Жанр: Триллеры » Роберт Ладлэм » Иллюзии «Скорпионов» (страница 93)


Глава 30

— Проезжайте дальше! — приказала Бажарат водителю, когда он свернул ко входу аэропортовского отеля. — Я предпочитаю какой-нибудь отель подальше.

— Но они почти все одинаковы, мадам.

— Езжайте в другой, пожалуйста. — Бажарат внимательно следила в заднее окно, пытаясь определить, не следят ли за ними, но так и не обнаружила ни одного подозрительного автомобиля. Она сидела, обхватив руками коробку, стоящую у нее на коленях, и чувствовала, как учащенно бьется пульс, а по лицу течет пот. Моссад выследил ее, выследил, несмотря на то, что она оборвала все концы! Значит, в охоте на нее теперь участвует и Иерусалим, они поручили это человеку, который мог опознать ее быстрее других, — бывшему любовнику, знающему ее походку, ее тело, мельчайшие жесты.

Но как же Моссад вышел на нее? Как? Через группу «Кровавая девочка» из Вашингтона? Может быть, новый «Скорпион-1» знает об этом? Он ясно дал понять ей, что не только в курсе ее намерений, но и одобряет их. «Помните события в Далласе тридцатилетней давности? Это была паша работа, — с восторгом сказал тогда он и добавил, что ненавидит этих гомиков из Вашингтона, которые отказались поставлять оружие во Вьетнам». Стоит попробовать связаться с ним.

— Отвезите нас на какую-нибудь стоянку, пожалуйста, — обратилась Бажарат к водителю.

— Что, мадам?

— Я понимаю, что это вам не совсем удобно, но я должна кое-что достать из багажа.

— Как скажете, мадам.

— Только чтобы там обязательно были телефоны-автоматы.

— Вон подходящая стоянка справа.

— Я предпочла бы другую...

— Хорошо.

Бажарат больше приглянулась другая стоянка, потому что она представляла собой огороженную зону, так что сразу были видны все въезжающие и выезжающие автомобили. Если за ней все-таки следят, то это станет ясно через несколько минут, а в темных местах ночью Амайя Акуирре... Бажарат чувствовала себя уверенно. Она сунула руку в сумочку и нащупала холодную сталь пистолета.

Единственный автомобиль, который заехал на стоянку после их прибытия, был ярко раскрашенный «джип», пассажирами которого были шумные молодые люди. Въезд на стоянку находился в нескольких сотнях метров от лимузина, скрытого за рядами припаркованных машин. Они были в безопасности, за ними никто не следил. Бажарат зашла в телефонную будку.

— Это я, — сказала Баж. — Мы можем говорить?

— Я нахожусь в спецавтомобиле Пентагона, подождите десять секунд, я включу шифратор, и мы продолжим наш разговор. — Через восемь секунд в трубке вновь раздался голос председателя Объединенного комитета начальников штабов. — Вы нетерпеливы, мадам. Я передал чертежи преданному мне специалисту, который все знает о таких вещах, он работал на Ближнем Востоке. Все будет готово не позже семи утра завтра.

— Профессиональная работа, «Скорпион-1», но я звоню не по этому поводу. Мы можем спокойно говорить, вас не подслушивают?

— По этому телефону можно даже называть ядерные шифры, и никто не сможет подслушать.

— Но вы же в автомобиле...

— Это специальный автомобиль. Я ездил выражать соболезнования семье этого труса, от которого вы так любезно меня избавили. Этот сукин сын всех бы нас выдал.

— Возможно, он и сделал это.

— Ни в коем случае, я бы знал об этом.

— Да, вы говорили, что имеете доступ...

— Максимальный доступ, — оборвал Бажарат Майерз, — и самое забавное, что это соответствует моему прозвищу.

— Простите?

— Не обращайте внимания, просто небольшая шутка.

— Мой вопрос далек от шуток. К охоте за мной подключился Моссад. Что вам известно об этом?

— Его агенты здесь?

— Совершенно верно.

— Черт побери! Об этом не упоминалось ни в одном сообщении, иначе бы я знал. У меня есть там несколько близких друзей, из правых, а не из левых.

— Мне трудно в это поверить.

— Я за все отвечаю, мадам, а остальные подчиняются мне и снабжают сведениями.

— И я?

— Вы сейчас главная моя забота, потому что собираетесь вернуть нас туда, где мы и должны быть. Я сделаю для вас все, что угодно. Я уже чувствую запах пожаров, слышу крики перепуганной толпы, вижу, как мы снова маршируем в колоннах. Мы снова придем к власти.

— Смерть всем властям, — сказала Бажарат по-испански.

— Что вы сказали?

— Это касается только меня, но не вас.

Бажарат повесила трубку и нахмурилась в задумчивости. Этот человек явно фанатик, и это ей нравилось, но не было ли здесь какой-то хитрой игры? Не может ли он быть подсадной уткой? Она выяснит это завтра утром, когда разберет присланную им бомбу, этот "ботинок «Аллаха», и тщательно проверит все детали, о которых может знать только опытный террорист. Специалисты могут изготовить совершенно идентичную фальшивку, но там есть три контакта, которые нельзя скопировать, не взлетев при этом на воздух. Ладно, друг он или враг, сейчас это не имеет значения. Она ведь ничего ему не сказала.

Бажарат опустила в аппарат еще одну монету, набрала номер отеля «Карийон» и поинтересовалась у портье, были ли сообщения для нее. Сообщений было много, и во всех какие-нибудь просьбы, кроме одного. Это было сообщение из офиса сенатора Несбита, в котором содержались магические для нее слова: «Посещение графиней Белого дома назначено на завтра, на восемь часов вечера. Сенатор утром будет звонить ей».

Бажарат вернулась к лимузину и осмотрелась, проверяя, нет ли на стоянке вновь прибывших автомобилей, а в темном небе — вертолета.

— Отвезите нас в первый отель, — приказала она шоферу, — Я была проста слишком раздражена.

Хоторн стоял возле стола на кухне в доме госсекретаря, а разгневанный хозяин дома

сидел за столом рядом с допотопной кофеваркой. Их разговор проходил на высоких тонах.

— Вы рассуждаете как болван с соответствующим коэффициентом умственного развития, коммандер! Вы совсем растеряли скептицизм?

— Вы сами болван, Палиссер, если не слушаете меня!

— Разрешите напомнить вам, молодой человек, что я госсекретарь.

— В настоящее время вы просто госсекретарь страны ослов!

— Вовсе не смешно...

— Прошлый раз вы защищали ван Ностранда и ошиблись. Ошибаетесь вы и на этот раз. Вы можете как следует подумать и послушать меня?

— Я выслушал все, что рассказал мне ваш помощник — как там его зовут? — и у меня до сих пор голова идет кругом.

— Его фамилия Пул, он лейтенант ВВС и чертовски умен — намного умнее вас и меня. Все, что он сказал вам, — истинная правда. Вы не были там, а я был.

— Давайте уточним, Хоторн. Почему вы думаете, что у старого Ингерсола в такой ситуации не помутился разум?

Ему почти девяносто, его сына жестоко убили, сам он весь день летел в самолете, преодолев шесть или семь часовых поясов. Учитывая его возраст и шок, в котором он пребывал, можно предположить, что потерявший сына старик дал волю своей "фантазии и выдумал армию демонов, вылезших из преисподней, поставивших своей целью ввергнуть страну в хаос и убивших при этом его сына... Боже милосердный! Сеть «Скорпионов» во главе с высшими руководителями, которые передают подчиненным приказы мифических «Покровителей»? Это, по-моему, из какого-то невероятного романа ужасов!

— Так было и со штурмовиками.

— Вы имеете в виду первых нацистов?

— Они были обыкновенными убийцами, но у них была форма и несколько тысяч пар кожаных сапог. И это в то время, когда Веймарская республика переживала тяжелейший экономический кризис и за полную тачку немецких марок нельзя было купить буханку хлеба.

— Черт побери, что вы такое несете?

— Объясняю вам простой сценарий, господин госсекретарь. Ведь кто-то снабдил штурмовиков этой формой и сапогами, ведь не из воздуха же они взялись. Все это было оплачено людьми, которым очень хотелось захватить власть в стране. Примерно так же действуют и «Покровители». Они стремятся получить контроль над правительством, и одним из средств достижения этого является убийство президента и хаос, который последует за ним. А у них уже наготове имеются свои люди в сенате и Пентагоне, а может быть, и в судах, которые моментально заполнят вакуум власти.

— Так что же нам известно?

— Отец и сын Ингерсолы представили себе всю картину, исходя из того, что известно было сыну как «Скорпиону», и из того, что сказал ван Ностранд старику в Коста-дель-Соль.

— Ван Ностранд?..

— Вы правильно меня поняли. Этот пижонистый сукин сын был в центре всего этого. Он ясно дал понять бывшему члену Верховного суда, что собирается со своими людьми управлять Вашингтоном и что ни сам старик, ни его сын не смогут помешать этому.

— Абсурд!

— Совершенно ясно, что ни вы, ни покойный министр обороны Говард Давенпорт не имеете к этому отношения, но имеет председатель Объединенного комитета начальников штабов. Он один из них.

— Да вы полный безумец...

— Черта с два, Палиссер, я в совершенно здравом рассудке, а подтверждением моих слов служит дырка у меня в голове. — Хоторн сорвал с головы шляпу, которую украл из кабинета Ингерсола, и наклонил голову, чтобы госсекретарю была видна окровавленная повязка.

— Это произошло в доме Ингерсола?

— Около двух часов назад, и Максималист Майк Майерз, могущественный председатель Объединенного комитета начальников штабов, был там. Один из «Скорпионов» является самой главной шишкой в Пентагоне. Неужели вы не улавливаете связи, господин секретарь?

— Мы привезем старика и расспросим его в присутствии докторов, — задумчиво произнес Палиссер.

— Простите меня за старый прием, — сказал Хоторн слабым голосом. Он устало оперся на стол, на лбу его сверкали капельки пота. — Я пользовался им в Амстердаме, и заключается он в том, что в тех случаях, когда агент колебался, в конце я всегда выкладывал самый убедительный довод... Вы не сможете расспросить судью Ингерсола, потому что он мертв. Пуля из «магнума» 38-го калибра разнесла ему череп, и все было задумано так, чтобы в этом убийстве обвинили меня.

Палщ5сер резко подался назад, и кресло заскрипело по каменному полу кухни.

— Что вы...

— Это правда, господин государственный секретарь.

— Это будет ужасная новость!

— Во всяком случае — не для Пентагона, и вполне возможно, что никто из гостей Ингерсолов не станет прогуливаться в саду за бассейном. Так что до утра его могут и не найти.

— Но кто застрелил его и почему!

— Я могу только предполагать, но мои предположения основаны на том, что я видел, и том, что мне сообщили перед уходом. Я видел, как чрезвычайно возбужденный адъютант Майерза подбежал к нему и чуть ли не силой пытался заставить уйти оттуда, что совсем не соответствует поведению подчиненного по отношению к председателю Объединенного комитета начальников штабов. А сын судьи Ингерсола сказал мне, что адъютант уже в течение получаса пытается увести генерала. По времени это совпадает с убийством Ингерсола и нападением на меня.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать