Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Шань (страница 115)


Решив, что сделал пока все, что мог, он направился в сторону, противоположную той, где разгоралось сражение. Он направлялся на опиумную фабрику, Там собрались все: Хуайшань Хан, Чень Чжу и двое американцев. Генерал Куо с удивлением обнаружил, что почему-то этим людям нравится обсуждать деловые вопросы, будучи окруженными своим “товаром”. Подобно сапфирам и рубинам, которые Куо постоянно таскал в карманах, вид опиума, по-видимому, давал этим людям физическое ощущение их богатства и могущества.

Генерал напялил на палец нефритовый перстень. Таинственный камень, ценимый превыше всех других богами, приносящий здоровье, процветание и удачу тому, кто носит его. Генерал Куо в известном смысле был суеверным человеком.

Завернув за угол, он тотчас же почувствовал, как ему в затылок уперлось автоматное дуло. Он собрался было повернуть голову, но резкий удар по почкам остановил его.

— Не делай этого, — сказал ему на ухо незнакомый голос.

Генерал Куо заморгал глазами и закусил губу, чтобы не закричать от гнева и не потерять перед врагом достоинство.

Он стал соображать, кто же был этот враг, столь успешно проникший на его территорию. Однако все его мысли как ветром сдуло, когда он почувствовал, что чья-то рука расстегнула его кожаную кобуру и вытащила оттуда “кольт”.

— Я убью вас за это, — процедил Куо сквозь стиснутые до боли губы. — Я вздерну вас на перекладине в центре лагеря и буду наблюдать, как ночные хищники будут рвать ваши тела на кусочки.

— На словах ты крут, — заметил Тони Симбал, еще сильнее надавив стволом АК-47 на затылок Куо.

Он мельком взглянул на оружие, отобранное Джейком у генерала. Рукоятка пистолета была отделана нефритом.

— Впечатляющая игрушка, — сказал Тони по-английски и добавил на местном диалекте, обращаясь к генералу Куо: — Отошли людей, охраняющих фабрику, туда, где идет перестрелка.

— Но... О-о-о! — боль обожгла бок Куо, подернув его глаза влажной пленкой. Он подчинился.

Когда часовые у фабрики покинули свои посты, Симбал приказал.

— Пошли.

— Куда? — осведомился Куо, раздумывавший, как бы ему перехватить инициативу.

— На фабрику, — ответил Джейк.

Чтобы придать больше весу этому приказу, Симбал вновь ткнул дулом ему в шею. Пошатнувшись, Куо медленно зашагал вперед и только теперь начал ощущать в груди какое-то беспокойство. Эти двое были не из КГБ или ЦРУ Они сумели проникнуть в лагерь, значит, они отнюдь не дураки. Это особенно удивило генерала Куо, ибо, что касается заморских дьяволов, то до сих пор ему приходилось иметь дело лишь с непроходимыми тупицами и круглыми идиотами. Новый опыт общения с гвай-ло явно пришелся ему не по вкусу. В конце концов, он был человеком привычки, жившим в соответствии со строгими, установленными им же самим правилами.

— Что вам нужно? — Его тон изменился, сделавшись мягче и спокойнее. Быть может, —подумал Куо, — мне удастся договориться с этими двумя негодяями. —Завтра утром отправляется новый караван. Шесть центнеров товара высшего качества. Если вы за этим...

— Давай шагай! — Симбал с такой силой пихнул его в спину, что Куо, споткнувшись, налетел на обитую листами жести стену фабрики.

Заскрежетав зубами в бессильной злобе, генерал Куо положил левую руку на здоровенную пряжку своего тяжелого ремня. Под ней он нащупал тщательно спрятанный миниатюрный пистолет 22-го калибра. Пальцы генерала дернулись, но он заставил себя успокоиться. Не сейчас, —подумал он. Ему вовсе не улыбалось, застрелив одного из чужаков, получить, в свою очередь, пулю от другого. Значит, надо было ждать, когда подвернется удобный момент.

— Зачем вы идете на фабрику? — спросил он вслух. — Опиум хранится не там.

— Зато они все именно там, — ответил Джейк. Генерал Куо почувствовал неприятный холодок на спине. Будда всемогущий, —воскликнул он про себя. — Так им нужен вовсе не опиум!Его пальцы сомкнулись на рукоятке пистолета. Ничего,— утешал он себя. — Теперь уже скоро. Очень скоро.

Вот вход, — показал он, направляясь к деревянной лестнице.

Он поднялся на верхнюю ступеньку. Джейк и Тони не отставали ни на шаг. Он чувствовал их присутствие за спиной. Как он и предполагал заранее, они торопились попасть в дом и поэтому несколько мешали друг другу. Его чувства были обострены настолько, что, не поворачиваясь, он мог точно сказать, где был каждый их них.

Положив правую руку на дверную ручку, он потянул ее на себя. В тот же миг он выхватил левой рукой пистолет из-под пояса и развернулся на сто восемьдесят градусов. Его палец уже нажимал на курок. Враги стояли в двух шагах от него, и промахнуться было невозможно...

* * *

Чень Чжу как раз получал от американцев столь нужные ему секретные сведения, когда снаружи раздались выстрелы. Он, как, впрочем, и все остальные присутствующие, резко повернулся к двери.

Она распахнулась, и внутрь помещения фабрики ворвался дождь, сопровождаемый пронзительными завываниями ветра. Затем на пороге выросла фигура генерала Куо. Он уставился на собравшихся круглыми от удивления глазами.

Раздраженный тем, что его оторвали от дела в столь важный момент, Чень Чжу злобно буркнул.

— В чем дело?

— Чем вы занимаетесь тут, — гневно осведомился Куо, — когда...

Не договорив, он запнулся, и кровь хлынула потоком из его рта. Сделав два спотыкающихся шага внутрь помещения, он тяжело навалился на один из оцинкованных столов. Рефлекторно выбросив вперед левую руку, он попытался ухватиться скрюченными, побелевшими пальцами за спиртовую горелку и опрокинул ее. Потом он перевел

остекленевший взгляд на свою форму, имевшую довольно жалкий вид, и громко выругался. Затем его колени подогнулись, и он съехал на пол. В немигающих глазах его застыл упрек, обращенный к Чень Чжу и его компаньонам.

В дверях появились еще двое. Едва перешагнув порог, Симбал направил автомат на группу людей, двое из которых были ему хорошо знакомы.

— Черт возьми, — промолвил Эдвард Мартин Беннетт.

— Давно не виделись, — приветствовал его Тони.

Джейк, появившийся за ним следом, присел на корточки возле трупа генерала Куо и попытался нащупать пульс.

— Он мертв, — сказал он в конце концов, и Симбал кивнул.

Вдруг Чень Чжу, стоявший позади Питера Каррена, яростно пнул американца ногой.

Захваченный врасплох, Каррен, разумеется не ожидавший ничего подобного, невольно рванулся вперед, и Симбал тут же нажал на спусковой крючок автомата. Тело Каррена дернулось, на мгновение замерло и отлетело назад, точно сухой лист, брошенный порывом ветра.

Раздался странный треск. Джейк огляделся по сторонам и увидел, что пламя от опрокинутой генералом Куо горелки бежит по дощатому полу. Огненные язычки уже добрались и до деревянных полок, уставленных стеклянными пузырьками, банками и металлическими коробками.

— Сматываемся! — крикнул Джейк Тони. — Среди этих химикатов наверняка есть горючие вещества!

— Я не уйду без этих ублюдков, — ответил Симбал.

— Давай! — Джейк проскочил мимо него, толкая перед собой Беннетта.

Какой-то старик, у которого одно плечо было выше другого, смотрел на Джейка с невозмутимостью сфинкса.

— Джейк Ши, — позвал он тонким, пронзительным голосом.

Джейк схватил его за шиворот: старик явно не мог передвигаться с нужной скоростью. Было видно, что он уже дышит на ладан.

Едкий дым заполнил помещение фабрики. Ядовито-серые клубы его заползали в ноздри, обжигая горло, заставляя слезиться глаза. Раздался громкий взрыв, и пламя загудело с устрашающей силой.

Торопясь изо всех сил, Джейк вынес Хуайшань Хана на улицу и опустил его на землю. Мутное небо нависало, казалось, над самыми верхушками деревьев. Увидев в стороне Симбала и Беннетта, Джейк повернулся, вспомнив про четвертого. Несомненно, то был Нага. Чень Чжу. Джейк было шагнул к фабрике, как раздался новый оглушительный взрыв и с приземистого строения сорвало крышу. Одна из стен рухнула, и рыжее пламя взметнулось вверх, несмотря на проливной дождь.

Джейк отвернулся, и взгляд его упал на старого китайца, сидевшего на земле, прислонясь к стволу дерева. Кривая гримаса боли застыла на его морщинистом лице.

— Ты — Хуайшань Хан, — обратился к нему Джейк на мандаринском диалекте.

Старик выглядел озадаченным.

— Не может быть, чтобы отец называл тебе мое имя.

— Один человек, бывший при смерти, сообщил мне его. Он был членом твоей дицуй.Ведь дицуйпринадлежит тебе, не так ли?

— Мне, — подтвердил старик. — Мне и Чень Чжу. С помощью дицуйон получил власть, о которой мечтал.

— А ты? Что получил ты, старик?

— Я? Получил назад жизнь. — Хуайшань Хан вцепился в Джейка когтистыми пальцами и притянул к себе. — Жизнь, отобранную у меня твоим отцом. Он лишил меня всего: жены, ребенка, карьеры. Казалось, он навсегда втоптал меня в грязь. Однако дицуйвернула меня к жизни. Я снова попал в теплые объятия своих собратьев-коммунистов, уже изрядно подзабывших даже недавнее прошлое. Да, некому было вспомнить меня: старая гвардия погибла от чисток и болезней. Некому, кроме твоего отца. Зато он не забыл ничего и всячески старался помешать мне снова обрести власть в Китае. — Он наклонил голову, словно прислушиваясь к треску пожара. — Видишь ли, он должен был умереть, ибо только он мог остановить меня. Ну и, конечно, ты.

— Так это ты убил моего отца?! Только гора знает,— говорил Джейку Хигэ Моро. Значит, он имел в виду Шань.

— Месть сама по себе является наградой, — продолжал Хуайшань Хан. — Твой отец однажды практически уничтожил меня. Хуже того, он уничтожил мое будущее. Мою жену, любимую Сеньлинь, и еще не родившегося ребенка. Да, они сгинули на дне колодца в Шуанцзин. Он и меня швырнул в этот мрак, В преисподнюю.

Глаза старика лихорадочно блестели и в них прыгали отражения огненных языков, лизавших остов опиумной фабрики.

— Твой отец сделал что-то непостижимое с Сеньлинь. Что-то отвратительное и ужасное. Он обезобразил ее душу. Ее просто нельзя было узнать. И все равно я любил ее. Она была единственной, кого я когда-либо любил!

Голос Хуайшань Хана перешел в жалобный, мучительный вой. Ничего подобного Джейку не доводилось еще слышать. Капли дождя барабанили по белому как мел лицу старика, дышавшего так, словно он продолжал безумную гонку, начатую много лет назад.

— Проклятый колодец. — Он не хотел умолкать. — Я провел в нем почти неделю. Мой хребет был сломан. Я едва мог шевельнуться. Однако, упав туда, я взял с собой и свою Сеньлинь. — Его глаза наполнились слезами, и плясавшие в них отсветы пламени расплылись, приобретя причудливую форму. — Она была сверху. Мое изломанное, разбитое тело защитило ее от серьезных травм. Каменный выступ, о который я сломал хребет, не дал нам упасть в бездонные глубины.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать