Жанр: Боевики » Николай Иванов » Департамент налоговой полиции (страница 49)


32

Этот приезд изначально шел не в радость Асафу.

В Нью-Йорке откровенно нервничали, хотя нефть пошла туда, куда ей и нужно было идти. В необходимых, строго оговоренных и рассчитанных количествах. Договоры, списки, разговоры — все оформлялось в тщательные тома. Пловцы готовы: получив по сотне долларов на подготовку к поездке, «гуманитарная» троица, выделенная Асафом для исполнения основной задачи по подрыву танкеров, клялась сделать все, что ни попросят.

Но, чем ближе подходил срок завершения операции, тем дольше размышлял над шахматными партиями руководитель операции. Даже Асаф уловил, что старик думает не о фигурах, а переставляет по клеточкам людей, ситуации. Резко возрос гонорар, и Асаф понял, что это не только благодарность за первую мощную партию нефти, доставленную чуть ли не в танковые баки и самолетные двигатели северян. Это был аванс и за достойное завершение операции.

Вроде ничто не должно было помешать Козельскому выполнить свою часть работы. Мелкие шероховатости с охраной — не повод, чтобы опускать руки и тратить нервы. Танкеры вот-вот станут под вторую партию сырья, а с учетом количества боевой техники у северян, необходимого количества самолето-вылетов, километража по выдвижению боевых машин на передний край, даже приготовления пищи для воюющей армии, а также создания необходимого запаса, — словом, согласно расчетам, именно после третьего конвоя Север должен будет начать военные действия против соседей.

К этому времени расшумится газетная кампания, поработают дезинформаторы, затем прогремит пара-тройка взрывов на кораблях северян — и, господа президенты США и России, пожалуйста, встречайтесь. Вы хотели о чем-то договориться? Попробуйте. И да здравствуют новые выборы в Конгресс! И вот тогда тайное станет явным. Неудобным для многих. Лишь бы не пересеклись на небе какие-нибудь звезды и не спутали карты на земле.

Напряжение старика все же передалось и Асафу. И не только потому, что слишком большая ставка делалась на операцию. От ее успеха он тоже наметил себе некоторый процент и не желал бы терять его. Интересы нации пусть остаются ее интересами, но отдельно взятому человеку жить тоже нужно. И жить достойно. Участие в политических делах, — а он уже добрый десяток лет под руководством старика занимается этим сначала в Иране, потом в арабских странах, — научило: когда идет широкий захват бреднем, то сзади можно незаметно для всех пристроить небольшие дополнительные сети. И в них попадает столько всего и всякого, что хватает на очень долго.

На рассказ Людмилы из налоговой полиции о поведении начальника охраны внимание он обратил, но лишь постольку, поскольку сам вроде принимал Черевача на службу и не хотел выглядеть человеком, допустившим промашку. Но посоветовал Козельскому набрать квартирный телефон Черевача. В таких случаях шум поднимать — себе дороже. Надо просто дать понять всем зарвавшимся, кто есть кто в этом мире и что может случиться, если начнут качать права всякие охранники. Кесарю — кесарево…

Так что нефть должна идти точно в срок. Его собственные сети наполнятся только в том случае, если первый бредень не повстречает преград. И вот сверка истинных документов среди коммерсантов — это и есть тот крючок, на котором держится комбинация. На нем держатся и исполнители, чтобы не переметнулись к другим хозяевам, если вдруг кто-то заплатит больше. Контроль и учет, как учил товарищ Ленин. А затем — билет на Камерун, посмотреть чемпионат мира…

Яхта, чтобы не привлекать лишнего внимания, ушла неделю назад на Клязьминское водохранилище, затерялась там. До бухты Радости все приглашенные доберутся на прогулочном катере, а уж там яхта подберет их и доставит на остров. Козельский удивляется, почему именно туда, он уверяет, что разыскал местечко значительно красивее, нужно лишь отплыть чуть подальше.

Но при чем здесь красиво-некрасиво! На первом месте должно стоять «памятно-дорого»! А именно к этому острову тридцать лет назад причалила в прямом и переносном смысле их с Розой лодка. На его песке Асаф впервые написал: «Я тебя люблю». Именно на этом острове они стали мужчиной и женщиной. И, счастливый, он читал раз за разом, все громче и громче написанные на песке слова.

— Это правда? — Роза глядела на него обворожительно, стиснув на груди маленькие кулачки.

Он потом признался ей, что в тот миг сравнил их и грудки — они были одинаковы. Но тогда вместо ответа он подошел к ней вплотную, опустился на колени и поцеловал ее ноги.

Роза сжалась, но не отступила, не вырвалась. А он уже не мог оторваться, поцелуями сквозь платье узнавая девичье тело…

И ровно десять лет, как Розы не стало. Перед смертью она упросила привезти ее сюда, на их остров. И он снова писал прутиком на песке слова признания в любви, снова становился на колени и целовал угасающее, худенькое тельце.

А после ее смерти уехал в Штаты. Возможность побывать снова в России представлялась не единожды, но всякий раз он находил себе отговорки — возвращаться не хотелось. Даже на время. И вот приехал. И первое, что увидел, это пошлого начальника охраны Козельского, валяющегося с девицей на том самом песке…

— Кворум собран, — доложил Козельский, к которому стекались все известия о прибытии в Москву участников сделки.

— Вот вечерком, на закате, и посидим, попьем пивка, — назначил время сбора Асаф.

— Так, может, вы и сейчас… — Козельский подался к

холодильнику.

— Дорогой Вадим Дмитриевич, ты уже должен бы понять, что я пью пиво только после завершения дел.

— Нет, но вдруг…

— В нашем возрасте «вдруг» уже не интересны. Да и не нужны. Поверь.

Козельский неопределенно пожал плечами: десять лет разницы в возрасте давали ему право быть менее категоричным в этих вопрорах. И ежели шеф говорит…

— Их всех доставят на остров с разных причалов, — доложил он Асафу. И не промахнулся. Если про ритуал с пивом он в самом деле ничего не заметил, то насчет тяги Асафа ко всякого рода шпионской атрибутике уловил, кажется, железно.

— Это хорошо, — оживившись, невольно подтвердил свою привязанность коротышка. Но посчитал нужным объясниться: — Лишний шаг — он не убавляет, а только прибавляет здоровья и лет жизни. Этому меня научил Восток. Так что охрана пусть едет на зачистку места уже сейчас. Во главе с Черевачом. И не выпускать их оттуда никого, пока мы не разъедемся.

— Будет исполнено.

— И еще я тебя просил насчет…

— …съемки? Нашли в одной нашей фирме толкового оператора. Я сказал, что нужно заснять на видео остров со всех точек.

— Спасибо, — неожиданно расчувствованно проговорил Асаф. — А охрану отправляй.

Черевачу даже не дали подойти к телефону — быстрее на Речной вокзал. В машине Иван набрал номер квартиры, но раздались длинные, долгие гудки, и он успокоенно вздохнул: Борис увез семью. Это было главным на сегодняшний день. И быстрее бы он заканчивался.

Об этом же молилась и Надя. Борис пытался ее отвлекать, оборачиваясь поминутно с переднего сиденья такси, но мысли ее были заняты Иваном.

— Я очень боюсь за него, — тихо, стараясь не вмешивать в разговор сына и водителя, проговорила она. — Он последнее время какой-то нервный, возбужденный.

— Это он волновался за вас, — так же тихо ответил Борис.

— Нет, здесь что-то другое, — не согласилась Надя.

Удивительно, но сейчас говорить об Иване им было значительно легче, чем при первой встрече. Сегодня не нужны были недомолвки, исчезло чувство вины и неудобства. Все в их отношениях стабилизировалось словно само собой.

Витюня, насмотревшись в окно, повернулся к ним, и, меняя тему разговора, Борис вдруг предложил:

— А давайте сходим все вместе куда-нибудь на шашлык.

Надя улыбнулась краешками губ: намечая будущее, невольно убираешь безысходность и тревогу дня сегодняшнего.

— Сынок, на шашлык пойдем?

— Давайте перед школой, — совсем по-взрослому распорядился приближающимся событием Витя.

— Договорились, — подвел черту Борис.

Приведя Надю в квартиру подруги, незаметно проверил на прочность входную дверь, а потом полчаса кружил еще вокруг дома, чтобы окончательно убедиться, что местонахождение Нади и сына никому неизвестно. Только после этого набрал номер Моржаретова.

И сразу же получил от него в лоб:

— По-твоему, это нормально, когда офицер, пусть даже и находящийся в отпуске, не дает о себе знать целые сутки?

Борис даже представил начопера, крутнувшегося в кресле или, наоборот, для большей выразительности вставшего над столом.

— Товарищ полковник…

— Ага! Наконец-то понял, что лучше говорить «товарищ полковник» в департаменте, чем «гражданин начальник» в зоне. — Нет, Моржаретов все же крутится в кресле, а не стоит. — А я тут о тебе уже целых двадцать семь минут думаю.

— Да что обо мне думать… — начал было Борис, имея в виду свое положение подследственного.

— Ты не о том, — понял его полковник. — Я про дельтапланы твои вспомнил. Летать, случаем, не разучился?

— Вы скажете! Всего неделю назад имел счастье посмотреть на землю с высоты.

— И дельтаплан есть? — искренне обрадовался Моржаретов. Вот сейчас он встал.

— У меня? Нет. Но есть телефон парня, у которого имеется. А что?

Соломатин и так уже замер в напряжении — ради любопытства полковник редко о чем спрашивает. А тут целый разговор на тему, в которой Борис готов вариться часами…

Моржаретов не дал ни секунды. Коротко сказал:

— Ты мне нужен.

— Еду.

— И как можно быстрее.

Позови работой соскучившегося по любимому делу человека — он пролетит через расстояния и время. Он пронзит их, и все равно любая секунда покажется ему вечностью.

В департамент Борис вошел, когда самые занятые расходились с позднего обеда. К себе решил не подниматься, сразу заглянул к начоперу. Секретарша, выкроившая минуту для игры на компьютере, с сожалением отвлеклась от прыгающих ниндзя, подставив их под мечи-колесницы и камнепады.

— Вас ждут, заходите.

Сама засуетилась с чаем, и Борис вспомнил, что не держал сегодня во рту за весь день маковой росинки. Но если чай — в кабинет, тогда жить можно.

Моржаретов все-таки крутился в кресле. И сразу, словно у них разговор только-только прервался, сказал:

— Поэтому я считаю, что раз ты, товарищ капитан, потерял нюх разведчика, то нужно срочно восстановить его.

— Согласен, — мгновенно отреагировал Соломатин: Серафим Григорьевич лабуду не предложит.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать