Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Шань (страница 3)


— Ты и порядке, Блисс?

— Джейк, — она припала головой к его груди.

— Ты молодчина, — тихо промолвил он, выходя из этого жуткого места.

* * *

Блисс сидела в их квартире на диване со стаканом хорошего шотландского виски в руке. Она не сводила глаз с Джейка Мэрока. Тот лежал возле нее, растянувшись во весь рост и скрестив ноги.

— Я все испортила, — негромко заметила она.

— Онхотел убить тебя, — возразил Джейк. — Ты сделала то, что должна была сделать. У тебя не оставалось выбора. Но многие смогли бы выжить в таком поединке, не говоря уже о том, чтобы победить, Думай только об этом.

— Да, но если бы я просто вырубила его, то мы смогли бы узнать много интересного, — она поднесла стакан ко рту. — Возможно, нам удалось бы даже добраться до этого шпиона, затесавшегося к нам.

— Мы имели дело с профессионалом, Блисс. Шансы извлечь информацию из такого человека близки к нулю. Я, честно говоря, рад просто тому, что мы оба уцелели.

Их дом стоял неподалеку от изогнутого дугой залива Отвращения, но они находились так высоко, что пронзительные крики чаек не достигали их слуха. За окном сверкало и переливалось оперенье огромного воздушного змея, застрявшего на дереве.

— Еще один тупик, — протянула Блисс и проглотила виски.

Вернувшись домой накануне, она долго принимала горячую ванну, а затем занималась любовью с Джейком. Именно этого ей хотелось больше всего.

— Мой отец, должно быть, уже давно проснулся, — сказал Джейк, глядя на змея.

Блисс следила за ним своими миндалевидными глазами. После долгой паузы она зашевелилась, точно решившись на что-то.

— Пойми, Джейк. Я часть йуань-хуаня,крута избранных. И я к тому же часть тебя самого. Если от меня нет проку...

Джейк посмотрел на нее и нежно улыбнулся. Протянув руку, он сжал пальцы Блисс.

— Что бы я делал без тебя, Блисс? Мой связной погиб, и то же самое случилось с его убийцей. Провидение, судьба. Если бы я не хотел, чтобы ты была рядом, то, черт побери, давно бы уже позаботился об этом, — он нахмурился. — Ты нужна мне. Если б тебя не было, не знаю, что со мной творилось бы по ночам.

Он имел в виду тяжкий период в его жизни, закончившийся совсем недавно. На протяжении девяти месяцев после возвращения в Гонконг из Вашингтона, где он убил Генри Вундермана, Джейк каждую ночь мог спать от силы час-два. Около полуночи он отключался, словно приняв снотворное, и Блисс тут же захлопывала книгу и, торопливо погасив свет, забиралась в постель рядом с ним.

И всякий раз между часом и двумя ее будил животный крик ужаса. Джейк был не в состоянии удержать в памяти приснившиеся кошмары, однако Блисс но сомневалась, что их источником являлось совершенное им убийство. Убийство “крестного отца”.

Блисс обвила его узкую талию руками. Ее длинные шоколадные пальцы бороздили переплетения его мышц. Уголком глаза она видела тревожные складки, прорезавшие его лицо.

— Помнишь больницу? — промолвила она. Джейк улыбнулся с отсутствующим видом.

— Да. Я испытал настоящий шок, вновь встретившись с тобой спустя столько лет.

— В детстве мы были очень милой парочкой, когда разгуливали по улицам Гонконга.

— Неужели? — Джейк пододвинулся к Блисс.

— Я так всегда считала.

— Это оттого, что ты рано повзрослела, — он скользнул пальцем вдоль ее щеки. — Для меня ты была лучшим другом.

Блисс рассмеялась.

— Теперь ты видишь, что я хочу сказать? Какой еще парень стал бы думать о девчонке как о лучшем друге?

— Думаю, ты права, — согласился Джейк. — Наверное, я люблю тебя.

Он увидел, что Блисс закрыла глаза. Интересно, что на нее так подействовало: ласкаили слова? Впрочем, какое это имеет значение, —подумал он. — Или я просто сошел с ума.

Ее глаза распахнулись, и теперь Джейк рассмеялся в свой черед.

— Я рада, что ты не сердишься на меня, — сказала Блисс.

— С чего это я должен сердиться? Он соскользнул с кровати на пол.

— С того, что год назад, вновь появившись в твоей жизни, я пришла как агент твоего отца... И мне запретили рассказывать тебе об определенных вещах, например, о внутреннем круге избранных, пока не пройдет какое-то время.

Карие, с необычным медным отливом глаза Джейка, полуприкрытые веками, потемнели.

— Отец хотел вернуть меня в мою семью и возложил эту миссию на тебя. С твоей помощью я отыскал своего кровного брата Ничирена. Я наконец обрел своего подлинного отца Ши Чжилиня. Благодаря тебе я вошел в йуань-хуань,крут избранных. Людей, которые когда-нибудь будут держать в своих руках бразды правления всей Азией.

— Ты гораздо больше, чем просто один из нас, мой милый, — заметила Блисс. — Ты Чжуань. Отец готовит тебя на роль нового лидера. Задумайся над этим: ты становишься самым могущественным и влиятельным человеком во всем восточном полушарии.

Джейк отвернулся, и Блисс подумала: Что-то не так, но вот что?Джейк босиком отправился в ванную. Он даже не побеспокоился закрыть за собой дверь, и Блисс, подтянув колени, не отрывала взгляда от его тени, загораживающей свет.

Выйдя из-под душа, он зашел в комнату и так посмотрел на Блисс, что ей показалось, будто он заглянул в самые сокровенные глубины ее души.

— Никто на целом свете не сумел бы сделать то, что оказалось по силам тебе, — промолвил он. — И потом, ты всегда сражалась плечом к плечу со мной против шпионов и убийц. Как вчера вечером. Даже смертельная опасность не пугает тебя.

— Я прошла хорошую школу у своего отца, — отозвалась Блисс.

Однако ее мысли блуждали где-то далеко. Она думала о том, как изменился Джейк, с тех пор как Чжилинь прибыл в Гонконг, Он моментально стал куда более властным и скрытным. Блисс спрашивала себя, не связано ли здесь одно с другим, но надеялась, что это не так.

Джейк

приблизился к ней вплотную, и она ощутила силу, исходящую от него. Блисс купалась в ней, точно в лучах полуденного солнца.

— Борьба только начинается, — его голос звучал очень тихо. — Она приобретает куда большие масштабы, чем кто-либо из нас мог прежде представить себе. И до тех пор, пока она не окончена, нам будет нужна каждая крупица силы, которой мы располагаем.

Слова падали, точно удары молота. Блисс почувствовала, как се сердце забилось сильнее.

— Что происходит, Джейк? Что ты утаиваешь от меня?

Он внезапно улыбнулся и крепко поцеловал ее в губы.

— Ничего, — он поцеловал ее вновь. — Кстати, если уж зашла речь о твоем отце, сегодня днем я должен увидеться с Цунем Три Клятвы.

— Ты хочешь встретиться и с другими тай-пэнямикруга избранных или только с моим отцом?

Что омрачает мысли Джейка? —промелькнуло у нее в голове. Она почувствовала, что здесь что-то не так. Беспокоили ли его тени мертвых, недавно погребенных им? На мгновение в ее сознании промелькнуло озарение, подобное сверкнувшему лучу света. Нет, тут должно быть что-то еще. Она почувствовала леденящее прикосновение страха. Если Джейк перестал жить в согласии с самим собой и с окружающим его миром, то последствия могут оказаться самыми губительными. Ему требовалась максимальная собранность, чтобы выработать собственную стратегию внутри круга избранных и постараться понять действия противника. Если его киутратило гармонию, то способность Джейка принимать правильные решения окажется под серьезной угрозой.

— Нет, я хочу навестить только Цуня Три Клятвы, — ответил он. — Договорись с ним часа на три, ладно? Блисс кивнула.

— Конечно.

Она считала Цуня Три Клятвы своим отцом, потому что именно он воспитал ее. Блисс никогда не знала своего настоящего отца, а о матери сохранила лишь отрывочные воспоминания.

— И не забудь про экстренную встречу, которую созывает в полдень Эндрю Сойер, — добавила она. — Это самый ранний срок, на который согласились все тай-пэни.

Джейк молча кивнул.

— Ты не знаешь, в чем дело? — в голосе Блисс звучало беспокойство. — Эндрю был очень расстроен, когда звонил.

— Эндрю всегда чем-то расстроен, — заметил Джейк. Блисс собиралась было сказать, что хотела бы как можно больше ему помочь, но он уже отвернулся. Она почувствовала, что Джейк, еще не успев шагнуть за порог, уже расстался с ней. Его мысли занимало предстоящее сегодня утром свидание с отцом, великим Ши Чжилинем.

* * *

До появления в его жизни Генри Вундермана — его “крестного отца” — у Джейка имелись приемные родители. Соломон и Руфь Мэрок — еврейские беженцы, жившие в Шанхае, — однажды приютили Джейка и его мать, Афину. Она была безнадежно больна и умирала. Мэроки сделали все, что было в их силах, для нее и ее перепутанного ребенка.

К тому времени настоящий отец Джейка Ши Чжилинь уже присоединился к Мао, пожертвовав семьей и вообще всем, чем дорожил, чтобы внести свой вклад в решение судьбы Китая.

Будучи закулисной фигурой при Мао, он неустанно укреплял его власть. Его собственная позиция с каждым годом становилась все более устойчивой. Он прошел через мучительные, кровавые годы революции и борьбы за власть, затем через времена падения Мао и правления Банды Четырех, внезапный конец культурной революции. До сих пор он всегда оказывался вне междоусобных разборок китайских правителей, каждый раз оканчивавшихся чистками. Политические группировки, правившие бал в Поднебесной империи, сменяли друг друга. Однако Чжилиню удавалось уцелеть благодаря своей засекреченности.

Не то чтобы никто не пытался уничтожить его. Последним в длинной череде его врагов являлся У Айпин, возглавивший ЦУН — группу революционных министров, выступавших против дальновидных взглядов Чжилиня в отношении линии экономического и индустриального развития.

Однако, как и в случаях с другими врагами, отцу Джейка удалось перехитрить У Айпина. Теперь правители Китая решили идти путем, предложенным Чжилинем, и больной старик предпринял путешествие на юг, чтобы повстречаться со своими подросшими сыновьями: Джейком и Ничиреном.

Один из сыновей выжил, а другой погиб в роковой схватке, состоявшейся на веранде дома, стоявшего на высоком утесе над заливом Отвращения. Там Ничирен, обнаруживший, что Чжилинь тайно руководил его действиями, напал на отца, Джейк всего лишь встал на защиту старика. Своего отца. Защищая его, Джейк убил брата. Быть может, кто-то скажет, что они были братьями только наполовину, потому что Ничирен родился от любовницы Чжилиня. Какая разница? Одна и та же кровь — кровь Чжилиня — дала жизнь обоим. И ни тот, ни другой до окончания поединка не узнали об этом. Значительную часть своей зрелой жизни они провели, охотясь друг за другом и обмениваясь ударами, как и полагается злейшим врагам. Убийство дочери Джейка на берегу реки Сумчун три с половиной года назад было на совести Ничирена. Будучи агентом американской спецслужбы Куорри, Джейк сделал все возможное, чтобы выследить его. Узнавая все больше и больше о нем, он вместо одинокого волка-убийцы стал видеть в Ничирене человека, работавшего на русских, точнее на генерала Даниэлу Воркуту. До недавних пор Воркута возглавляла экстерриториальное управление в составе КГБ, внушавшее наибольший ужас. Лишь позднее Джейк установил, что на самом деле Ничирена контролировал не кто иной, как Чжилинь, сидевший в своем Пекине.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать