Жанр: Боевики » Николай Иванов » Департамент налоговой полиции (страница 32)


— Без проблем.

— Вот вдвоем и покатайтесь. Нужно, чтобы оперативник рассказал как можно больше. Даже если это ерунда и нам никогда не пригодится. Пусть заглатывает крючок. Не забудь про магнитофон. Деньги — при следующей встрече.

Говорить начал так, будто Иван уже принял правила их новой игры.

А разве не принял? В машину сел, деньги получил, в должность вступил — это что, не правила? Себе-то уж можно признаться, что он — обслуга. И не просто дискомфорт у него на душе, как предполагает Асаф. Горит, горит душа бывшего капитана, не приемля настоящего своего положения. И сдерживается Иван только потому, что прошлого уже нет, а будущего — еще нет…

— Я жду результатов в офисе, — отпустил его коротышка.

21

Хотя и после некоторых колебаний, но Моржаретов все же решился отправить Вараху на встречу без сопровождения. И не то чтобы он был большим гуманистом и последователем Макаренко, давая возможность Григорию исправиться доверием. Тот никуда теперь не денется и без этого. Важнее — по крайней мере на данный момент — было не спугнуть Василия Васильевича. После автомобильной гонки по Москве он будет осторожнее и, если заподозрит что-то неладное еще раз, исчезнет навсегда. И Вараха ему со своими сведениями не нужен будет. Свобода дороже.

— Может, диктофон взять? — предложил Вараха,

Даже сейчас, по прошествии времени после объяснения с начальником, Григорий не утратил чувства стыда от всего случившегося. И готов теперь был повернуть пластинку вспять хотя бы на полоборота.

Моржаретов понял его состояние, как можно беззаботнее махнул рукой — не стоит рисковать.

— Сам потом все расскажешь.

В такую степень доверия Вараха боялся уже и верить. Ну не может, не имеет права полковник так поступать. Ни по службе, ни по жизни.

— Держись свободнее, заинтригуй их новыми проработками, — наставлял начальник управления.

Генерал из «безпеки», подошедший к этому времени, молча кивал. Добавил совсем немного:

— Попытайся по задаваемым вопросам определить, в какой степени они владеют информацией. В какой области. По какому направлению. В каком объеме.

Если Моржаретов в самом деле полагался на честный доклад, то Беркимбаев согласился посылать подполковника без «жучков» по более прозаической причине: у Василия Васильевича мог быть такой же «сторож», что сработал в кабинете у Серафима. Шпионской техникой торгует сейчас всякий уважающий себя ларек, и, чтобы установить противоподслушивающее устройство, криминальные ребята разрешения у судьи запрашивать не будут.

Когда подчиненный вышел, Моржаретов задумчиво повертел в руках карандаш. Уронил его. Нагнулся, но тот закатился куда-то далеко под стол или кресло, и он оставил попытку найти его. Генерал же барабанил пальцами по столу, но, когда Серафим Григорьевич забыл про потерю, нагнулся сам: карандаш оказался у него под ногой. Вот так бы накрыть всю компанию — от осведомителя до тех, кто интересуется жизнью налоговой полиции: вроде занимаешься посторонним делом, барабанишь пальцами по столу, а нога уже рядом. Остается только поднять ее и наступить…

— Ну, и что мы имеем на сегодняшний день? Пройдемся по ключевым точкам? — предложил генерал.

Его больше интересовала утечка информации. Моржаретов же хотел посмотреть глубже и шире — ради чего эта информация уходит. Последние вопросы, заданные Ермеком Варахе, били как раз в точку, помогая сузить круг лиц, где можно поискать осведомителя. Помогло бы это и выстроить линию: какая информация интересует в первую очередь и зачем.

Собственно, многое и так ясно — интересует нефть. Но она интересует слишком многих. Если бросить все силы на проверку только нефтяных компаний, все равно не хватит ни людей, ни сил. Надо найти точку. Полиция, чтобы не распылиться, должна не просто идти туда, где криминал — он, собственно, почти всюду, — а где ядро преступления.

Да, сети разбрасываются, сотни запросов ушли по разным адресам, и ответы уже позволили сузить круг поиска. И хотя сроки никто не определял, всем ясно: каждый минувший день — безвозмездно ушедшие в никуда ресурсы страны. Без политики, без крика — но это так.

— А что, если пустить через коммерческие структуры слух о, допустим, подготовке какой-нибудь новой правительственной программы. По разработке того же самого континентального шельфа в Баренцевом море, — вместо «прокачки» по ключевым точкам, как просил генерал, предложил вариант Моржаретов.

— А что его распускать, если этот вопрос на самом деле решается, — как всегда, спокойно продемонстрировал свою осведомленность генерал.

— Но здесь можно действовать с доворотом в нашу сторону. Я не думаю, что те, кто наживается на нефти, сами добывают ее. Они — посредники, они присасываются к ней после того, как ее доставили наверх. Поэтому нужна программа под нефть. Якобы ради добычи нефти готовится программа развития Севера.

— Ты думаешь, клюнут?

— Любая государственная программа — это живые деньги. Огромные деньги. Получив под себя подобный заказ, можно так крутануть деньги через свои же коммерческие банки, что лоб не успеет вспотеть, а прибыль уже пойдет. Убежден, что с десяток банков, всевозможных фондов и фирм завтра же начнут выстраиваться за получением подрядов. Там же наверняка будут и те, кто нам нужен. Мы просто еще более сужаем круг.

— Хорошо, но это только один из моментов. И, кстати, достаточно длинный по времени, — не очень согласился Ермек. — Нужно поискать что-либо более быстрое. Например, идти от убийств.

— Мы не вправе расследовать дела об убийстве в Берлине или даже нашего депутата Госдумы. Это дело Глебыча, его конторы. Нам нужно ухватить тех, кто уходит от налогов, — мне ли тебе это объяснять.

— А ты мне всегда все объясняешь, — поддел друга Ермек. И тут

же деликатно сгладил свой выпад: — Но согласись, что в криминальном мире все взаимосвязано.

— Кто спорит! Алло, кто здесь спорит? — Моржаретов оглядел кабинет, дурашливо заглянул в тумбочки стола. — Никто не спорит. Больше того, именно через неуплату налогов мы можем быстрее выйти на убийц.

— А вдруг они налоги платят?

Моржаретов так посмотрел на друга, что тому впору было провалиться сквозь землю. Но он спокойно выдержал взгляд: да, я, мол, понимаю, что сейчас практически нет тех, кто исправно платит налоги. К тому же еще с таких сумм, что выручаются за нефть. Но я специально проговариваю все версии и готов ради этого выглядеть, мягко говоря, не совсем компетентным.

— Кто же против, пусть платят, — согласился и Моржаретов. — Но более шестидесяти процентов несобранных налогов в бюджет государства, и это только по предварительным прикидкам — это что, на Луне происходит? Так что мы, к сожалению, пришли надолго. Если не навсегда. И если, конечно, государство хочет иметь деньги в своей казне.

В кабинет заглянул Тарахтелюк, и Моржаретов жестом разрешил ему войти.

— Что-нибудь свежее?

Подполковник протянул начальнику записку из приемной департамента, где собиралась вся информация, пришедшая от потусторонних лиц:

— Конкурент сдает конкурента.

Аноним сообщал, что появившаяся несколько недель назад фирма «Южный крест», получив право распоряжаться дополнительными квотами на продажу нефти из Западно-Сибирского региона, уходит от налогов, подписывая двойные соглашения. Подлинные документы будут сверяться на встрече, которая планируется на ближайшее время.

— Это уже что-то, — оживился Моржаретов. — Даже больше, чем что-то.

На разговоры о гуманности или негуманности именно такого способа получения информации он не обращал никакого внимания: кто не нарушает законы, на того не указывают. Его интересовали не мотивы, которыми руководствовались конкуренты, а признаки преступления. Есть они — пошла работа. Нет — счастливо работать дальше. А здесь скорее всего на «Южный крест» пошел накат от опомнившихся сибиряков и москвичей.

— Что еще? — потребовал Моржаретов, зная характер подчиненного: тот не придет к начальству с одной бумажкой. На то он и Тарахтелюк, чтобы сначала выстроить всю цепочку сообщения, подкрепить ее другими данными и лишь затем постучаться в дверь к руководству.

Не ошибся он и на этот раз.

— В Новороссийск, Одессу и Калининград, практически одновременно, в конце этой недели приходят нефтеналивные суда. Порты приписки у них у всех разные, но, насколько удалось узнать через таможню и контрразведку, все они планируют затем взять курс к берегам Африки.

Моржаретов редко удивлялся, еще реже показывал это на людях, но здесь не сдержался:

— Африки?

Хотя чему, собственно, удивляться? Не в Калифорнию же им идти. Туда пойдет кувейтская нефть, она и подешевле, и получше. Америка в свое время не зря начала войну против Ирака именно на стороне Кувейта — теперь тот расплачивается за победу своей нефтью. Американцы умеют даже чужие войны вести с выгодой для себя, а не просто потому, что им хочется повоевать, или потому, что их Конгрессу или президенту не нравится кто-то из правителей других стран.

Хотя, когда и правители им не нравятся, они особо не церемонятся. Умыкнули в свое время президента Панамы Норьегу, привезли к себе в Штаты, осудили — и будь здоров, не кашляй, господин бывший президент. Ну не понравился ты Америке, что поделаешь. А в мире хоть бы кто-нибудь возмутился или сказал слово против?

— Африка. Но почему она? — не отпускал пока от себя известие Моржаретов. — Почему она? Ведь выгоднее перекачать голую нефть на те же белорусские, украинские, даже словацкие заводы. Почему в Африку? Из наших сотрудников кто-нибудь работал на континенте? — обратился он за информацией к генералу.

— Надо позвонить в наш отдел внешних связей, и чистейший «африканец» тотчас предстанет пред тобой, — уж что-что, а про биографии сотрудников департамента Беркимбаев знал побольше начопера.

— Вот африканские заводы, которые ориентированы на нашу нефть. — Тарахтелюк протянул очередной документ.

Полковник сначала отметил, что еще две бумажки остались в папке у подчиненного, а потом только глянул на списки стран, работающих в контакте с Россией. Пока работающих, потому что и здесь идет вытеснение страны с мирового торгового рынка. Если шагать такими темпами, то можно будет к двухтысячному году не отдельные квартиры получить, как обещал Горбачев, а дождаться того, что страна станет отдавать нефть или за бесценок — лишь бы хоть что-то взяли, или даст захиреть скважинам и разработкам, которые не получают денег от государства взамен своей продукции. И, что удивительно, по каким-то политическим соображениям почти даром продолжает гнаться сырье в ближнее зарубежье, особенно в Прибалтику. Как всегда, впереди шагают политики, думая, что экономика сама подстроится под их пристрастия.

Не подстраивается. Не успевает.

— Кто, на каком основании и на каком уровне пробивал эту дополнительную квоту? — Моржаретов теперь тянул поводок, нащупывая след. Какое наслаждение идти по следу!

— Схема проста. — Подполковник достал предпоследний документ.

Моржаретову не терпелось получить последнюю, наверняка самую важную и интересную бумажку из папки подчиненного, но он сумел сдержать свое нетерпение.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать