Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Шань (страница 108)


Он говорил машинально, думая только о девочке и о том, что заставило ее расплакаться. Она отступила на шаг назад. Джейк видел по ее лицу, что ей хочется убежать, но она продолжала стоять, словно загипнотизированная.

Загипнотизированная...

— Блисс, — тихо промолвил Джейк. — Не шевелись. Он почувствовал, как мгновенно напряглось ее тело.

— В чем дело?

— Делай, как я говорю, — шепнул он ей на ухо. — Ладно?

Он видел ее лицо только краем глаза и не мог разобрать его выражение.

— Джейк, в чем дело?

— Не шевелись, я сказал! — прошипел он. Ему пришлось крепко ухватить ее, потому что, почувствовав за спиной опасность, она инстинктивно попыталась повернуться к ней лицом.

— Ты будешь делать то, что я тебе говорю?

—Да.

— Хорошо. Теперь слушай меня внимательно. Что бы я ни предпринял сейчас, не делай ничего. Ты поняла? Совсем ничего. Ты должна стоять абсолютно неподвижно. Ясно?

— Да, Джейк, по...

— Нет времени, — перебил он ее.

С этими словами он перепрыгнул через Блисс и резким ударом пригвоздил ногой к земле извивающееся тело ядовитой змеи.

Джейк догадался о причине странного оцепенения девочки, зная, что только здесь, на плато, вид змеи мог привести в подобное состояние ребенка, выросшего в одном из местных горных племен.

Змея моментально изогнулась, пытаясь обвиться вокруг его голени, однако Джейк схватил ее рукой у самой головы. Затем, не убирая ноги, он нагнулся и взялся за ее туловище. Он увидел, что это мве боай,самая опасная из гадин, водящихся в Бирме. Встреча с ней сулила опасность не только из-за ее смертельного яда, но еще и потому, что она, в отличие от многих своих сестер, могла без всякого повода броситься на животное или человека.

Услышав возглас Блисс, он понял, что она-таки обернулась. Впрочем, теперь это уже не имело значения. Змея зашипела, и Джейк, прижав ее голову с блестящими бусинками глаз, наступил на нее ногой. Раздался треск ее черепа.

Пятифутовое туловище мве боайзадергалось и замерло. Джейк выпустил его и взглянул на девочку. Та уже плакала вовсю, по-прежнему пригвожденная к месту пережитым ужасом. Приблизившись к ней, Джейк присел на корточки и стал нежно утешать ее. Вняв его ласковым увещеваниям, она доверчиво уткнулась головой ему в плечо, и он бережно взял ее на руки.

Он поднес ее к тому месту, где лежал труп змеи, продолжая ей что-то тихо говорить. Затем он взял ее руку в свою и, не обращая внимания на ее сопротивление, заставил прикоснуться к мве боай,чтобы она сама убедилась, что змея больше не принесет ей вреда.

— Плохая, — сказала девочка с акцентом, присущим здешним обитателям гор. Когда Джейк рассмеялся, она добавила; — Да, плохая.

Он убрал свою руку, но ладонь девочки продолжала лежать на спине змеи. Ее маленькие пальчики путешествовали вдоль скользкой, холодной кожи пресмыкающегося, не приближаясь, однако, к размозженной голове, наполовину втоптанной в землю.

Наконец Джейк выпрямился, и девочка, взобравшись повыше, обхватила его руками за шею. Приподняв ее, он вернулся в тень под дерево, где стояла Блисс.

— Надеюсь, что ты понимаешь, — промолвила она, — что тебя хранит то, что есть в тебе самом.

Джейк не сводил глаз с девочки, покоившейся у него на руках. Ее взгляд, устремленный на него, уже не выражал страха.

— Ты узнал о присутствии змеи не через ба-маак.И точно так же без помощи ба-маакаты расправился с ней, прежде чем она успела укусить меня.

— И все-таки... — произнес он, и Блисс почувствовала отчаяние, поднимающееся из глубины его души. — Мой отец мертв, и только потому, что я утратил способность смотреть вперед событий, предвидеть их ход. Я позволил увести себя подальше от джонки в то самое время, когда там орудовали дантай. Ба-маакпредупредило бы меня. Но вместо этого...

Невыразимая боль сдавила его горло, мешая говорить. Бирманская девочка издала странный гортанный звук и встрепенулась. Кончиком пальца она сняла слезу, застывшую в уголке глаза Джейка.

— Плохой больше нет, — сказала она. — Плохая умерла. Блисс поразилась тому, на какое искреннее сострадание оказалось способно это маленькое человеческое существо. Джейк чувствовал то же самое. Наклонившись, он поцеловал девочку в лоб. Когда он выпрямился, стало видно, что его губы вымазаны в мелкой пудре из коры танана, которой было посыпано все лицо девочки. Та беззастенчиво захихикала, и Джейк, смеясь, крепко стиснул ее.

Как я хотела бы, — слегкой завистью подумала Блисс, — чтобы я тоже могла заставить его смеяться вот так. Однако девочка не видит кровавого шлейфа, который тянется за ним, и поэтому ей гораздо легче. Джейк чувствует в душе такую пустоту не только оттого, что потеря ба-маака сделала его буквально слепым, но и потому, что, обретя на несколько месяцев отца, он снова остался один.

Прислонясь затылком к дереву, Джейк промолвил:

— Возможно, ты и твой отец правы. Ведь вы оба думаете, что меня ждет ловушка.

— Что тебе с того? — задала Блисс чисто риторический, как они оба знали, вопрос. Джейк вздохнул.

— В Японии мне удалось выяснить, что дантай,подосланные к моему отцу, были членами клана Моро.

— Соперники Микио?

— Нет. В этом-то и самое интересное. Микио воюет с кланом Кизан. — Джейк, подтянув колени, усадил ребенка поудобнее. — Мы проникли в самое сердце клана Моро. Хигэ Моро сказал мне, будто за смерть моего отца ему заплатил некий крупный коммунист из Китая, по имени Хуайшань Хан.

— Это звучит невероятно, — возразила Блисс. — Где это видано, чтобы японские мафиози и пекинские

коммунисты стали впрягаться в одну повозку?

— Нигде, — согласился Джейк. — По крайней мере, мне не приходилось слышать о подобных вещах.

— Значит, Моро соврал.

— Возможно. — Однако чувствовалось, что он не очень искренне произнес это слово. — А что, если не соврал?

— Я не вижу во всем этом ни малейшего смысла.

— Шань. Мы наконец здесь, на горе. — Он точно не слышал предыдущей реплики Блисс и, казалось, целиком погрузился в собственные мысли. — Моро сказал мне, что благодаря сотрудничеству именно с этим китайским министром его клан сказочно разбогател.

— Твой отец когда-нибудь упоминал это имя при тебе?

— Нет. Зато Моро почему-то упомянул про гору. Я спросил, почему, собственно, ему заплатили такие деньги, и он ответил: “Только гора знает”. — Джейк опустил задранную вверх голову и изучающе посмотрел на Блисс. — Мне хочется знать вот что: уж не Шань ли он имел в виду.

— Ты намекаешь на опиум?

Джейк кивнул.

— Что-то в этом роде. С другой стороны, пекинские власти всячески препятствуют и выращиванию, и торговле маком. Каждый год одной из основных задач, выполняемых китайской армией, является изоляция Шань с пекинской стороны и совершение рейдов на маковые поля, доставляющих неприятности героиновым баронам.

— Таким образом, получается, что это ложный след. Джейк наблюдал за тем, как темнеет лицо Блисс. Казалось, он видел перед собой карту неведомой, чужой земли с равнинами, холмами и долинами. Но он хорошо сознавал, что окружающая территория является враждебной и для него, и для Блисс.

— Белоглазый Гао заявил, что, хотя он и якобы работает на сэра Джона Блустоуна, подготовку он прошел у Чень Чжу. За попыткой захвата “Общеазиатской”, несомненно, стоит Чень Чжу, так же, впрочем, как и Блустоун. Таким образом, теперь мы знаем, что эти двое заключили союз. И тем не менее Чень Чжу подсылает шпиона к своему партнеру. Любопытно, правда? Как тебе нравится такое партнерство?

— Разумеется, не может идти и речи ни о каком доверии.

— Верно, — подтвердил Джейк. — Во всяком случае, со стороны Чень Чжу. Впрочем, он вообще вряд ли кому-нибудь доверился бы.

— Ну а куда все это может нас привести?

— Опять-таки сюда, в Шань. Весьма примечательный факт. Шань — вот что является общим между убийством моего отца и захватом “Общеазиатской”.

— Кто такой этот министр Хуайшань Хан?

— Хотел бы и я знать. Однако мне думается, что надо пройти долгий путь, чтобы разгадать эту тайну. Что же могло объединить Чень Чжу, Хуайшань Хана, Хигэ Моро, сэра Джона Блустоуна и Даниэлу Воркуту?

— В этом перечне есть люди, которые по идее должны люто ненавидеть друг друга.

— Вот это-то и самое загадочное. И пугающее. Какая у них может быть общая цель? Вряд ли развал только йуань-хуаня,как я думал вначале. Эти акулы загрызли бы друг друга в погоней за добычей. Нет, речь идет о чем-то другом. О чем-то, что мы пока не знаем.

Солнце, долго прятавшееся за тучами, скрылось за горными пиками. Теперь его лучи, отражаясь от облаков, создавали на плато странное освещение. Однако жара не спадала.

— Что, если все дело в тебе? — спросила вдруг Блисс. — Что, если их цель — уничтожить тебя?

— Именно здесь, в Шань? Вряд ли.

— Это едва ли не единственное место, где твоя смерть осталась бы незаметной, — вернулась она к своей прежней мысли. — И, возможно, не отмщенной.

Джейк внимательно посмотрел на нее.

— Ты хотела бы, чтобы я сказал: “Ладно, давай удерем отсюда и вернемся в Гонконг?”

— Если начистоту, да, хотела бы, — призналась Блисс.

— Но я знаю, что бесполезно надеяться на это. Теперь ты уже не повернешь назад.

— Ты права.

— Но вот вопрос: почему? У меня есть одно объяснение, но я надеюсь, что оно ошибочное.

— И в чем же оно состоит?

— В том, что ты хочешь умереть.

Джейк взглянул на задремавшую у него на руках девочку, потом снова поднял глаза на Блисс.

— Марианна, помнится, говорила мне то же самое. Да и первая жена тоже.

— Значит, в моем предположении есть по крайней мере доля правды?

Джейк почувствовал напряжение в ее голосе.

— Нет. Я думаю, что нет, — ответил он.

— Тогда что же ты делаешь здесь, превратив себя в добровольную мишень? Защищаешь “Общеазиатскую”, uyan.b-хуань,мечту своего отца?

— Все вместе. Да. Защищаю.

— Нет! — горячо воскликнула Блисс, разбудив девочку.

— Ты пытаешься успокоить свою изнемогающую под бременем вины совесть. Ты продолжаешь упорно твердить себе, будто ты несешь ответственность за гибель отца. Как будто, владея умением погружаться в ба-маак,ты сумел бы отразить нападение дантай.На самом же деле и с ба-мааком,и без него результат оказался бы одним и тем же. Судьба, Джейк. Почему ты не прислушиваешься чаще к голосу своей китайской крови? Смирись с судьбой, постигшей твоего отца. Я знаю, что он смирился. Это просто такая судьба, что он погиб. И это тоже судьба, что ты был далеко, когда это случилось. Неужели ты думаешь, что с помощью ба-маакатебе быстрее удалось бы справиться со шпионом? Или, зная о том, что эта женщина у тебя на хвосте, ты привел бы ее на джонку, где ждал тебя отец?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать