Жанр: Триллеры » Роберт Ладлэм » Иллюзии «Скорпионов» (страница 64)


— Именно так и было в случае с Нептуном, да? — спросил Джексон.

— Да, так и было. Саймон упомянул в разговоре, что его вербовщик Нептун выглядел так, как будто только что сошел со страниц модного журнале. И он был совершенно прав. Ван Ностранд выглядел как картинка из модного журнала даже в тот момент, когда на его глазах должны были убить человека.

— Я не считаю, что ты просто случайно вспомнил слова Саймона, — возразила Кэти, — я бы назвала это результатом тренировки.

— Я не говорил, что я совсем идиот, а просто хотел подчеркнуть ничтожность шанса. Ведь перепуганный владелец публичного дома мог наплести нам всякой чуши или хотя бы просто что-то слегка исказить в своем рассказе. Так что нельзя полагаться на такие вещи. Как я сказал, это просто шанс.

Хоторн лег на кровать и закрыл глаза. Он смертельно устал, ноги горели огнем от боли, руки ломило, голова раскалывалась. Он слышал, как Кэтрин и Пул добродушно спорили по поводу того, что заказать в номер из еды, но мысли его были заняты другим — он думал о случайностях. В его жизни было так много случайностей, начиная с той, которая правела его во флот. Он заканчивал колледж и так часто менял основные предметы специализации, что постоянно сам забывал, на чем специализируется в данный момент. И наконец остановился на астрономии. «А почему бы тебе не попробовать себя в ковроткачестве? — спросил его тогда отец-профессор. — Только держись подальше от моего предмета, сынок. Твоя мать не поймет моего отказа принять тебя на свой курс».

На самом деле курс астрономии оказался не таким уж страшным. Тайрел выходил в море на парусных судах еще с детских лет и настолько поднаторел в астронавигации, что мог без секстанта, а только по звездам положить судно на нужный курс. Он был относительно талантливым спортсменом, благодаря атлетическим данным попал в университетскую команду, но недостаток упорства поставил крест на спортивной карьере. Ему не нравилось терзать свое тело постоянными тренировками. После окончания Орегонского университета (где он бесплатно обучался как отпрыск именитого профессора) Тайрел попал в затруднительное положение. Средний балл у него оказался довольно приличный, так как курсы, которые он выбирал, были ему интересны, но они очень мало интересовали работодателей, которым нужны были менеджеры, экономисты, инженеры или программисты. Вот тогда и произошла первая случайность.

Через два месяца после того, как его мать вставила в рамку его совершенно бесполезный диплом, Тайрел, гуляя по улицам Юджина, прошел мимо пункта вербовки в военно-морской флот. То ли его привлекли красочные плакаты с изображением кораблей в море, то ли просто обуяла жажда деятельности, а может, и то и другое вместе — он никогда не задумывался над этим, — но он взял да и завербовался на службу в ВМФ.

Мать пришла в ужас:

— Но ведь ты абсолютно невоенный человек!

Младший брат, который в то время заканчивал среднюю школу и был президентом общества отличников, добавил:

— Тай, ты понимаешь, что тебе придется подчиняться приказам?

Озадаченный отец предложил ему выпить и выразился более резко:

— Бездельникам, у которых ветер гуляет в голове, обычно очень мало нужно от жизни. Поднимай якоря, сынок, и Господь смилостивится над твоей душой.

К счастью, я военно-морской флот был благосклонен в Тайрелу в плане службы. После проверки способностей новоиспеченного моряка, которые оказались довольно обширными, включая умение управлять парусными судами, он прошел подготовку на военно-морской базе в Сан-Диего, после чего в чине лейтенанта был назначен на эскадренный миноносец, и это привело во второй глазной случайности в его жизни.

После двух лет безрадостной службы на боевом корабле его начала мучить клаустрофобия, я Тайрел стая мечтать о том, чтобы вырваться на свободу. На берегу открылось несколько вакансий, но это была штабная работа, в которой у него не было интереса, но одно место выглядело довольно привлекательно, если ему только удалось бы получить его, — должность офицера протокольного отдела военного атташе в Гааге.

Он получил эту должность, не имея совершенно никакого представления о том, что сотрудники протокольного отдела — это потенциальные кадры военно-морской разведки. В его обязанности входило организовывать развлекательные мероприятия и приемы в посольстве, сопровождать в поездках высокопоставленных лиц, как гражданских, так и военных. Однажды утром, после шести месяцев службы, его пригласил к себе посол и сообщил, что ему присвоено звание старшего лейтенанта.

— Кстати, лейтенант, — заметил посол, — мы хотели бы, чтобы вы оказали нам небольшую услугу. — Случайность номер три. Тайрел согласился.

Коллега Хоторна из французского посольства подозревался в том, что, продавая французскую и американскую разведки, работает на Советы. Не мог бы лейтенант Хоторн во время предстоящего обеда в посольстве хорошенько накачать француза и выяснить у него все, что можно?

— Между прочим, — сказал посол, протягивая Хоторну небольшую пластмассовую бутылочку с глазными каплями, — пара капель в выпивку, и язык развяжется даже у немого.

Случайность номер четыре. Хоторну так и не пришлось воспользоваться этими фальшивыми глазными каплями. Несчастный Пьер, находившийся на грани отчаяния и здорово выпивший, поведал Хоторну свою страшную тайну — он запутался в долгах и связался с Сооветами, которые могут выдать его и

уничтожить.

Случайность номер пять. Возможно, под влиянием выпитого Тайрел предложил подавленному французу назвать имена агентов КГБ, с которыми он связан, а за это Тайрел может сообщить начальству, что его патриотически настроенный коллега на самом деле работает на НАТО, потому что подозревает утечку информации из французского посольства. Щеки Хоторна потом еще неделю пылали от благодарных поцелуев француза. Помощь Хоторну сделала его очень ценным агентом-двойником. Это и привело к шестой случайности.

Хоторна пригласил в себе высокопоставленный генерал НАТО. Тайрел искренне уважал этого человека за профессионализм я прямолинейность, он не был каким-нибудь выскочкой-дилетантом.

— У меня на вас особые виды, лейтенант, потому что вы человек высокой квалификации и, что еще важнее, не афишируете ее. Я смертельно устал от карьеристов, сшивающихся вокруг. Настоящие дела делают незаметные, наблюдательные люди. Ну как, согласны?

Согласен с чем? Конечно, генерал, как скажете, сэр. Этот человек внушал Тайрелу такой благоговейный трепет и так искусно расписал специфику будущей службы, что Тайрел с радостью согласился. Случайность номер шесть вернула Хоторна в штат Джорджия, на утомительные трехмесячные курсы офицеров военно-морской разведки.

Вернувшись в Гаагу, Хоторн формально вроде бы продолжал исполнять прежние обязанности, но случайности следовали одна за другой, и каждая случайней предыдущей. Он начал хорошо справляться со своей настоящей работой. В НАТО процветала лицемерие и коррупция, Амстердам превратился в пристанище тайных организаций, и деньги стали превыше всех обязательств. Тайрел работал с агентами в Нидерландах, совершал поездки по всей Европе, выслеживая наемных убийц. Но все эти смерти по заказу, бессмысленные убийства привели в конце концов к тому, что он бросил эту службу.

Внезапно Тайрел понял, что рядом с кроватью стоит Кэти и смотрит на него. Он поднял голову и спросил:

— А где лейтенант?

— Разговаривает по телефону в моем номере. Он вспомнил, что сегодня вечером, четыре часа назад, у него было назначено свидание.

— Интересно было бы послушать, как он объясняет свое отсутствие.

— Ничего интересного. Наверняка врет ей, что испытывает новый самолет, очень сложный, и что чуть не сломал себе шею во время пике с высоты тридцати восьми тысяч футов.

— Забавный парень.

— Безусловно... А ты что делал? Спел с открытыми глазами?

— Нет, просто размышлял, почему я здесь... А может быть, и почему я стал тем, кто я есть.

— На первый вопрос я знаю ответ. Ты здесь потому, что охотишься за Бажарат, и потому, что ты был одним из лучших офицеров военно-морской разведки.

— Это не правда, — возразил Хоторн, садясь и опираясь спиной на подушку, а Кэти опустилась в кресло в нескольких футах от кровати.

— Даже Стивенс согласился с этим, хотя, возможно, я с неохотой.

— Он просто пытался рассеять твой страх, вот и все.

— Я так не считаю. Ведь я видела тебя в деле, коммандер. Зачем отрицать?

— Наверное, когда-то я и был хорош, майор, но за последние годы многое произошло, и осознают это мои начальники или нет, но из меня уже плохой оперативник. Да ты и сама видишь, что меня больше не волнует, кто выиграет или проиграет в этих дурацких играх. Меня тревожит кое-что другое.

— Ты не хочешь рассказать мне — что?

— Не думаю, что тебе приятно было бы услышать об этом. А кроме того, это глубоко личное... Я ни с кем этим не делился.

— Могу обменяться с тобой, Тай, у меня тоже есть кое-что глубоко личное, о чем я никогда никому не говорила, даже Джексону, к уж тем более родителям. Может быть, мы сможем помочь друг другу, так как, наверное, никогда больше не увидимся после того, как наше дело будет закончено. Ты хотел бы услышать мой рассказ?

— Да, — ответил Тайрел, посмотрев на Кэтрин с тревогой и где-то даже с мольбой. — В чем дело, Кэти?

— Пул и все мой близкие считают, что я родилась для военной службы, родилась для того, чтобы стать классным военным летчиком, и всех устраивает эта мысль.

— Прости меня, — сказал Тайрел, мягко улыбнувшись, — но Джексон, по-моему, не просто считает, что ты родилась для этого, но видит в военной службе вообще весь смысл твоего существования.

— Но все это абсолютно не так, — возразила Кэтрин. — До поступления в Вест-Пойнт я всегда мечтала стать антропологом, таким, как Маргарет Мид, путешествовать по всему миру, как она, изучать никому не известные культуры, узнавать что-то новое о первобытных людях, которые во многом лучше нас теперешних. Иногда эти мечты возвращаются ко мне... Я говорю глупости, да?

— Вовсе нет. Но почему бы тебе сейчас не начать воплощать свою мечту? Я всегда мечтал иметь собственный корабль и плавать под своим собственным флагом. Десять лет я был лишен возможности осуществить это свое стремление, ну и что?

— У нас с тобой совершенно разные обстоятельства, Тай. К тому, чем ты сейчас занимаешься, ты начал готовиться еще с детства, а мне придется снова учиться в школе.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать