Врешь! — Тайрел снова дал очередь, но он больше же целился в плечо бандиту, а просто хотел нагнать на него страху.

— Клянусь вам! — вскричал перепуганный бандит. — За вами велась слежка.

Потому что и они знали, что я разыскиваю Бажарат?

— Не знаю как, но они вышли на вас, синьор.

— Понятно, — сказал Тайрел, разворачивая лодку.

— Вы не убьете меня?.. — Хоторн отвел луч фонаря от лица незадачливого убийцы, и тот закатил глаза в молитве. — Вы не скормите меня акулам?

— Ты умеешь плавать? — спросил Тай, не удостоив его ответом.

— Конечно, — ответил бандит, — но не в этих водах, тем более что я ранен.

— Ты хороший пловец?

— Я сицилиец, из Мессины. Мальчишкой нырял за монетками, которые туристы бросали с кораблей.

— Это хорошо, потому что я собираюсь высадить тебя в полумиле от берега. Дальше тебе придется добираться вплавь.

— В обществе акул?

— В этих водах уже двадцать лет нет акул. Их отпугивает запах кораллов.

Убийца с Сицилии лгал, и Хоторн понимал это. Тот, кто подстроил покушение на его жизнь, заплатил за то, чтобы закрыть целую гавань. Люди из долины Бекаа не могли сделать этого, скорее всего, здесь действовала мафия. Здесь был кто-то, кто хорошо знал острова и знал, на какие нажимать кнопки. Но кто бы это ни был, он защищал Бажарат. Хоторн нашел в мастерской запачканный комбинезон и натянул его, а потек, стоя за углом мастерской, наблюдал, как измученный бандит выбрался на берег и рухнул на песок, переводя дыхание. Пиджак и ботинки он сбросил, но оттопыривающийся карман брюк говорил о том, что он переложил туда то, что посчитал необходимым иметь при себе. На это Тайрел и рассчитывал, потому что почтовый голубь без капсулы был просто бесполезной птицей.

Прошло две минуты, освещенный прожекторами бандит поднял голову. Медленно, морщась от боли, он поднялся на

ноги, огляделся по сторонам, явно пытаясь сориентироваться на местности. Взгляд бандита остановился на мастерской. Именно там они с приятелем начинали эту операцию. Там находился рубильник, включающий прожектора, а еще на верстаке там стоял телефон... Вспоминая ловушки, которые ему приходилось устраивать в Амстердаме, Брюсселе и Мюнхене, Тайрел подумал, что в таких ситуациях объект ведет себя как запрограммированный робот. Он должен подчиниться своему инстинкту самосохранения, и бандит именно так и поступил.

Сицилиец пробежал через пляж к ступенькам, ведущим в мастерскую. Держась за перила, он начал вскарабкиваться по лестнице, зажимая рукой свою пустяковую рану и морщась от боли. Тайрел улыбнулся: его собственную рану промыло морской водой, и кровь едва сочилась. Конечно, им обоим не помешала бы перевязка, но уж больно сицилиец драматизировал ситуацию.

Бандит добрался до мастерской, распахнул ударом дверь и ворвался внутрь. Через несколько секунд прожектора погасли, и в мастерской загорелся свет. Хоторн подобрался к открытой двери мастерской, прислушиваясь к разговору бандита с оператором телефонной станции.

— Да-да, это в Майами, номер... номер... — Сицилиец дважды повторил номер телефона, который твердо запечатлелся в памяти Тайрела. — Чрезвычайная ситуация! — закричал бандит, когда его соединили с Майами. — Соедините меня с падроне через спутник! Быстрее! — Прошло некоторое время, бандит вроде бы успокоился, но вдруг снова закричал:

— Падроне, случилось невероятное! Скоццци мертв! Это дьявол из преисподней!

Тайрел понимал не все, что кричал по-итальянски в трубку сицилиец, но он и так выяснил достаточно. У него был номер телефона в Майами, и еще он знал теперь, что существует какой-то падроне, с которым связываются через спутниковую связь. Наверняка этот человек был где-то здесь, на островах, а он помогал и действовал заодно с террористкой Бажарат.

— Я понял! Нью-Йорк. Отлично!

Бандит повесил трубку и решительно направился к двери. Тайрел подумал, что последние его слова понять было нетрудно. Ему приказала сматываться в Нью-Йорк, где он мог затаиться до поры. Хоторн поднял один из старых заржавевших якорей, лежавших возле стены мастерской, и, когда убийца показался в дверях, швырнул якорь в ноги бандиту, разбив ему оба колена.

Бандит заорал, рухнул на деревянный настил и потерял сознание.

— Чао, — сказал Хоторн, перевернул тело, сунул руку в карман брюк бандита и вытащил все, что там было. Взглянув с отвращением на владельца вещей, Тайрел принялся рассматривать их: толстый черный молитвенник на итальянском языке, четки, кошелек, в котором лежало девятьсот французских франков — примерно сто восемьдесят долларов. Ни бумажника, ни документов — «омерта», закон молчания, закон тайны.

Тайрел забрал деньги, поднялся и пошел. Ему каким-то образом надо было раздобыть самолет и пилота.

Из дверей кабинета в отделанный мрамором зал, где ожидала Бажарат, выехала немощная фигура в инвалидном кресле.

— Баж, тебе следует немедленно исчезнуть отсюда, — резко сказал падроне. — Прямо сейчас. Самолет будет здесь в течение часа. Из Майами мне в помощь высланы два человека.

— Вы сошли с ума, падроне! По вашему указанию я наладила связи, через три дня люди прилетят сюда для встречи со мной. Мой счет в банке Сен-Бартельми вполне надежен, по бумагам ничего проследить нельзя.

— У них может появиться другой след, дочь моя. Скоцци мертв, его убил твой Хоторн. Маджио в панике звонил с Сабы, кричал, что твой любовник просто дьявол из преисподней!

— Он обычный человек, — холодно ответила Бажарат. — Почему они не убили его?

— Я тоже хотел бы это знать. Но тебе надо уезжать. Немедленно!

— Падроне, ну как вы могли подумать, что Хоторн когда-нибудь сможет связать вас со мной или, что еще более невероятно, связать Доминик Монтень с Бажарат? Ведь только в полдень мы с ним любили друг друга, и он уверен, что я уехала в Париж! Этот глупец без ума от меня!

— А что, если он умнее, чем мы предполагаем?

— Исключено! Он просто раненое животное, нуждающееся в убежище.

— А как насчет тебя, моя единственная дочь? Я хорошо помню, как несколько лет назад ты тут распевала песни от счастья. Ты очень тревожилась за этого человека.

— Не смешите меня! Несколько часов назад я была готова убить его, но вспомнила, что портье знал о моем присутствии в номере... Вы одобрили мое решение, падроне, и даже похвалили за осторожность. Ну что еще вам сказать?

— Тебе не надо ничего говорить, Баж. Говорить буду я. Завтра утром самолет доставит тебя на Сен-Бартельми, ты получишь деньги, а потом тебя отвезут в Майами или в любое другое место по твоему выбору.

— А как же мои контакты? Они надеются найти меня здесь.

— Я позабочусь об этом. Я дам тебе номер телефона, и, пока с тобой не свяжутся высшие руководители, эти люди будут выполнять твои распоряжения... Ты ведь все-таки моя единственная дочь, Анни.

— Падроне, телефон! Я знаю, что надо делать.

— Надеюсь, что ты сначала расскажешь мне об этом.

— У нас с вами есть друзья в Париже?

— Конечно.

— Отлично!

Хоторну очень нужно было найти самолет и пилота, но у него было и еще более важное дело: презренный предатель капитан Генри Стивенс из военно-морской разведки США. Призрак Амстердама внезапно восстал, как волшебная птица Феникс из пепла несбывшихся надежд. События на острове и исчезновение Доминик очень напоминали те ужасные события, которые привели к смерти его жены. Если Стивенс имел хоть отдаленное отношение в теперешнем событиям, Тайрелу необходимо было знать это! Он дал сто франков и назвал свое имя в бывшее звание оператору диспетчерской вышки на аэродроме. Вышкой это сооружение можно было назвать, но вот диспетчерской вряд ли, потому что от оператора требовалось одно — зажигать свет на взлетной полосе. Диспетчер позволил Тайрелу воспользоваться телефоном. Держа в памяти номер в Майами, Хоторн позвонил в Вашингтон.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать