Жанр: Триллеры » Роберт Ладлэм » Иллюзии «Скорпионов» (страница 50)


— Основанные на предположении, что он погуливает от жены.

— Этой области тесты не касались. Хорошие диспетчеры всегда нужны. Просто сразу бросилось в глаза, что ему не нравится проводить ночи дома.

— Я учту это, — сказал Хоторн. — А как там наш пилот Альфред Саймон?

— Или он просто лжет тебе, или он чокнутый шутник, каких я еще не встречал.

— Что?

— Да он просто настоящий герой, награжденный кучей медалей, ожидающих его появления. Никаких упоминаний о краже каких-нибудь самолетов в Лаосе, да и вообще о какой-нибудь незаконно! деятельности. Он был очень молодым вторым лейтенантом ВВС, добровольно участвовал во многих рискованных операциях, а если что и украл, то об этом никто не сообщал. И если завтра он придет в Пентагон, они устроят торжественную церемонию в его честь, вручат, кучу медалей т что-то свыше ста восьмидесяти тысяч долларов. Это надбавки за боевые действия я пенсия, которые он так и не получил.

— Ну и ну! Я совершенно уверен, Генри, что он ничего не знает об этом!

— Откуда такая уверенность?

— Потому что я знаю, черт побери, кому он постоянно отправляет деньги.

— Тебе виднее.

— И я так думаю. Но вся загвоздка в том, что ему подсунули ложь, которая держала его за горло многие годы, и он занимался делами, которые могут сегодня стоить ему жизни.

— Я что-то не понимаю.

— С помощью шантажа его заставляли работать на людей, связанных с Бажарат.

— Что ты собираешься делать? — спросил Стивенс.

— Тут действовать надо будет тебе, а не мне. Я отправлю второго лейтенанта Альфреда Саймона на местную военно-морскую базу, а ты организуешь, чтобы его самолетом доставили в Вашингтон, и спрячешь на время, пока он не сможет без риска для жизни заявить о себе и стать настоящим героем с приличной суммой в кармане.

— Почему это надо сделать прямо сейчас?

— Потому что если протянем, то будет слишком поздно, а он нам нужен.

— Чтобы опознать Нептуна?

— Его и других, о которых мы можем еще не знать.

— Так, значит, Саймона военным самолетом в Вашингтон, — сказал начальник военно-морской разведки. — Что еще?

— Жена авиадиспетчера Корнуолла. Как ее зовут?

— Роза.

— Подозреваю, что ее лепестки уже завяли. — Хоторн положил трубку и посмотрел на Кэти, прислонившуюся к дверному косяку. — Я хочу, чтобы вы с Джексоном доставили Саймона на военно-морскую базу. Быстро.

— Надеюсь, он ничего не перепутает и не станет нанимать меня на работу?

— У тебя не тот тип. — Тайрел взял со столика телефонный справочник и раскрыл его на букве "К".

— Я не совсем поняла: это комплимент ила оскорбление?

— Шлюха не носят пистолет, потому что он выпирает и портит округлость форм. Так что с тобой все ясно.

— Но у меня нет пистолета.

— Возьми мой, он на бюро... Ага, вот он, в Исла-Верде единственный Корнуолл.

— Он такой маленький, что вполне уместится в сумочке, — сказала майор, взяв с бюро автоматический «вальтер».

— А у тебя есть сумочка? — Записав адрес Корнуолла в блокнот, Тайрел поднял глаза на Кэти.

— Понятно, считается, что я должна носить рюкзак, но последние двадцать четыре часа я ношу вот эту прекрасную, отделанную жемчугом и бисером сумочку. С разрешения Джексона купила ее вместе с платьем.

— Ах он негодяй... Ну так вы идете?

— Подозреваю, что он только что вышел из-под душа, вон как громко насевает.

— Тогда одевай это дитя и выметайтесь отсюда. Мне очень не хочется увидеть труп человека по имени Саймон.

— Хорошо, хорошо, коммандер.

Сидя за рулем белого «кадиллака» Альфреда Саймона, Тайрел подрулил на стоянку перед домом Корнуолла. Как и говорил Стивенс, в квартале Исла-Верде находились дома с очень дорогими квартирами с громадными, выходящими на океан балконами я бассейнами.

Хоторн вылез из машины, прошел по дорожке во входу в дом и помахал рукой дежурному. Как во всех подобных домах в этом районе, в будке из толстого стекла за столом сидел одетый в форму дежурный. Нажав кнопку на столе перед собой, он спросил:

— Говорите по-испански или по-английски, сеньор?

— По-английски, — ответил Тайрел. — Мне нужно по очень срочному делу повидать миссис Розу Корнуолл.

— Вы вместе с полицией, сеньор?

— С полицией? — Хоторн похолодел, но взял себя в руки и уверенно произнес:

— Да, конечно. Я та консульства США, гам позвонили из полиции.

— Проходите, сеньор. — Дверь отворилась, Тайрел вошел внутрь и повернулся к дежурному:

— Какой номер квартиры?

— Девятьсот один, сеньор. Все уже там.

«Все? Что за чертовщина?» Хоторн быстро подошел к лифтам и стал нетерпеливо нажимать все кнопки, наконец двери лифта окрылись. Поднимался лифт очень медленно, но все же доехал до девятого этажа. Тайрел выскочил в коридор и резко остановился при виде толпы людей и фотовспышек, мелькающих в дверях квартиры в двадцати футах справа от него. Он двинулся в направлении толпы, большую часть которой составляли мужчины и женщины в полицейской форме. Внезапно из квартиры показался маленький грузный человек в сером костюме и синем галстуке. Расталкивая перед собой полицейских, он листал страницы своего блокнота. Человек бросил мельком взгляд на Тайрела, потом снова, более внимательно посмотрел на него, прищурив темные глаза. Это был детектив, почти восемь часов назад приезжавший в аэропорт.

— Ах, сеньор, я вижу, нам с вами так и не удалось поспать в перерыве между этими трагедиями. Ее мужа убили ночью, а ее утром... и каким-то непостижимым образом вы оказываетесь и там и

тут.

— Прекратите, лейтенант, у меня нет времени выслушивать вашу чепуху. Что случилось?

— У вас, похоже, повышенный интерес к этой паре. Возможно, что вы замешаны во всем этом.

— Да, конечно, убиваю каждого из них, а потом случайно появляюсь на месте преступления. Я не полный идиот. Ладно, оставим это. Что случилось?

— О, прошу вас, сеньор, — сказал детектив, проводя Хоторна через толпу в гостиную. В комнате был страшный беспорядок, повсюду валялась поломанная и перевернутая мебель, осколки стекла и фарфора. Однако не видно было ни крови, ни трупа. — Это и есть место вашего преступления, сеньор. Вы ведь таким и ожидали увидеть его, я прав, сеньор?

— Где тело?

— А вы не знаете?

— Откуда я могу знать?

— Возможно, что только вы можете ответить на этот вопрос. Вы были в аэропорту прошлой ночью, когда мы нашли тело диспетчера, ее мужа.

— Я пришел туда, потому что кто-то закричал, что нашел его.

— Но вы находились рядом. Что вы там делали?

— Это секретное дело... нельзя, чтобы это появилось в ваших газетах... мы не можем этого допустить.

— Не можете? А разрешите узнать, кто вы такой?

— Расскажите мне, что случилось, тогда я, возможно, отвечу на ваш вопрос.

— Значит, вы будете отдавать мне приказы?

— Это просьба, сэр. Я должен знать.

— Ладно, поиграем в вашу умную игру, сеньор. — Детектив провел Тайрела мимо стоящего на коленях человека, который занимался пояском отпечатков пальцев, и подвел к балкону. Раздвижные двери балкона были распахнуты, в высокой, от пола до потолка ширме имелся разрез, сделанный, по всей видимости, большим острым ножом. Края разреза выгнулись наружу. — Вот сюда вытолкнули эту женщину, и она разбилась насмерть, упав с девятого этажа. Вы этого не видели, сеньор?

— Да о чем вы говорите?

— Наденьте на него наручники! — приказал детектив полицейским, стоящим за спиной Хоторна.

— Что?

— Вы мой главный подозреваемый, сеньор, а я должен заботиться о своей репутации.

Спустя три часа двадцать минут, проведенных в яростных спорах с упрямым, самоуверенным детективом, Тайрелу разрешили позвонить по телефону. Он позвонил в Вашингтон, и через тридцать восемь секунд после того, как он положил трубку, полицейские, выпустили его из участка, не подумав даже формально извиниться за действия своего начальства. Хоторн не знал, где находится машина Альфреда Саймона, поэтому до отеля добрался на такси.

— Где тебя носило последние пять часов? — спросила Кэтрин.

— Я взял напрокат машину в отеле н уже собирался разыскивать тебя по всему городу, — добавил Пул.

— Я сидел в полицейском участке, — спокойно ответил Хоторн, ложась на диван. — Вы отвезли Саймона?

— С некоторыми трудностями, — доложила Кэтрин. — Начнем с того, что мистер Саймон все-таки решил, что я буду прекрасным пополнением для его конюшен... Кстати, это более приятный комплимент, чем тот, что я услышала от тебя.

— Ну, извини.

— Мы отвезли Саймона на машине на базу и влили в него чуть ли не ведро кофе, — продолжила Кэти. — Но, честно говоря, не думаю, что кофе здорово помог, потому что, пока мы везли его к самолету, он еще дважды делал мне подобное предложение.

— Он заслужил это, потому что он настоящий герой.

— Заслужил меня?

— Этого я не говорил. Просто он имел право сделать тебе предложение.

— Что мы теперь будем делать? — спросил Пул.

— Который час?

— Без двенадцати три, — ответила Нильсен.

— Значит, через двенадцать минут мы будем знать это, — сказал Хоторн, сел и внезапно почувствовал, что покрылся испариной... а в комнате стало холодно.

Беспокойство Тайрела росло с каждой минутой. В воображении невольно возникали образы Доминик-Бажарат, а это добавляло к беспокойству еще и злобу. Хоторн не знал, будет ли он в состоянии действовать, и почти с благодарностью вспомнил время, потраченное впустую в полицейском участке, где за всеми бессмысленными спорами он отвлекся от действительности.

— Уже три часа, Тай, — услышал он голос Кэти. — Ты хочешь, чтобы мы вышли из комнаты?

Тайрел внимательно посмотрел на Кэтрин и Джексона, переводя взгляд с одного на другого.

— Нет, оставайтесь, я доверяю вам.

— Мы беспокоимся за тебя, коммандер, — добавила майор. — Это очень важный разговор.

— Спасибо. — Тайрел подошел к телефону, снял трубку и набрал номер.

— Да? — Голос, звучавший из Фэрфакса, штат Вирджиния, был холоден, и произнес он всего одно короткое слово, как будто обладателю этого голоса совсем не хотелось говорить.

— Это Хоторн.

— Подождите, пожалуйста. — В трубке послышались короткие гудки, а затем опять раздался голос Н.В.Н. — Теперь мы можем говорить свободно, коммандер, — продолжил собеседник уже гораздо любезнее, — хотя в нашем разговоре и нет ничего предосудительного.

— Наш разговор записывается? Поэтому и были гудки в трубке?

— Как раз наоборот, линия засекречена. При записи на пленке будут просто неразборчивые звуки. Это для нашей общей безопасности.

— Тогда можете говорить мне то, что собирались сказать. Про Амстердам.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать