Жанр: Триллеры » Роберт Ладлэм » Иллюзии «Скорпионов» (страница 85)


— Вы должны понимать, что мы... что я не могу приказывать вам, это позволено только Высшему совету.

— Я это понимаю. Однако должна поблагодарить вас, так как считаю вас истинным другом и союзником в нашем деле, и выслушать... Я вас слушаю.

— Да, другом, Амайя, но союзником только в определенном смысле, моя дорогая. Мы не принадлежим к «Скорпионам» ван Ностранда, к этой тайной группе недовольных, единственной целью которых является служение «Покровителям» ради собственной выгоды. Они стремятся только к благополучию и власти. У меня... у нас вполне достаточно и того и другого.

— Так кто же вы тогда? Вы прекрасно обо всем осведомлены.

— Это наша работа — все знать.

— Но кто вы?

— У немцев во время второй мировой войны был точный термин: «Служба информации». Элитное разведывательное подразделение, о котором было очень мало известно даже верховному командованию третьего рейха. В него входило меньше десятка человек, главным образом прусских аристократов. Они были немцами до мозга костей, но действовали не за страх, не из любви к войне, они действовали исключительно в интересах своего фатерланда, понимая все недостатки того, что их нацию возглавляют Адольф Гитлер и его головорезы... Точно так же мы осознаем опасность того, что террористы убивают женщин и детей в Израиле. Это приводит, увы, к обратным результатам.

— Мне кажется, наш разговор зашел слишком далеко! — Бажарат поднялась с подушки. — Значит, вы с вашими аристократами согласились с тем, что целый народ выгнали с родной земли? А были вы когда-нибудь в лагерях беженцев? Вы видели, как израильские бульдозеры сносят дома? Вы забыли кровавую резню Сабры и Шатилы?

— Мы должны информировать вас, что ваша встреча с президентом США состоится завтра, примерно в восемь вечера, — спокойно сообщила женщина, откинувшись на сатиновые подушки.

— Значит, завтра? В восемь?

— Сначала встреча была назначена на три часа дня, но, учитывая характер визита графини в Америку, который касается иностранных инвестиций — в наши дни это очень деликатный вопрос для такой гордой страны, как Америка, — администрации Белого дома было предложено перенести встречу на более поздний час, а лучше всего — на вечер. В это время меньше шансов для прессы пронюхать о том, что президент оказал предпочтение амбициозной иностранной аристократке, пытающейся извлечь для себя выгоду из экономики этой страны.

— И как они отреагировали?.. — спросила Бажарат, все еще не веря услышанному.

— Глава администрации с большим энтузиазмом воспринял это предложение. Он не любит принимать всех этих сенаторов и конгрессменов, но президенту все-таки не хочется обижать политиков. У вас появится больше шансов скрыться... скрыться и продолжить свою борьбу... если вы нанесете свой удар в восемь часов. Охрана Белого дома к тому времени уже несколько расслабится, будет не столь бдительной. Вам будут помогать три человека. Один из них — шофер в форме. Под видом защиты от надоедливой прессы он проведет вас через задний выход к другому лимузину, где будут ждать наши люди. Они назовут пароль «Ашкелон», который, думаю, вам нравится.

— Я не понимаю, — сказала Бажарат. — Почему вы делаете это? Вы только что дали мне понять, что не одобряете...

— Ваши другие намерения, — повысила голос женщина, — Однако за спасение вашей жизни мы кое-что попросим от вас, более того — потребуем. Понимаете, у нас с вами нет принципиальных разногласий в вопросе убийства президента США. Его действия направляются политиканами, а не принципами, а это недопустимо. Люди чувствуют это, и его популярность падает. Ох, после этого убийства начнутся бесконечные расследования, но все это утихнет со временем. Вицепрезидент чрезвычайно популярен среди избирателей. Мы можем даже согласиться с убийством первых лиц Англии и Франции, если вы так настаиваете на этом, хотя и считаем это излишним театральным эффектом. Европейские правительства не создают идолов из своих политических лидеров, наоборот, они держат их чуть ли не в ежовых рукавицах — Откровенно говоря, мы могли бы, воспользовавшись хаосом и вакуумом власти, усилить наше влияние в США, но нам более важно предупредить этим актом будущих президентов и их правительства. Пусть у нас нет ни голосов избирателей, ни денег, как у евреев, но у нас есть кое-что другое, более ценное, чем прославленный Моссад. Мы не миф и не фантазия полоумных фанатиков. Мы реальность. Как мы говорили несколько минут назад, у нас есть мужчины и женщины, готовые умереть ради того, чтобы отрубить голову змеи. Это очевидно, дитя мое, и, как вы только что доказали своей блестящей стратегией, они никогда не будут знать, когда и откуда мы нанесем свой удар. Так что в тайных коридорах власти хорошенько задумаются, стоит ли продолжать идти на поводу у Израиля.

— А что вы просите, что требуете в обмен на мою жизнь, которая не так уж и важна?

— Не убивайте главу Израиля. Отзовите своих людей из Иерусалима и Тель-Авива.

— Как вы можете говорить такое? Ведь это наша месть за Ашкелон!

— Которая обернется смертью тысяч наших людей, Амайя. Израиль действует слишком прямолинейно, на самом деле его не интересует, что происходит за пределами его границ, пока это не угрожает безопасности страны. Но если вы убьете главу Израиля, то тучи израильских самолетов будут в течение недель день и ночь кружить над нашими лагерями и поселениями и бомбить их, пока не сотрут с лица земли. Вспомните недавние события: евреи освободили тысячу двести

заключенных в обмен на шестерых израильских солдат, а позже депортировали свыше четырехсот палестинцев из-за смерти своего единственного солдата. А их лидер стоит десяти тысяч израильских солдат, потому что это не просто человек, а живой символ нации.

— Вы запросили с меня слишком высокую цену, — едва слышно прошептала Бажарат, — которую я не готова уплатить. Я ждала этого момента всю свою жизнь, этот величественный момент должен оправдать все мое существование на этой земле.

— Дитя мое... — начала женщина.

— Нет! Я не ваше дитя и вообще ничье дитя, — ледяным тоном возразила Бажарат. — Я никогда не была ребенком. Смерть всем властям!

— Я не понимаю вас...

— А вам и не надо понимать меня. Как вы сами сказали, вы не можете отдавать мне приказы.

— Конечно, нет, я согласна с этим. Я просто хочу образумить вас, защитить.

— Образумить? — прошептала Бажарат. — А как вы объясните это своему народу или моему? Ваш народ живет отвратительно, но он, по крайней мере, живет в лагерях, а за моим народом охотятся, как за дикими животными в горах, его казнят, отрубают головы... Смерть всем властям! Они все должны умереть!

— Прощу вас, дорогая, — встревожилась смуглая женщина, видя перед собой разъяренную Бажарат. — Прошу вас, я не враг вам, Амайя.

— Теперь я это вижу, — сказала Бажарат. — Вы пытаетесь остановить меня, не так ли? И у вас есть вооруженный слуга, который может запросто убить меня.

— Чтобы на нас обрушился гнев долины Бекаа? Они выбрали вас, вы их самая любимая дочь, жена погибшего героя Ашкелона, вас так уважают, что Высший совет прислушивается к вашим советам, он благословил вас. Насколько я знаю, это в долине Бекаа приказали вам прийти в этот дом.

— Нет! Я действую самостоятельно, и никто не вмешивается в мои дела!

— Я уверена, что вы именно так и думаете, но у меня другое мнение на этот счет, поэтому никто вам здесь не причинит вреда. Успокойтесь, вы слишком перенервничали. Я еще раз повторяю, что я не враг вам, а друг.

— Но вы уговариваете меня отменить акцию в Иерусалиме. Какой же вы друг?

— Я объяснила вам, какие у меня на это причины... и одной из главных причин является смерть миллиона палестинцев, которая последует за этим. И тогда уже не будет их борьбы за свое дело, потому что сердца этих людей будут вырваны.

— Они отняли наши земли, наших детей, наше будущее, но они не отнимут наши сердца!

— Слова, Амайя, глупая декларация...

— Они никогда не отнимут наши души!

— Еще более глупые слова. Души не могут сражаться без тел. Люди должны выжить, чтобы бороться, и вы, как великолепный стратег, обязаны понимать это.

— А вы? Кто вы такая, что живете здесь и читаете мне лекции? — Жестом руки Бажарат обвела роскошную гостиную.

— Ах, это, — ответила прекрасная незнакомка и мягко рассмеялась. — Образ благополучия и расточительства — подобное сочетание предполагает наличие власти и влияния. Это все показное. Ведь внешнее впечатление всегда имеет большое значение, не так ли? Мне не стоит говорить это вам, потому что вы чрезвычайно впечатлительны... Мы с вами мало чем отличаемся друг от друга, Амайя Акуирре. Вы организуете диверсии извне, пытаясь проникнуть внутрь, а я иду своим путем внутри, и, когда наступит подходящий момент, я разнесу все в клочья с помощью взрывчатки... И этой взрывчаткой, этим нитроглицерином являетесь вы, дитя мое... И не говорите мне, что вы не мое дитя, в этом святом деле вы теперь моя дочь.

— Я ничья дочь! Я возникла из смерти, наблюдая смерть!

— Вы моя. Что бы вы ни видели — это ничто по сравнению с тем, через что прошла я. Вы говорили о Шатиле и Сабре, но вы не были там. А я была! Вы желаете отомстить, мое неарабское дитя? Но я хочу этого гораздо сильнее, чем вы даже можете себе представить.

— Тогда почему вы хотите удержать меня от убийства главы Израиля?

— Потому что за этим последует тысяча воздушных атак на мой народ... на мой народ, не на ваш.

— Но я сражаюсь вместе с вами, и вы это знаете! Я доказала это! Я отдала вам своего мужа и теперь хочу отдать за вас свою жизнь!

— Совсем не трудно отдать то, что ни во что не ставишь, Амайя.

— А если я откажусь принять ваше условие?

— Тогда вы просто не попадете в Белый дом, а уж тем более в Овальный кабинет.

— Это просто смешно! Мой помощник гарантировал мне это! Человек, который устраивает мне встречу с президентом, очень заинтересован в миллионах ди Равелло, и он отнюдь не дурак.

— А этот человек, сенатор Несбит от штата Мичиган, что вы знаете о нем?

— Значит, вам известно, кто он? Женщина пожала плечами:

— Но ведь время встречи было перенесено, Амайя.

— Да, конечно... Он кажется мне обычным американским политиком, я много выяснила о нем. Он хочет быть выбранным на второй срок от своего штата, в котором сегодня значительная безработица, поэтому стремится доказать своим избирателям, что не зря занимает свое место. А что может служить лучшим доказательством этого, чем инвестиции в сотни миллионов и новые рабочие места?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать