Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Шань (страница 75)


С каждым ударом бамбука о камень Джейк все больше проникался разлитым по саду ощущением величественного покоя и ошеломляющей отрешенности от всех тревог и опасностей. Еще никогда он не чувствовал так остро красоту окружающего мира. Вытирая пот со лба, он вдруг с твердой решимостью подумал, что они не должны погибнуть здесь, сейчас.

За кустами мелькнула черная полоска — рукав пиджака? — и Джейк тихо сказал другу:

— Держись, Микио-сан. Они идут.

Выскочив из засады, Микио обрушил манрикигусарина шедшего впереди боевика с такой силой, что тот, зашатавшись, выронил на дорожку уже приготовленный к броску сурикен.

В то же мгновение Джейк, выпрыгнув на открытое пространство, бросился к камню Справедливости.Первым делом следовало разделить эту четверку, ибо Джейк знал, что выстоять против ее согласованного нападения они не смогли бы.

Трое кинулись вслед за ним, очевидно, заметив рану Микио и решив, что наибольшую опасность представляет именно Джейк. Рассыпавшись по лужайке, они надвигались на него с трех сторон, не сомневаясь, что он отступит, однако Джейк остался на месте. Намеренно придавая себе как можно более растерянный вид, он стоял совершенно неподвижно, чтобы первое движение дало ему хоть небольшое преимущество внезапности.

Наконец один из противников, крайний слева, приблизившись на достаточно короткую дистанцию, решился атаковать его. Он нанес удар ребром ладони в лицо Джейку. Тот в последнюю секунду упал на колено, одновременно развернувшись влево. Выбросив вверх правую руку, он ухватился за рукав напавшего и, используя собственную инерцию врага, дернул его мимо себя и вниз, так что тот врезался в своего товарища, подбегавшего к Джейку справа.

Едва Джейк поднялся с колена, как третий противник обхватил его сзади за плечи. Продолжая движение вправо, Джейк просунул ему руку под мышку и резким броском скинул его с себя.

Перед ним тотчас возник тот самый из боевиков, который первым атаковал его. Заметив в его руке сурикен,Джейк позволил ему ударить первым. Молниеносным движением он перехватил кисть противника и сильно рванул на себя. Тот, следуя за собственной рукой, был вынужден сделать шаг вперед и согнуться.

Его незащищенная шея оказалась прямо перед Джейком, и тот не раздумывая рубанул по ней правой рукой. Боевик тяжелым мешком рухнул на траву.

Отбив ногой третьего нападающего, Джейк не сводил глаз со второго, выхватившего из ножен короткий меч. Он бросился на Джейка, выставив стальной клинок вперед. Из его горла уже вырвался боевой клич, но Джейк, одной рукой отведя меч, нанес врагу встречный удар в подбородок, и вопль замер, не достигнув высшей ноты.

Однако боевик успел ударить Джейка ногой, и тот почувствовал жгучую боль в бедре. Левая нога его онемела, и он, отлетев назад, ударился спиной о камень Справедливости.

Боевик взмахнул мечом, и Джейк, увернувшись, услышал скрежет стального лезвия о камень и увидел сноп ярких голубых искр.

Протянув руку, Джейк ухватил боевика за ворот пиджака. На таком коротким расстоянии ни меч, ни ноги противника были не страшны.

К немалому удивлению Джейка, боевик тут же бросил оружие и нанес ему сдвоенный удар прямыми ладонями в область сердца. Джейк, согнувшись пополам от боли, все же нашел в себе силы увернуться от удара, нацеленного, как он знал, сверху на его открытую шею, и бросился в сторону.

Противник наседал, уже предвкушая близкую победу. Мельком заметив утолщения на ребрах его ладоней, Джейк понял, что имеет дело с опытным каратистом. Он сумел заблокировать новый удар и, развернув корпус и тем самым увеличив длину рычага, мощным круговым броском швырнул врага на землю.

Наполовину оглушенный падением, тот тем не менее моментально схватил оказавшийся рядом меч и махнул им перед собой. Клинок просвистел перед Джейком, едва не раскроив ему горло.

Ударом ноги Джейк снова опрокинул противника, однако его собственное положение было крайне тяжелым: каждый взмах меча, сжимаемого умелой и сильной рукой, мог оказаться смертельным. Рискуя быть рассеченным надвое, Джейк, воспользовавшись ситуацией, сумел-таки подтащить к себе врага и, не давая ему опомниться, сильно, а главное, под нужным утлом ударил его головой о камень Справедливости,продолжавший оставаться совершенно равнодушным при виде человеческих страданий и даже смерти.

Всего на мгновение он задержал взгляд на обмякшем теле врага, как тут же сбоку ему в лицо обрушился страшный удар. Джейк тяжело скользнул вниз вдоль шершавой поверхности камня. У него кружилась голова. Все расплывалось перед глазами. Он несколько раз моргнул с усилием, но это не помогло. Его способность воспринимать окружающий мир нарушилась, а руки бессильно опустились, точно налитые свинцом. Обжигающая боль в ноге не отпускала.

Последний из оставшихся в живых боевиков стоял перед ним, держа в руке меч погибшего товарища. Словно в замедленной съемке наблюдая за тем, как он поднял над головой сверкающее лезвие, Джейк подумал, что бессилен помешать ему. В ослепительном блеске вспыхнувшего на солнце клинка вакизасион увидел собственную смерть, заранее ощутив холодное прикосновение стали, которая через мгновение отделит его голову от туловища.

Замерев на мгновение в высшей точке замаха, лезвие двинулось вниз, набирая разгон. Оно должно было приобрести максимальную скорость в момент прикосновения к Джейку. Он уже видел его совсем близко перед собой...

Вдруг что-то странное случилось с телом боевика якудзы.На его груди вдруг появилось небольшое вздутие,

чуть-чуть повыше сердца, и Джейка тут же обдало волной тяжелого влажного тепла.

В следующее мгновение противник рухнул на него и на камень Справедливости, заливая все вокруг кровью, густо струившейся из его груди. Почувствовав на лице тошнотворный запах свежей, дымящейся крови, Джейк стал, сам того не сознавая, выползать из-под трупа. Это оказалось нелегким делом. Джейку казалось, что он закопан в теплой, омерзительно воняющей грязи. Ему было трудно дышать, так что он даже запыхтел от натуги.

Потом он почувствовал, что кто-то помогает ему, и поднял голову. Кусок чистой материи в чьей-то невидимой руке вытер ему лицо. Взглянув на труп боевика, Джейк увидел задний конец черненого стального стержня, пронзившего насквозь его противника.

Подняв глаза, он увидел молодую, прекрасную женщину в изысканном оранжево-желтом кимоно, которая ухаживала за ним в доме Микио. Она стояла на коленях возле него, держа в левой руке окровавленную тряпку.

И, лишь придя в себя от изумления и пережитого потрясения, Джейк разобрал, что за странный предмет был в ее другой руке. Приводимый в действие сжатым воздухом арбалет модели “Мицуй Юджики-1000”.

* * *

Добравшись до грузового терминала в Квунь Тонге, Блисс тут же убедилась, что Фаном Скелетом там даже и не пахнет. Она нигде его не видела поблизости, но дело было даже и не в этом. В конце концов, глаза могут обмануть любого человека. Просто она знала, что его там нет.

Этому знанию она была обязана своему ко, часть которого теперь непрерывно находилась в великой пустоте, да-хэй.Растворяясь в пространстве пульсирующей ночи, ее дух улавливал волны вибраций, пронизывавших вселенную.

Как это у нее получалось? Что она чувствовала, постоянно поддерживая контакт с духом умершего человека? Сама Блисс, сидевшая на носу нанятого ею судна с закрытыми глазами, вряд ли сумела бы хоть как-нибудь ответить на эти вопросы. Скорей всего, она просто бы пожала плечами и продолжала бы слушать голос Ши Чжилиня, звучавший в шепоте ветра, трепавшего ее волосы, в плеске волн о борта крохотного суденышка, в криках чаек над рыболовецким траулером.

Киземли и Ши Чжилиня слились для Блисс в одно нерасторжимое целое. Она чувствовала дыхание планеты, несущейся сквозь черную бездну космоса, и слушала голос Ши Чжилиня. Он говорил с ней не словами, а, скорее, импульсами вроде тех, какие мозг посылает конечностям, приказывая совершить то или иное движение. Человек не в состоянии проследить за процессом передачи команды, он имеет перед глазами лишь результат. Так было и в случае с Блисс. Общение с Ши Чжилинем для нее самой оставалось чудесной, внушавшей благоговейный трепет тайной. Она не могла, даже если бы захотела, поделиться ею ни с каким самым близким ей человеком, Часто она задумывалась о том, что будет, когда Джейк вернется в Гонконг? Что она скажет ему? Как он воспримет перемены, произошедшие с ней? Как это повлияет на него и на их отношения?

Окутанная предрассветной мглой, она слегка поежилась. На востоке, там, где небо сливалось с бескрайней морской гладью, уже появилась бледная полоска приближавшегося утра.

— Мисс, скажите точно, куда вас доставить, — обратился к ней хозяин лодки.

Она показала рукой и, видя, что лодочник не собирается отвечать, отвернулась. Боковым зрением она уловила, что он смотрит на нее чересчур внимательно и даже немного испуганно. Что он увидел во мне? —подумала она. — Впрочем, возможно, все дело в шраме.Повинуясь безотчетному порыву, она провела ладонью по рубцу, рассекавшему гладкую кожу на ее щеке, и засмеялась над собственной глупостью. Однако смех ее прозвучал так странно и тревожно, что она опять поежилась.

Ей очень хотелось, чтобы Джейк сейчас оказался рядом с ней. Не для того, чтобы говорить ей, что делать, или подбадривать ее. Нет. Просто впервые с той минуты, как они встретились вновь, у Блисс появилось ощущение, что на горизонте их совместного будущего стали собираться тучи.

Ей не давала покоя история семейной жизни Джейка. Она знала о том, что первая жена его покончила с собой, а их дочь Лан погибла на реке Сумчун. Она знала и про вторую жену Джейка, Марианну, убитую в Японских Альпах. Ее смерть вернула ей Джейка, что, несомненно, пошло ему на пользу. Однако факт оставался фактом: ни один из его предыдущих браков нельзя было назвать удачным.

Для Джейка на первом месте всегда оставалась работа, будь то служба в Куорри или труды в йуань-хуане.

Он был цельной натурой, до конца отдающейся своему делу, и эта особенность его характера создавала ощущение отчужденности между ним и его даже самыми близкими друзьями, теми, кого он любил больше всего на свете.

Однако Блисс знала, что дело не только в этом. Она воспитывалась у того же мастера боевых искусств и знатока философии Фо Саана, что и Джейк. Поэтому ей гораздо лучше других были известны необычайные таланты и умения Джейка. Она полагала, что его могучее кии способность входить в таинственное состояние, именуемое ба-мааком,больше, чем что бы то ни было другое, отдаляют его от прочих людей. И в первую очередь от его родных.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать