Жанр: Триллеры » Роберт Ладлэм » Иллюзии «Скорпионов» (страница 46)


— Нильс, мне очень жаль! Как все это ужасно!

— Мы с моей любовью обретем новую жизнь. Все-таки я счастливый человек и ни у кого ничего не прошу. Все дела мои в порядке, отъезд организован.

— Какая потеря для всех нас!

— Но какое приобретение для меня, мой друг. Величайшая награда за все мои годы и скромные заслуги. Прощай, мой дорогой Говард.

Ван Ностранд положил трубку, немедленно представив в воображении опечаленного, жалующегося на собственную судьбу, скучного министра обороны. Однако тут же к нему пришла мысль, что Говард Давенпорт является единственным человеком, кому он назвал имя Хоторна. Ладно, об этом можно будет подумать позже, а сейчас следует решить, какой смертью предстоит умереть Тайрелу Хоторну. Эта смерть будет жестокой и быстрой, но хирургически ТОЧНОЕ, чтобы принести ему максимальную боль. Сначала надо поразить выстрелами самые чувствительные органы, потом разбить в кровь лицо пистолетом и, наконец, воткнуть в левый глаз нож с длинным лезвием. Он будет смотреть на все это, радуясь отмщению за смерть своего возлюбленного, за смерть падроне. Откуда-то издалека до ван Ностранда донеслись голоса, звучащие шепотом во всех коридорах власти... «Настоящий патриот!» «Он как никто был предан Америке!» «Что ему пришлось пережить. А ведь у него было так много собственных проблем». «Он не мог допустить, чтобы существовала угроза нашей стране со стороны этого негодяя Хоторна!» "Не будем распространяться об атом. Нельзя допустить, чтобы возникли какие-то вопросы.

Марс, узнав об этом, без сомнения, воскликнул бы: «Почему? Такие убийства мы за деньги заказываем нашим „семьям“. Почему ты так поступил?»

«Я проявил мудрость змеи, падроне, — без сомнения ответил бы Нептун. — Я ужалил, и мне надо было скрыться в кустах, чтобы меня больше никто и никогда не увидел. Но нашлась бы люди, которые бы поняли, что это дело рук змеи, даже если она была облачена в кожу святого. А кроме того, твои „семьи“ слишком много болтают, ведут переговоры, очень долго все обдумывают. Самый быстрый путь для меня был позвонить высокопоставленному человеку, как бы сомневаясь и высказав только подозрения, и когда они узнают о моей „смерти“, то все будут глубоко скорбеть обо мне, будучи убежденными, что лишились святого человека. Все кончено! Хватит об этом!»

Но сначала должен умереть Тайрел Хоторн.

— Его звали Хоторн? — в изумлении спросил Тайрел у полупьяного пилота и владельца публичного дома в Сан-Хуане. — О чем ты говоришь, черт бы тебя побрал?

— Я говорю тебе то, что сказал мне этот шпион, — ответил Альфред Саймон. Он потихоньку трезвел при виде двух пистолетов, направленных ему в голову. — Это же самое я смог прочитать при свете приборной доски в самолете. Имя в удостоверении было Хоторн.

— Кто твой связник?

— Что за связник?

— Кто нанимает тебя?

— Откуда я, черт возьми, знаю?

— Но ты должен получать письма, инструкции!

— Передают через кого-нибудь из моих девочек. Кто-то приходит сюда под видом клиента, оставляет девчонке послание для меня и несколько долларов сверх оплаты, а через час или немногим позже я получаю это послание. Обычное дело, но я не претендую на эти их случайные дополнительные заработки, потому что хорошо отношусь к своим девочкам, да и не пытаюсь выяснить, кто передал послание, они ведь все равно не могут сказать.

— Я не понял тебя.

— Разве могут эти шлюхи во время удачной ночи вспомнить клиента? Они и последнего-то припомнить не могут.

— У него на самом деле не все дома, коммандер, — сказал Пул.

— Коммандер? — Пилот выпрямился и сел. — Ты что, большая шишка?

— Достаточно большая для тебя, детка... Какая из твоих девочек передала тебе инструкции по поводу Горды?

— Та самая, с которой я валялся. Черт побери, да она еще совсем ребенок, ей всего семнадцать...

— Ах ты сукин сын! — заорал Пул и ударом кулака в лицо отбросил пилота назад на подушки. Изо рта у того потекла кровь. — Однажды, когда моей сестре тоже было семнадцать, я на куски разорвал ублюдка, который попытался проделать с ней такое!

— Прекрати, лейтенант! Нас интересует информация, а не проблемы нравственности.

— Да я просто ненавижу таких негодяев!

— Это я понимаю, но сейчас мы ищем кое-что другое... Ты, Саймон, спросил, действительно ли я коммандер. Да, это так, и занимаю довольно высокое положение в разведке. Я ответил на твой вопрос?

— Ты можешь сделать, чтобы они отстали от меня?

— А ты можешь сообщить мне что-нибудь, чтобы я попытался сделать это?

— Хорошо... хорошо. Большинство своих темных полетов я выполнял ночью, а вылетал между семью и восьмью часами вечера, и все время с одной и той же взлетной полосы. Разрешение на взлет мне всегда давал один и тот же диспетчер, и этот порядок никогда не менялся.

— Как его имя?

— Имен диспетчеры не называют, но этот такой веселый, голос у него высокий, и он слегка покашливает. Мной всегда занимался только он, я долгое время считал это просто совпадением, не затем начал понимать, что тут все схвачено.

— Мне надо поговорить с девушкой, которая передала тебе инструкции насчет Горды.

— Ты шутишь, парень? Да вы их до смерти напугали! Они не вернутся, пока не увидят, что входная дверь починена и все выглядит нормально.

— А где она живет?

— Где она живет... а где они все живут? Прямо здесь, тут у них есть служанки, которые убирают комнаты, стирают белье и готовят чертовски хорошую еду. Так что надо исправлять положение,

парень. Я тоже был офицером и знаю, как обращаться с подчиненными.

— Ты имеешь в виду, что если починить входную дверь... — Тогда они вернутся. Ты это сделаешь?

— Эй, Джексон...

— Не беспокойся, — сказал лейтенант. — Ну ты, командующий шлюхами, у тебя есть где-нибудь инструменты?

— Внизу, в чулане.

— Пойду посмотрю. — Пул исчез за дверью, ведущей в подвал.

— Как долго длится смена у тех диспетчеров, которые работают между семью и восьмью?

— Они начинают в шесть и заканчивают в час, а это значит, что у тебя есть час и двадцать минут, чтобы застать его... А вообще-то меньше часа, потому что минут пятнадцать-двадцать пять тебе надо добираться до аэропорта, это если у тебя быстрая машина.

— У нас нет машины.

— Свою могу уступить только напрокат. Тысяча долларов за час.

— Давай ключи, — потребовал Хоторн, — а то получишь дырку промеж ушей.

— С удовольствием окажу тебе услугу, — ответил пилот, взял со столика связку ключей и бросил их Хоторну. — Она на стоянке позади дома, белый «кадди» с откидывающимся верхом.

— Лейтенант, — позвал Хоторн, оборвав единственный телефон в комнате и подойдя к двери. — Пошли, нам надо ехать!

— Черт возьми, я нашел тут несколько старых дверей, которые мог бы...

— Брось их и поднимайся сюда, мы едем в аэропорт, а времени у нас очень мало.

— Я уже здесь, коммандер. — Пул поднялся по ступенькам. — А что делать с ним? — спросил лейтенант, посмотрев на Саймона.

— О, я буду здесь, — ответил пилот. — Куда я, к черту, денусь?

Диспетчера на вышке не оказалось, однако остальные присутствующие легко опознали его по описанию. Этого человека звали Корнуолл, и его коллеги были здорово обеспокоены его отсутствием в течение последних сорока пяти минут, поэтому для его замены вызвали диспетчера из отдыхающей смены.

Повар обнаружил на кухне пропавшего диспетчера, в центре лба у которого расплылось кровавое пятно. Прибыла полиция аэропорта и начала допросы, продолжавшиеся почти три часа. Отвечая на вопросы, Тай валял дурака, делая вид, что его заботит судьба друга, которого он раньше и в глаза не видел.

Наконец всех отпустили, и Хоторн с Пулом вернулись, в публичный дом в Сан-Хуане.

— Теперь я займусь дверью, — сказал расстроенный и злой лейтенант, а усталый Тайрел рухнул в мягкое кресло.

Хозяин публичного дома растянулся на диване. Через несколько минут Хоторн уже спал.

Лучи солнца, осветившие комнату, разбудили Тайрела и пилота, которые, протирая глаза, пытались сориентироваться в ситуации. В другом конце комнаты в зеленом шезлонге лежал Пул, который деликатно похрапывал, как и подобает воспитанному человеку. Разбитая дверь была приведена в порядок и выглядела совершенно как новая.

— Кто он такой, черт побери? — спросил страдающий с похмелья Альфред Саймон.

— Мой военный атташе, — ответил Хоторн, медленно поднимаясь с кресла. — Только не вздумай бросаться на меня, а то он из тебя одной ногой котлету сделает.

— Да в таком состоянии из меня и мышонок котлету сделает.

— Я так понимаю, что ты никуда не полетишь сегодня.

— Ох, конечно, нет, я слишком уважаю самолет, чтобы даже близко подойти к нему с такого перепоя.

— Рад это слышать. Ко всему другому у тебя нет большого уважения.

— Я не нуждаюсь в твоих лекциях, моряк, мне престо надо знать, можешь ли ты помочь мне.

— А почему я должен тебе помогать? Тот человек мертв.

— Что?

— То, что слышал. Диспетчера застрелили, вогнали пулю прямо в лоб.

— Боже мой!

— Может быть, ты предупредил кого-то, что мы отправились к нему?

— Каким образом? Вы же оборвали телефон.

— Уверен, что здесь есть и другие телефоны...

— Есть еще один, в моей комнате на третьем этаже. Но если ты думаешь, что я вчера в таком состоянии смог добраться туда по лестнице, то, значит, я занимаюсь не своим делом и лучше мне было бы стать актером. Да в зачем мне это нужно? Я жду от тебя помощи.

— В твоих словах есть определенная логика... — Значит, нас просто выследили, когда мы пришли сюда. Кто бы это им был, он знал, что мы отыщем тебя, но так же прекрасно донимал, что нам нужен не ты, а тот, кто стоит за твоей спиной. — Ты понимаешь, что говоришь, а? — Холодные глаза Саймона уставились на Хоторна. — Из твоих слов получается, что я являюсь звеном в этой цепочке и могу быть следующим... в пулей во лбу!

— Эта мысль и мне пришла в голову.

— Ну так сделай же что-нибудь!

— А что ты предлагаешь? Кстати, после трех часов дня я буду занят другим делом и уеду отсюда.

— А меня бросишь одного в этой кровавой бане?

— Давай сделаем так, — сказал Тайрел, бросив взгляд на часы. — Сейчас пятнадцать минут седьмого, так что у нас есть почти девять часов, чтобы найти какой-то выход.

— Да ты ведь за десять минут можешь обеспечить мне защиту!

— Это не так-то легко. Тратить деньги налогоплательщиков на охрану мошенника, бывшего пилота американской армия, который к тому же является владельцем публичного дома? Подумай о слушаниях в конгрессе!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать