Жанр: Триллеры » Роберт Ладлэм » Иллюзии «Скорпионов» (страница 87)


— Каждый шаг?.. — Палестинская красавица нахмурилась, и на ее смуглом лице с классическими чертами появилось несколько морщин. — Каждый шаг, — повторила она, в задумчивости расхаживая по комнате и теребя изящный подбородок пальцами с наманикюренными ногтями. — Если это тот сенатор, которого мы ищем, то в сенате есть только один комитет, обладающий подобной секретной информацией. Комитет по разведке. Конечно, это так естественно и просто! После скандалов с «Уотергейтом» и «Иран-контрас» все разведывательные подразделения в Вашингтоне обязательно докладывают детали своих тайных операций комитету сената по разведке. И иначе поступать они не могут из-за боязни предстать перед конгрессом но обвинению в незаконной деятельности... Вот видите, дорогая Амайя, вы уже оказали нам неоценимую помощь.

— И еще, этот человек убивает противников, по крайней мере, так он мне сказал. Сообщил, что расправился с человеком по фамилии Стивенс, главой военно-морской разведки, потому что этот Стивенс слишком близко подобрался ко мне. За это я в долгу перед ним.

— Вы ему ничего не должны! Он выполнял приказы, вот и все... Не имеет значения, правду он вам сказал или солгал, чтобы вы были ему признательны. Только один человек в сенатском комитете любит такую грубую браваду... Сибэнк, невыносимый, сварливый генерал Сибэнк. Благодарю вас, Баж.

— Если это он, то должна сказать вам еще, что я Подготовила ему небольшую проверку на лояльность. Вам, наверное, известно, что в определенных ситуациях, когда непременно требуется устранить препятствие, ну скажем какой-то командный пункт, выбирается человек, который прекрасно понимает, что зайдет туда, но обратно уже не выйдет. Взрывчатка находится у него в обуви.

— "Ботинок Аллаха", — сказала палестинка. — Взрывчатка размещается в подошве и каблуке и приводится в действие от удара о твердый предмет. Погибает и сам смертник и все окружающие.

— Да, я даже передала «Скорпиону-1» чертежи. — Бажарат медленно наклонила голову. — Если он вернет мне именно то, что я заказала, то ему можно доверять, но если нет, то я немедленно оборву все связи. Но если с ним все в порядке, то я использую его... а вы получите своего «Скорпиона».

— Есть ли предел вашей изобретательности, Амайя?

— Смерть всем властям — это все, что вам нужно знать.

Глава 28

Сенатор Пол Сибэнк шел по проселочной дороге в окрестностях Роквилла, штат Мэриленд. Уже стемнело, небо затянули тяжелые облака. В руках сенатор держал фонарик, который, нервничая, все время включал и выключал. Его коротко остриженные седые волосы прикрывала туристская шапочка, дрожащее тело укрывал легкий летний дождевик. Худощавый и крепкий бывший бригадный генерал Сибэнк, а теперь худощавый и крепкий известный сенатор Сибэнк пребывал сейчас в панике, близкой к обмороку. Он был не в состоянии унять дрожь в пальцах и непрекращающийся тик нижней губы.

Следовало сосредоточиться, нельзя было так распускаться, но сенатор никак не мог побороть благоговейный страх от осознания того, что стал «Скорпионом-1».

Все это безумие началось восемь лет назад, именно на этой дороге, ведущей к ветхому сараю, оставшемуся от заброшенной фермы.

Началом всему явился звонок по личному телефону, стоявшему в кабинете новоиспеченного сенатора, номер которого был известен только членам семьи и самым близким друзьям. Однако звонивший не был ни членом семьи, ни близким другом, а просто незнакомцем, назвавшимся мистером Нептуном.

— Мы с большим интересом наблюдали за ходом вашей выборной кампании в сенат, генерал.

— Кто вы такой, черт возьми, и как узнали этот номер?

— Это не имеет отношения к нашему делу. Предлагаю вам как можно быстрее встретиться со мной, поскольку мои хозяева крайне заинтересованы в этой встрече.

— А я предлагаю вам убраться к дьяволу!

— Тогда я посоветовал бы вам вспомнить подоплеку вашей предвыборной кампании. Главный упор делался на то, что вы герой вьетнамской войны, попавший в плен, который сумел в невыносимых условиях сплотить вокруг себя людей, вдохновляя их примером собственного мужества и стойкости. Но у нас есть друзья в Ханое, сенатор. Надо ли мне продолжать?

— Какого черта?..

— Возле дороги за Роквиллом есть старый сарай...

— Проклятье! Что вам известно?

Тогда, восемь лет назад, Сибэнк пришел в этот сарай точно так же, как сейчас. Сегодня он направлялся в него из-за другого телефонного звонка от другого незнакомца. Восемь лет назад сенатор под внимательным взглядом элегантного Нептуна прочитал показания комендантов пяти лагерей длд военнопленных, в которых он побывал вместе со своими людьми.

«Полковник Сибэнк охотно шел на контакт и часто оказывал нам услуги...»

«Полковник сообщал нам о побегах, которые готовили его офицеры...»

«Несколько раз мы делали вид, что подвергаем его телесным наказаниям, и он нарочно громко кричал, чтобы слышали его товарищи...»

«Пока он был пьян, мы обрабатывали его тело слабым раствором кислоты, создавая видимость пыток, а затем отправляли его назад в барак в разорванной в клочья одежде...»

«Он легко согласился сотрудничать с нами, но мы его презирали...»

В этих показаниях было все. Бригадный генерал Пол Сибэнк не был героем.

Он стал очень ценным приобретением для «Покровителей», настолько ценным, что ему было присвоено довольно высокое звание «Скорпион-4». Победа на следующих выборах была ему гарантирована, ни один из противников не смог потягаться с его славным военным прошлым. Сибэнк выиграл и повторные выборы, буквально похоронив своих соперников под лавиной денег. Будучи сенатором и военным экспертом, он распределял военные заказы среди тех, на кого ему указывали «Покровители».

Впереди показался старый сарай, его полуразвалившийся силуэт на вершине холма среди бурьяна выделялся на фоне серого неба. Сибэнк сошел с дороги и стал подниматься к месту встречи, освещая себе путь фонариком. Через шесть минут он подошел к разбитым в щепки дверям сарая и крикнул:

— Я здесь. Кто вы?

В ответ сверкнул луч второго фонарика.

— Входите, — раздался голос из темноты. — Рад встретиться со своим начальником... Я имею в виду, конечно, другую армию... Выключите фонарик.

Сибэнк послушно выключил фонарик.

— Мы что, служили с вами вместе? Я вас знаю?

— Лично мы никогда не встречались, но вы можете помнить номер части и мое звание, и даже расположение бараков... «южная казарма».

— Военнопленный, вы были военнопленным! Мы вместе находились в плену!

— Это было очень давно, сенатор. Или вы предпочитаете, чтобы я называл вас «генерал»?

— Я предпочитаю

знать, почему вы позвонили мне и почему выбрали для встречи это место.

— А разве не здесь вас завербовали? Не в этом самом сарае? Я просто подумал, что это убедит вас, насколько серьезна ситуация.

— Завербовали?.. Значит, вы...

— Конечно, генерал. Разве иначе вы пришли бы сюда? Разрешите представиться, генерал. Я «Скорпион-5», последний из высших «Скорпионов», остальные двадцать, конечно, пользуются авторитетом, но не обладают нашей властью.

— Кое-что теперь прояснилось, — сказал Сибэнк. Руки его продолжали трястись, тик нижней губы не проходил. — Конечно, упоминание об этом сарае произвело на меня впечатление, но, откровенно говоря, я думал, что встречусь здесь с одним из наших... наших...

— Смелее, сенатор! С одним из наших «Покровителей», да?

— Да... с «Покровителем».

— Я удивлен, что в свете чрезвычайных событий двух последних дней вы так ничего и не поняли.

— Что вы имеете в виду?

— Ладно, как бы там ни было, но, судя по кодированным сигналам телефона, «Скорпион-4» стал теперь «Скорпионом-1», не так ли?

— Похоже, так. — Тик нижней губы у Сибэнка усилился.

— А знаете почему?

— Нет, не знаю. — Сенатор крепко вцепился пальцами в фонарик, стараясь унять дрожь в руках.

— Да, возможно, и не знаете. У вас нет доступа к информации, но у меня такой доступ есть, и я действовал в соответствии с полученной информацией.

— Вы ходите вокруг да около, солдат. Мне это не нравится!

— Не имеет значения, что вам нравится, а что нет. «Скорпион-2» и «Скорпион-3» устранены, они струсили и не могли оставаться в живых в свете теперешнего развития событий, поэтому Кровавая девочка уничтожила их, и это меня вполне устраивает.

— Я не понимаю вас. Кто такая, черт побери, эта Кровавая девочка?

— Я и хотел выяснить, знаете ли вы это. Оказывается, не знаете. Вы работали на «Покровителей» совсем в другой сфере, очень доходной, но совсем другой, и это совсем не ваше дело. Судя по тому, что мы знаем о вас, подобное дело вам не по плечу, оно не для трусов. А вы к тому же еще и мошенник, «Скорпион-4», мне давно было приказано наблюдать за вами... А теперь вы просто стали помехой.

— Да как вы смеете! — вскричал перепуганный Сибэнк. — Вы мой подчиненный!

— Извините, но я не мог ждать, пока это положение изменится, не мог ждать, пока электроника подаст необходимые сигналы и перепрограммирует ваш телефон. Если бы вы прямо сейчас могли позвонить жене, то она сообщила бы вам, что сегодня утром в десять минут девятого, то есть ровно через двенадцать минут после вашего отъезда в сенат, к вам в дом приходил техник из телефонной службы. Он поработал с телефоном в вашем кабинете... Понимаете, генерал, мы очень близко подошли к цели, очень близко подошли к тому, чтобы вернуть эту страну на истинный путь развития. Нас ведь раздели догола, военный бюджет безобразно урезали, армию сократили, а вооружения вообще собираются довести до размера куриного помета. В Европе и Азии на нас нацелено двадцать тысяч ракет с ядерными боеголовками, а мы делаем вид, что их не существует!.. Ничего, все это изменится, когда Кровавая девочка осуществит свой план. Мы снова будем у власти и будем управлять нацией так, как ею и нужно управлять! Страна будет парализована, и, естественно, как всегда, к нам обратятся за помощью и защитой.

— Я согласен с вами, — выдавил трясущийся сенатор, — я и сам готов повторить эти слова, и вы наверняка знаете это.

— Черт побери, конечно, знаю, генерал, но слова и есть слова. Вы говорите, но не действуете, а мы не можем допустить трусости в подобном деле. Оно вам не по плечу.

— Что не по плечу?

— Убийство президента. Как вам это нравится?

— Это безумие! — прошептал Пол Сибэнк, руки у него внезапно перестали трястись, даже тик прошел от охватившего его ужаса. — Я не могу поверить в то, что вы говорите. Кто вы?

— Да, думаю, уже пора. — Из-за кирпичной стены показалась однорукая фигура, пустой правый рукав был закинут на плечо. — Узнаете меня, генерал?

Не веря своим глазам, Сибэнк разглядывал лицо, которое знал очень хорошо.

— Вы?..

— Разве отсутствие у меня руки не вызывает у вас каких-либо воспоминаний? Вам наверняка рассказывали эту историю.

— Нет! Никаких воспоминаний! Я не знаю, о чем вы говорите.

— Наверняка знаете, генерал, хотя вы никогда не видели моего лица тогда... Я был для вас просто капитаном X...

— Нет... нет! Вы фантазируете... Я никогда не встречался с вами!

— Да, как я уже сказал, мы никогда не встречались лично — так сказать, тет-а-тет. Можете представить себе, как я забавлялся, сидя за столом перед вами во время всех этих бесконечных сенатских слушаний и выслушивая ваши так называемые военные экспертные оценки, которые на самом деле были чистым дерьмом, подброшенным вам нашими благодетелями через «Скорпиона-1»? В благодарность за мою службу армия наградила меня протезом, но Пентагон понял, что мой талант заключается не в руках, а в мозгах и красноречии.

— Клянусь Богом, я знаю вас только по службе, я никогда не встречал вас раньше!

— Тогда позвольте мне восстановить вашу временную потерю памяти. Вы помните «южную казарму»? Помните, как некий капитан составил надежный план побега? Побега, который должен был увенчаться успехом... Но он провалился, потому что американский офицер выдал заговорщиков. В наш барак явились охранники и отрубили мне правую руку своими проклятыми ножами. А лагерный переводчик на вполне приличном английском сказал: «А вот теперь попробуй сбежать».

— Я не имею никакого отношения к этому... к вам!

— Бросьте, генерал, мне все известно. Когда Нептун завербовал меня, он показал мне документы из Ханоя, включая и те, которые вы никогда не видели. Именно он посоветовал мне следить за вами, а также рассказал, как в случае необходимости перепрограммировать ваш телефон.

— Но это все в прошлом! Теперь уже это не имеет значения!

— Вы действительно думаете, что для меня это может не иметь значения? Я ждал двадцать пять лет, чтобы рассчитаться с вами.

Вспышки двух выстрелов осветили старый покосившийся сарай на заброшенной ферме близ Роквилла, штат Мэриленд.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать