Жанр: Боевики » Николай Иванов » Департамент налоговой полиции (страница 4)


3

Дежурной пришлось звонить трижды, прежде чем отплававшие свое время абонементники вылезли из бассейна и освободили дорожки для очередной смены. Она оказалась немногочисленной, но зато очень спортивной на вид: десяток худощавых, с накачанными мышцами парней вышли из раздевалки, подошли к краю бассейна и побросали в воду ласты, маски, трубки. Дождавшись, когда снаряжение утонет, повернулись к коренастому, с седыми уходящими под подбородок усами тренеру.

— Все, приступаем. Задержка дыхания, проныривание — самостоятельно.

Пловцы кто солдатиком, кто с кульбитом, кто просто нырнув с тумбы, ушли под воду, к своему снаряжению. Там принялись отыскивать свои комплекты и облачаться в них, чтобы на поверхности появиться уже в полной готовности к предстоящей тренировке.

Тренер вбежал на леера, где, облокотившись на перильца, молча наблюдал за спортсменами грузный мужчина. Тепло и влага распарили его, и он безостановочно вытирал платком грудь под расстегнутой рубашкой.

— Что-то они у вас совсем не Шварценеггеры, — кивнул он вниз.

— Шварценеггеры, Василий Васильевич, пусть ходят по земле, где их габариты имеют значение. А нам работать под водой, — с некоторой долей обиды сказал тренер. Хотя тут же сам попытался сгладить свой выпад, пояснив: — Понимаете, у нас в первую очередь ценятся куражистые парни: кусачие, нацеленные на атаку и в то же время умеющие отскакивать и выжидать удобный момент для нового укуса.

— Да я просто отметил для себя — не богатыри, — пошел на мировую Василий Васильевич, похлопав тренера по руке: все, дескать, нормально, чего взвиваться.

— Силовая борьба, то есть борьба в прямом контакте, победы под водой не приносит, — продолжил тренер, решив оставить последнее слово за собой. — Там, внизу, все подвешенные, так что весовые категории для нас не существуют. Только ловкость, сообразительность и умение задерживать дыхание.

— И сколько же они у вас могут просидеть под водой? — продолжая вытираться, поинтересовался толстяк.

— Сидеть — ерунда, мы боремся. Две минуты — практически все.

Словно в подтверждение слов тренера пловцы один за другим ушли под воду. Пройдя у дна практически весь бассейн, на глубине они развернулись и так же стремительно возвратились обратно. На показавшихся над водой лицах сияли улыбки: не дышать под водой — какая это ерунда!

— Неплохо, — дал оценку и Василий Васильевич. Видимо, от него многое зависело в судьбе группы, и тренер сдержанно и удовлетворенно улыбнулся. — А проплыть они сколько могут? Я имею в виду расстояние.

— Ласты хорошо держат на воде, поэтому мы, отвечая на вопрос: сколько можно проплыть, уточняем: в какой воде? Все зависит от ее температуры, от того, когда замерзнет пловец.

Василий Васильевич, словно над ним поиздевались, усмехнулся и вновь полез под мышки. Тренеру, стоявшему в плавках, видимо, его потливые страдания никак не передавались. Пловцы же тем временем начали подплывать к бортику, брать у тумбы красные ленточки и укреплять их на своих ластах. Затем разделились на пары и стали уходить под воду. Какие финты они там выделывали, какие карусели и гонки друг за другом устраивали и по какой, собственно, логике вели борьбу, Василию Васильевичу понять было сложно. Но, когда одна за другой над водой стали взвиваться руки с сорванными с ласт противника ленточками — победа! — он тоже удовлетворенно покивал головой:

— Да, теперь я вижу, что с моими габаритами там делать нечего. А это вся ваша группа?

— Как вам сказать… Желающих заниматься значительно больше, да очень дорогая вода. Три дорожки чуть ли не в складчину вот купили на этот месяц, а что дальше… Да плюс входной билет по пять тысяч за каждую тренировку. Не всем по карману. Так что если вы в самом деле как-то поможете…

— Я думаю, что это не безнадежное дело. Нам ведь тоже выгодно заниматься благотворительностью — меньше платим в таком случае налоги. Вам польза — и нам выгода. Прости, господи! — помянул он Всевышнего, но креститься не стал.

Тренер, словно боясь поверить в удачу, машинально потыкал себя большими пальцами под ребра — профессиональный жест подводников, когда именно тычки, а не поглаживания, не ощущаемые под водой, приводят в чувство или, наоборот, дают знак сопернику: сдаюсь. А он готов был сдаться любому, кто оплатит воду. На этой ноте его и перехватил полчаса назад незнакомый толстяк у входа в бассейн:

— Здравствуйте. Меня зовут Василий Васильевич. Я несколько раз приходил сюда поплавать и видел ваши тренировки. Очень интересно.

— Спасибо. — Тренер оглядел его грузную фигуру: уж не собирается ли и он пойти в подводные борцы?

— Я ненароком слышал ваш разговор насчет затруднений с оплатой воды. Если пригласите посмотреть тренировку, может, кое-чем смогу вам помочь.

Тренер недоверчиво посмотрел на незнакомца: в честь чего это вдруг такая любезность? Однако тот так добродушно и непосредственно улыбался, что подумалось: а вдруг? Вдруг и в самом деле у мужика бзик на благотворительность или от него жена ушла, и он на радостях готов осчастливить всю остальную часть человечества. Да еще накануне подготовки к чемпионату мира по подводной борьбе в Камеруне, о чем старались не вспоминать, чтобы не травить душу…

— Пойдемте.

И вот мужик вроде бы восторженно смотрит на тренировку группы, и, хотя прояснилась его личная выгода — не платить налоги, все это ерунда по сравнению

с тем, что он может сделать для ребят. Неужели сделает?

— Все, решено. Воду за очередной квартал мы вам оплачиваем, — подвел итог Василий Васильевич и отошел в угол, куда не доставало своими лучами солнце. — Только дайте мне список всех, кто ходит или хотел бы ходить на тренировки. У нас ведь тоже своя отчетность, своя бухгалтерия.

— Извините, но я… я еще не верю, — не стал скрывать своей радости тренер. А может, просто не хотел потом разочаровываться, когда вдруг окажется, что все это розыгрыш. Или когда этот толстяк помирится с женой, и остальная часть человечества вместе с ним лишится кусочка счастья.

— Готовьте платежку. Завтра заеду. Если разрешите мне иногда заглядывать сюда — все-таки любопытно, как проходят ваши тренировки, — буду вам признателен.

— Василий Васильевич!..

— А это что у вас за награда? — чтобы прекратить разговор о деньгах, неожиданный доброжелатель указал на длинный шрам, пересекающий наискосок всю грудь тренера.

— Орден Красной Звезды. Прошлая служба в спецназе.

— Тоже под водой?

— На суше от такой раны загнулся бы, а под водой боли особо не чувствуешь, — вроде бы и подтвердил, но и не сказал ничего конкретного о своей прошлой службе тренер.

— Значит, до завтра, — не стал настаивать на подробностях Василий Васильевич. — Не провожайте, я сам.

В ожидавшей в тени за углом шоколадной «БМВ» толстяк некоторое время сидел с открытой дверцей, давая телу немного остыть. Потом взял радиотелефон, потыкал толстыми пальцами в кнопочки, едва не задевая соседние. Откашлявшись, сказал в трубку:

— Все нормально. Выезжаю на Речной.

Отстранил трубку, не давая ей прилипнуть к потному уху. Однако ответ послышался сразу:

— Мы уже отошли от причала. Но там тебя ждет моторка. Догоняй на ней. Не промахнись — пятый островок от бухты Радости.

— Не промахнусь, — успокоил Василий Васильевич скорее себя, чем собеседника. — На Речной вокзал, — приказал он водителю, безмолвно сидевшему за рулем.

Пока машина разворачивалась, Василий Васильевич еще раз оглядел здание бассейна и довольно потер руки: он еще никогда не промахивался…

Впрочем, если бы даже они и ошиблись в расчетах, этот остров не миновали бы все равно: у кромки воды, повизгивая, бегали две обнаженные девицы — разве такое проскочишь! Сплошной загар, не оставивший белых полос на их телах, убедительно свидетельствовал о том, что в таком виде они провели все лето.

Заплатить девочкам столько, что они ублажали взоры своим первозданным видом целыми днями, не обращая внимания на посторонних, — такое мог позволить себе только НРАП, «новый русский американского пошиба», как окрестил для удобства Василий Васильевич своего шефа, Козельского Вадима Дмитриевича. Впрочем, девушки были достойны того, чтобы замереть и позавидовать тому, кто владел ими: молоденькие, белокурые, без единой лишней жиринки, с бедрами четкой округлости, подчеркивающей женственность — еще не до конца разбуженную, но уже постыдно обнаженную и манящую к себе. С острыми грудками и выпертыми вперед, тугими даже на вид сосками. Такие груди не нужно приводить в божеский вид жеманным забрасыванием рук за голову, как вроде бы ненароком делают для снимков потасканные фотомодели.

Девицы замахали руками, и моторист, во все глаза уставившийся на них, направил катер прямо к берегу. Сейчас впиться носом в песок, вылететь пробкой к ногам этих очаровашек — и нет большего счастья, потому как нет и ничего лучше на свете, чем прекрасное женское тело…

— Глаза лопнут, прости господи! — первым пришел в себя Василий Васильевич, заодно приводя в чувство и моториста.

— Лучше пусть глаза, чем брюки, — вздохнул тот, но скорость сбавил и всмотрелся в место, к которому хотел причалить.

Не дожидаясь, когда катер замрет у берега, Василий Васильевич спрыгнул за борт. Угодил в воду — вот что значит спешка и стремление дотронуться до шоколадных упругих тел.

Только больше, чем его желание, проявилась выучка тех, кто завлекал и заманивал. Ускользая из?под рук, оставляя вместо себя только воздух, они повели прибывшего гостя в глубь острова, где над кустарниками лениво курился на солнце дымок костра. Он-то и отрезвил больше всего: девицы — собственность шефа, а собственность без разрешения трогать руками запрещено. В жизни нужно успеть взять хотя бы свое, а чужое только кажется лучше и ближе. Тем более собственность НРАПа. Прошло уже три месяца со дня их первой встречи, и Василий Васильевич успел почувствовать норов нового шефа, который однажды пригласил его пообедать в «Балчуге», и НРАП предложил приличную сумму за какую-то ерунду. Ерунда со временем стала превращаться в более серьезные дела, но и оплачивалась значительно выше. Так что терять такого клиента из-за пигалиц, пусть и голых, — эмоциональные порывы для юнцов, не знающих жизни.

НРАП лежал на песке, издали переворачивая прутиком угли. Конечно, у богатых свои причуды, но зачем Козельскому нужен был костер в жару, оставалось лишь гадать да удивляться.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать