Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Шань (страница 51)


В эти послеобеденные часы улицы Токио были многолюдны, но не запружены дикими толпами, как по утрам и вечерам. Джейк перекусил на самолете. Он ел, не чувствуя вкуса еды, — только для того, чтобы наполнить желудок.

Машины, как обычно, ползли черепашьим шагом; их поток тянулся вдоль улиц насколько хватало взгляда. Да, собственно говоря, Джейк был не прочь и прогуляться: день выдался солнечный и на удивление ясный. Погода стояла все еще довольно прохладная, но на ветках вишен уже появились первые бутоны, и воздух был куда более свежим и чистым, чем ему следовало быть по всем законам природы.

Джейк дошагал до Сотобори-дори, где свернул налево на широкую улицу, идущую в сторону Акасаки. У театра Микадо он спустился в метро и проехал три остановки до Майдзи-Дзиньгумас. Поднявшись на поверхность, он попал в Харагоку. Сразу после окончания второй мировой войны здесь размещалась большая часть американских оккупационных сил, дислоцировавшихся в районе Токио.

С тех пор утекло много воды, и Харагоку превратился в район, “оккупированный” состоятельной молодежью. Здесь внимание прохожего привлекали прежде всего ультрамодные (а соответственно, и супердорогие) магазинчики, а также рестораны с европейской кухней. Если кому-то хотелось отведать гамбургер вместо традиционных японских блюд, следовало направляться именно сюда.

По погожим воскресным дням молодые юноши и девушки танцевали на широком, обсаженном прекрасными деревьями бульваре Омотесандо-дори. Облаченные в когда-то модные в далеких пятидесятых кожаные куртки и остроносые ботинки, они держали путь в парк Йоёги, посреди которого высилась Мейдзи Шрайн. Под неумолкающий рев переносных магнитофонов они крутились и вертелись с почти маниакальным остервенением.

Здесь же, в Харагоку, находились и офисы корпорации Микио Комото. Несведущий человек, вероятно, прежде всего стал бы искать их в небоскребах Синьдзю-ку, где главным образом и протекала деловая жизнь Японии. Однако Микио по целому ряду соображений разместил свой штаб несколько южнее.

Это решение оказалось весьма удачным. Возрастающая популярность Харагоки притягивала сюда все большее количество мелких и средних бизнесменов, старавшихся вырваться из удушливой атмосферы Синьдзюку.

Контора Микио располагалась напротив Того Шрайн, и из ее окон был виден парк Южных прудов и знаменитый ирисовый сад. По соседству с ней находился киссатен,стильное кафе, где за два доллара можно было купить крошечную чашечку кофе. Впрочем, эта сумма одновременно являлась и арендной платой за столик, сидя за которым посетитель мог спокойно наблюдать за вращением жизни на живописной улице. Этот сравнительно новый способ обирания клиентов японские владельцы подобных заведений бессовестно позаимствовали у поднаторевших в этом деле европейских коллег.

Джейк протиснулся в дверь из дымчатого стекла, соседнего с входом в кафе, и поднялся в лифте на последний этаж. Пройдя до конца коридора, стены которого были выложены полированными гранитными плитами, он остановился у двери с надписью “Комото сому когио” на английском и японском языках. В переводе это означало приблизительно следующее: “Коммерческое заведение Комото”. Название, прямо скажем, не слишком вразумительное, которое могло означать поистине все что угодно.

Джейк не вполне хорошо представлял себе, на чем компания делает деньги. Микио брался буквально за все: электронику, волоконную оптику, робототехнику и так далее. Если какая-нибудь отрасль экономики попадала в лист приоритетов ММТП — Министерства международной торговли и промышленности, — можно было не сомневаться, что Микио ею тоже заинтересуется, если уже не заинтересовался. ММТП представляло собой типичное бюрократическое заведение с очень широкими полномочиями, определявшее со времен окончания войны промышленно-торговую политику в частном секторе.

Приемная офиса Микио была обита японским кипарисом, а все встроенные полки, шкафы и пристенные столики покрыты черным лаком. На полу лежал огромный, промышленной выделки берберский ковер, на котором преобладали серые и коричневые тона. Для тех, кто ожидал приема, вдоль стены тянулся ряд деревянных квадратных сидений, покрытых небольшими татами.

Джейк сразу направился к плексигласовой перегородке. За ней сидел секретарь — молодой человек, опрятно, но довольно скромно одетый. Джейк сообщил ему свое имя, а когда юноша осведомился, какого рода у него дело, ответил, что личное.

В тот момент, когда Джейк наклонился к окошечку, женщина-администратор — а он почему-то решил, что она занимает именно эту должность — повернулась и окинула его внимательным взглядом. Некоторое время она не сводила с него глаз, и Джейк, заметив это, в свою очередь исподтишка приглядывался к ней. Она была одета, как и полагается администратору серьезной фирмы, в строгий темный костюм. Джейку бросилась в глаза необычная прическа, какую ему со времен шестидесятых годов нечасто доводилось видеть в Японии. Вдруг, точно захлопнув дверку, женщина моргнула и, отвернувшись от него, вернулась к своей работе.

— Присаживайтесь, пожалуйста, — промолвил молодой клерк за окошечком, взяв визитную карточку Джейка. — Я свяжусь с секретарем мистера Комото.

Он говорил по-английски чисто и, пожалуй, даже чересчур старательно.

— Спасибо, — поблагодарил его Джейк и опустился на одно из сидений для посетителей.

Он вовсе не возражал побыть в одиночестве,

хотя для этого явно следовало бы подыскать другое место. В приемной же сидели, точно птицы на проводах, бизнесмены, все до одного облаченные в темные костюмы и оттого похожие на братьев. Время от времени молодой клерк появлялся из-за перегородки и, почтительно кланяясь, приглашал одного или нескольких посетителей пройти внутрь.

Когда одни визитеры, закончив свои дела, уходили, наступала очередь других, и сцена повторялась. В конце концов, Джейк, прождавший почти час, вновь подошел к перегородке и просунул голову в окошко.

— Прошу прощения, — обратился он к молодому клерку, — но вы мне до сих пор ничего не ответили.

— Я передал вашу карточку лично в руки секретарю мистера Комото, — ответил тот, по всей видимости считая, что это вполне исчерпывающее объяснение.

— Это произошло пятьдесят минут назад.

— У нас очень насыщенный день, — возразил юноша. Его волосы лоснились. Подстриженные ежиком и старательно напомаженные, они стояли торчком. Увидев загоревшуюся лампочку селекторной связи, он бросил Джейку:

— Извините, — и, нажав кнопку, стал что-то тихо говорить в микрофон, висевший у него под подбородком. Разговор занял у него всего несколько секунд.

— Я близкий друг мистера Комото, — объяснил Джейк. Уголком глаза он заметил, что женщина-администратор, перестав рыться в бумагах, повернула голову, прислушиваясь.

— Когда мне можно будет увидеться с ним?

— Когда мне об этом сообщат, вы тотчас же узнаете, — невозмутимо ответил клерк.

— Могу ли я в таком случае побеседовать с секретарем мистера Комото?

Юноша опустил взгляд на сверкающий пульт.

— Простите, но она сейчас говорит по телефону. Присядьте пока, пожалуйста.

Через двадцать минут Джейк снова очутился у окошка. Молодой клерк, оторвавшись от бумаг, взглянул на назойливого посетителя.

—Да?

— Где туалет?

— Налево по коридору. Последняя дверь. Джейк кивнул и вышел. Мужской туалет оказался таким же сверкающим и новеньким, как и все здание, но довольно тесноватым. Поэтому, когда чуть погодя туда вслед за Джейком вошел еще один человек, им пришлось в буквальном смысле стоять плечом к плечу возле имевшихся в наличии двух писсуаров.

Джейк скосил глаза на вошедшего. Это был широкоплечий японец лет сорока пяти. В черных как уголь волосах его кое-где проглядывали серебряные нити. Подобно любому токийскому бизнесмену, он был одет в темный костюм, хотя чувствовал себя в нем явно неловко: лоснящаяся материя не могла скрыть выступающие бугры мышц. Он стоял, не поворачивая головы, точно завороженный уставясь на стену перед собой.

Однако когда Джейк, застегнув брюки, направился было к выходу, японец вдруг промолвил:

— Чашечка кофе может пойти на пользу.

Он произнес эти слова тихо, но вполне отчетливо. Джейк в недоумении уставился на него, но увидел лишь затылок. Всем своим видом японец демонстрировал, что, если в туалете и есть кто-либо, кроме него самого, то ему до этого нет никакого дела. Через секунду он застегнулся и, спустив воду, вышел.

С полминуты Джейк продолжал стоять на месте, стараясь понять, действительно ли он слышал что-то или ему только померещилось? Он не мог решить. Единственное, что он знал наверняка, так это то, что в офисе “Комото сому когио” ему делать больше нечего.

Очутившись в коридоре, он огляделся по сторонам и не увидел ни души. Тогда он решительно направился к лифту и через минуту уже вновь был на улице. Свернув налево, он миновал шикарную лавку “Кенцо”, отделанную в стиле позднего японского минимализма: гладкие серые стеньг, черные вешалки из проволоки, обтянутой резиной, серый ковер на полу, положенный с таким расчетом, чтобы один его край прикрывал нижнюю часть прилавка, где лежала одежда.

Мельком взглянув на лавку, Джейк по инерции прошел мимо, но вдруг остановился, осененный какой-то мыслью, и повернул назад. В витрине стоял женский манекен. И этот манекен с рыже-зелеными волосами и ногтями цвета топаза был облачен в точно такой же костюм, какой Джейк видел на женщине в офисе Микио.

Администратор в наряде из “Кенцо”? На подобную роскошь ей пришлось бы потратишь годовой заработок. В том случае, разумеется, если она действительно администратор. Если же нет, то кто она?

Чашечка кофе может пойти на пользу.

Джейк торопливо зашагал назад и в мгновение ока оказался перед входом в кафе “Лающая рыба”. Там он замедлил шаг и уже не спеша зашел внутрь, давая глазам возможность привыкнуть к перемене освещения.

Мягкий свет неоновых ламп падал на стены, покрытые густым слоем лака. Джейк окинул взглядом небольшое помещение и увидел костюм от “Кенцо” за мраморным столиком. Женщина из офиса Микио сидела в европейской манере, скрестив ноги под столом, и курила. Перед ней стояла миниатюрная чашка с кофе. Заметив Джейка, женщина приветливо улыбнулась.

Он подошел к ее столику с таким видом, точно они заранее договорились о свидании, и уселся напротив нее. Заказав кофе, он спросил:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать