Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Шань (страница 42)


Что у тебя есть для меня? — осведомился он у Пока.

— Капитан, — промолвил Большая Устрица Пок, — вы напоминаете мне зайца, которому не терпелось перебраться на противоположную сторону шоссе. — Не спеша он налил себе виски. Подняв стакан, он принялся слегка взбалтывать янтарную жидкость, глядя сквозь нее на свет. — Он кинулся наперерез машинам и угодил прямехонько под колеса тяжелого грузовика. Здоровенные покрышки вмяли его в дымящийся асфальт. Вот так. — Он сделал небольшой глоток. — Искусство терпения — великая вещь.

— Терпения, говоришь? — процедил сквозь зубы Маккена. Оказавшись между Верзилой Суном и Белоглазым Гао, он чувствовал себя зажатым, в чудовищные тиски, выжимавшие из него все соки, лишавшие его какой бы то ни было свободы действия.

— Мне нужны сведения! — взорвался он и грохнул увесистым кулаком по столу, отчего зазвенели бутылки и стаканы. Маккена дрожал всем телом: ярость захлестывала его. — Ты слышал? Сведения!

Он вытер вспотевшее лицо.

Большая Устрица Пок откинулся на спинку стула и уставился на громадного полицейского так, как смотрят в зоопарке на диковинное и безобразное животное. Этому человеку нельзя доверять, —подумал он. — Мне надо остерегаться его.

У меня есть сведения, которые нужны тебе, — промолвил он.

— Отлично, — выдохнул Маккена. — Просто здорово, черт побери. — Он налил себе еще одну порцию виски, которую прикончил так же быстро, как и первую. — Выкладывай, что у тебя есть. Я не собираюсь торчать здесь весь вечер.

— У “Южноазиатской банковской корпорации” серьезные проблемы, — медленно протянул он.

— Какого рода проблемы?

— Им приходится искать нового человека на место управляющего.

— А где же старый? Уволен?

— Нет, насколько я наслышан, смотал удочки.

— Готов поспорить, что здесь не обошлось без денег. — У Маккены загорелись глаза.

— Несомненно. — Большая Устрица Пок кивнул. — Неизвестна только общая сумма потерь.

Маккена, опустив глаза, задумчиво двигал стакан по столу.

— Надо думать, многое зависит от того, сколько бабок умыкнул этот парень, а?

— Вы спрашиваете мое мнение? — уточнил Большая Устрица Пок.

Маккена поднял голову.

— Что? О, да, конечно.

— О серьезных последствиях можно говорить только в том случае, если он ухитрился увести у корпорации так много, что банк не в состоянии покрыть недостачу.

— Точно, — согласился Маккена. — Малейший намек на финансовую неблагонадежность — и вкладчики опустошат сейфы банка.

— Только при указанном условии.

— Происшествие держится в строжайшей тайне, — пробормотал Маккена. — Видимо, не случайно. Если у них мало наличности, то для них нет ничего хуже недостачи.

— Почему вас так интересует финансовое положение “Южноазиатской”? — осторожно поинтересовался Большая Устрица Пок. С какой стати я стану выкладывать ему все, что знаю, и называть цифру?

Это не твоего ума дело, приятель, — отрезал Маккена. — Вместо того чтобы задавать лишние вопросы, ты бы занялся делом: установил бы точную сумму потерь. И поживей!

— Разве я у тебя мальчик на побегушках? — Большая Устрица Пок придал лицу угодливое выражение.

Маккена перегнулся через стол. Его лицо побагровело, в глазах забегали свирепые огоньки.

— Слушай, приятель. С момента заключения нашего маленького договора ты у меня в кармане. Я могу свернуть тебя в бараний рог, в любой момент предъявив любое из полудюжины обвинений, включая попытку подкупа офицера полиции Ее Величества.

— В этом случае вы сами бы оказались замешанным в дело, — заметил Большая Устрица Пок. Маккена издал лающий смешок.

— Как ты думаешь, кто поверит твоим показаниям на меня? Никто из гонконгских судей, это уж точно. Пораскинь мозгами, дружище. Будь умником и делай то, что тебе говорят. Все хорошо, что хорошо кончается. Лады?

— Я сделал то, о чем вы просили, — не повышая голоса возразил Большая Устрица Пок. — Мы заключили договор. Я не намерен делать больше. Я и так уже серьезно рискую.

— Ты, подонок, рискуешь получить серьезные неприятности от меня, заруби себе на носу. Ты должен бояться прежде всего меня. Не заблуждайся на сей счет. У меня белая кожа, дружище. И я решаю, как здесь пойдут дела.

Большая Устрица Пок сидел молча несколько мгновений. Затем, коротко кивнув, он поднялся с места.

— Спокойной ночи, капитан. — Он бросил на стол несколько банкнот.

— До свидания.

* * *

Даниэла и Олег Малюта сидели в ложе Большого театра. На сцене шел балет “Спящая красавица”; великолепие музыки сопровождалось изысканными движениями артистов.

Даниэла чувствовала себя уставшей. Ее чувства притупились от наплыва слишком большого количества впечатлений. Роскошные сценические костюмы, искусно выполненные декорации, потрясающая музыка...

В который раз она задавалась вопросом, почему Малюта так настойчиво требовал от нее пойти с ним на балет. Долгие годы он с женой чуть ли не еженедельно появлялся в этой раззолоченной ложе. Внезапная, загадочная смерть супруги положила конец этому увлечению балетом.

С тех пор прошло немало лет. Теперь Малюта посещал Большой в компании других людей, преследуя исключительно политические интересы. Сидя так близко от этого человека, Даниэла размышляла о непредсказуемости его характера.

Даниэла, естественно, не испытывала ни малейшего желания сопровождать его куда бы то

ни было. И уж конечно, она предпочла бы провести свободное время с Михаилом Карелиным. Взглянув на часы, она со вздохом подумала, что позднее совещание ее возлюбленного с Геначевым уже должно было завершиться.

К несчастью, теперь она не могла отказать Малюте ни в чем. Она представила себе надежно запертую потайную комнату, где он хранил снимки, запечатлевшие ее в постели с Карелиным, и пистолет. А самое главное — фотографии, на которых она плакала, прислонись к сверкающей дверце “Чайки”. Больше всего ей хотелось добраться до них. Не уничтожив эти снимки и их автора, она не смогла бы избавиться от отвратительного ощущения, будто она вся с головы до ног обнажена. Фотографии давали Малюте возможность не только быстро и беспрепятственно устранить Даниэлу, но и при желании заглянуть в самые сокровенные тайники ее сердца. Еененависть к этому человеку была почти осязаемой.

Но самое плохое заключалось в том, что Даниэла не могла противопоставить ему ровным счетом ничего. Хотя стол в ее кабинете был буквально завален грудами отчетов и важных сообщений из ключевых отделов, она проводила большую часть времени за компьютером, залезая все глубже и глубже в электронную память в попытках отыскать хоть малейшую щелочку в безупречной броне Малюты. Но все ее усилия были тщетны. Сведения о его школьных годах сообщали о выдающихся способностях пятнадцатилетнего Олега. По примеру родителей он рано вступил в партию. Его отец был простым инженером и всю жизнь добросовестно трудился на благо Советской Родины.

Стремительное и безупречное восхождение Малюты по ступеням власти являлось исключительно делом его собственных рук. Все его враги — реальные или потенциальные — или лишились власти, или уже ушли в мир иной. Единственным серьезным ударом для него была смерть жены, сгоревшей во время пожара на даче под Звенигородом.

Согласно досье, Малюта, испросив отпуск по состоянию здоровья, принял личное участие в строительстве нового дома на пепелище — случай небывалый в практике советских руководителей. По-видимому, это было нечто вроде траурного ритуала. Не вызывало сомнений, что он чрезвычайно любил жену. Он был еще совсем не старым, но не женился вторично и, судя по имеющейся информации, не проявлял никакого интереса к интимным отношениям.

Действительно лион проявлял столь удивительную воздержанность или просто все это время умело водил за нос сотрудников КГБ? —гадала Даниэла.

Заставив себя вслушаться в музыку Чайковского, льющуюся со сцены, она немного расслабилась. Это было своего рода достижение. Общество Малюты угнетало ее, при нем она постоянно испытывала чудовищное напряжение. Ей пришли на ум слова дяди Вадима: Мужчина, как ему кажется, обладает превосходством над женщиной, но это ровно настолько, насколько он сам в это верит.По мнению Даниэлы, они как нельзя лучше подходили к Малюте.

Покинув сверкающее великолепие Большого, они очутились на площади Свердлова, освещенной почти так же ярко, как и фойе театра.

“Чайка” Малюты дожидалась их. Они забрались в салон, и машина тронулась с места.

Звуконепроницаемая перегородка из бронестекла отделяла переднее сиденье от заднего. Малюта постучал по ней согнутым пальцем, однако водитель никак не прореагировал на этот сигнал, очевидно попросту не услышав его.

— Никого, кроме нас двоих, — удовлетворенно бросил Малюта и откинулся на спинку сидения, повернувшись вполоборота к Даниэле. Та бросила взгляд в окно. Они ехали, по-видимому, в сторону Москвы-реки, но уж, во всяком случае, не к ее дому. Даниэла поняла, что сейчас узнает, зачем потребовалась Малюте в этот вечер.

— Ну, как продвигаются дела на любовном фронте, мой птенчик?

Даниэле не понравился его тон.

— Если бы вы оставили меня в покое сегодня, то я бы узнала, зачем Карелин так срочно понадобился Геначеву.

— Не переживай. Когда ты вернешься домой, он успеет наиграться с тобой. — Малюта издал короткий смешок. — Кроме того, мне доставляют удовольствие завистливые взгляды, адресованные мне, когда я появляюсь в обществе с тобой под руку. Мои коллеги приходят в театр не только для того, чтобы насладиться искусством, но и посмотреть на спутниц друг друга.

Несмотря на то что они оба являлись членами Политбюро, Малюта подчеркнуто произнес слово “мои коллеги”.

— В вас слишком много пессимизма, товарищ генерал, —продолжал он, как обычно чередуя обращения на “ты” и на “вы”. Прикурив сигарету, он с наслаждением затянулся. — Возможно, здесь играет роль женское начало. Интересно, упадешь ли ты в обморок при виде мыши? — Он снова рассмеялся и сжал кулак. — Мне думается, вряд ли. Я уже имел случай понаблюдать, как ты владеешь оружием. Ты прирожденный снайпер. Однако что случится с тобой, если попытаться закалить тебя в огне? Затвердеешь ли ты, подобно стальному клинку, или развалишься на части и сгоришь? Вот что мне хочется знать.

Свернув с широкой магистрали, “Чайка” остановилась. Нагнув голову, Малюта выбрался из машины, и придержал дверь со стороны Даниэлы.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать