Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Шань (страница 79)


Он уже был изрядно навеселе, когда Даниэла вышла к столу. Прежде чем приступить к обеду, Малюта достал еще одну бутылку и, откупорив ее, прихватил с собой. Кому-то явно пришлось изрядно потрудиться на кухне, однако этот кто-то оставался невидимым, и Малюта лично подавал на стол каждое блюдо. Как обычно, он отдавал должное русской кухне, и Даниэла не удивилась, увидев на столе блины, кулебяку и рассольник. Вслед за жареной курицей, с которой стекал густой золотистый жир, наступил черед вареников с вишневой начинкой.

— Вы всегда так плотно обедаете? — поинтересовалась Даниэла за чаем.

Малюта, накладывавший сахар в свою чашку, не ответил. Положив три кусочка, он тщательно размешал их, попробовал и добавил еще столько же.

Наконец, завершив этот своеобразный ритуал, он промолвил:

— Моя жена отлично готовила. — Даниэле показалось, что он обращается не столько к ней, сколько к себе самому. — Дома я привык есть только так. В некоторых вещах лучше оставаться консерватором.

Вдруг он встал и вышел из столовой. Даниэла некоторое время продолжала сидеть, наблюдая за тем, как растворяется сахар в ее чашке, а затем последовала примеру хозяина.

Она нашла Малюту в гостиной. Стоя перед резным подоконником, он машинально отхлебывал чай из чашки и смотрел на Москву-реку. Он выглядел каким-то необычайно грустным: Даниэле еще не приходилось видеть его таким.

— Москва-река течет как прежде, — промолвил он. И вновь Даниэлу кольнуло ощущение, что он разговаривает не с ней и, может быть, даже не с собой, а с каким-то невидимым собеседником. — И горы не изменили своей формы. Только мы приходим в этот мир и уходим из него в небытие. Не так ли, Даниэла Александровна?

Он неожиданно повернулся к ней.

Она кивнула.

— Таковы законы природы.

Оставаясь в тени возле тяжелых парчовых занавесок, он изучающе смотрел на Даниэлу своими темными глазами.

— Да, видимо, так оно и есть. Уж кому-кому, а нам-то это следует знать, а? Нам, кому на каждом шагу приходится иметь дело с законами и кто стоит на их страже. Кстати, Даниэла Александровна, как по-вашему, кто создает законы в этом мире? Человек? Или, как вы изволили выразиться, природа? — Не сводя глаз с Даниэлы, он поднес к губам чашку и сделал глоток. — Не является ли в таком случае природа всего лишь завуалированным, так сказать, названием Бога?

Даниэла почувствовала, что волосы зашевелились у нее на голове. “Олег Малюта, рассуждающий о Боге? Да, такого ей не привиделось бы даже в самом диком сне! Она совершенно не представляла, что кроется за его словами, и поэтому предпочла промолчать.

— Кто создает этот мир, Даниэла Александровна? Родился ли он в пламени гигантского взрыва некой безмозглой гигантской материи? Взрыва, в результате которого бесчисленные космические обломки вроде нашей Земли понеслись по своим орбитам? Или вы усматриваете во всем этом творческое вмешательство божественной воли?

— Вас интересует мое мнение? — осведомилась Даниэла. — Или вы просто перебираете возможные варианты?

Малюта вышел из тени.

— Я хочу знать, во что вы верите. — Внезапно дистанция, разделявшая их, сократилась до одного шага. — Мне интересно, видите ли вы в начале всего сущего проявление, ну назовем это так, высшего разума?

— Конечно, вижу, — ответила она без малейшей запинки. — И этот Бог был коммунистом.

Ее слова не вызвали у Малюты приступа веселья и смеха, которые она ожидала услышать. Напротив, он нахмурился и посерьезнел еще больше.

— Я нешучу, Даниэла Александровна. — Она недоумевала, куда он клонит и какую новую ловушку готовит для нее. — Мне надо знать, веруете ли вы. И если веруете, то не находите ли утешения в своей вере?

— Я сказала глупость, — сказала она. — Разумеется, у Бога нет ничего общего с коммунизмом.

— Стало быть, вы все же верите в него. — Он придвинулся к ней еще ближе.

— Я — коммунист, — возразила она. — И, значит, у меня тоже нет ничего общего с Богом. И тут он все-таки рассмеялся.

— Если Он существует, в чем я лично сомневаюсь, то у Него есть нечто общее с каждым из нас. — Малюта, опустив глаза, уставился в свою чашку. Грустное настроение, казалось, вновь овладело им. — Мне необходимо спросить вас вот о чем, Даниэла Александровна. В вашей жизни случалось что-либо необъяснимое?.. Нечто такое, что не поддавалось бы до конца вашему пониманию?

— Я не совсем хорошо понимаю, о чем вы говорите, товарищ министр?

Малюта поднял голову. Их взгляды скрестились.

— Я говорю о горе... О трагедии...

Даниэлу вдруг осенило, что он намекает на ужасную смерть жены. Она знала, какого ответа Малюта ждет от нее, и поэтому соврала:

—Да.

— И?..

— Что — и?

— Не думали ли вы... — Он вдруг осекся, словно устыдясь того, что собирался сказать. Но затем все же промолвил с усилием: — Не думали ли вы, что эта трагедия совершилась по воле Бога?

— Для верующего человека все происходит по Божьей воле.

— Тогда как же понять... трагедию, длящуюся целую жизнь?

— Ее понять нельзя, — Даниэла вспомнила, что сказал ей дядя Вадим после смерти матери. — Невозможно. Можно только разрешить ее.

— Разрешить? — он произнес это слово так, точно слышал его впервые в жизни.

— Да. Разрешить ее в своей душе. Обрести внутренний мир. Тогда боль отступает навсегда.

Малюта закрыл глаза. Его губы чуть заметно шевелились, будто он молился про себя. Впрочем, скорее это было лишь секундное замешательство.

— Понятно, —

пробормотал он наконец. — Внутренний мир... Надо полагать, у вас крепкий сон.

— Простите?

— Вы хорошо спите?

—Да.

— И вам снятся сны?

— Иногда.

— Только иногда, — с завистью заметил он. — А я вот вижу их каждую ночь.

Внезапно отвернувшись, словно прекращая разговор, он подошел к проигрывателю и поставил пластинку Чайковского. Раздались первые такты “Лебединого озера”.

За окном уже стемнело. Пелена туч рассыпалась на отдельные куски, и между ними проглянула бледная луна. Глядя на серебристую дорожку, протянувшуюся по поверхности воды, Даниэла ясно представила себе волшебное превращение лебедя в человека, очаровавшее охотника из балета Чайковского.

Она подошла к комоду, на котором стоял старомодный проигрыватель. На книжной полке над этим допотопным чудом советской радиоламповой промышленности стояли в рамках многочисленные фотографии. Главным их персонажем был Малюта: в молодости, в детстве с родителями. На одном из снимков совсем еще маленький Олег Малюта был запечатлен сидящим на плече матери, крупной, дородной женщины, с веселым смехом глядящей на его изумленное лицо. За снимками тянулись поставленные в два ряда тома книг в хороших, дорогих переплетах. Многие из них были выпущены за рубежом.

На одной из фотографий в серебряной рамке Даниэла увидела молодую женщину, которую вполне можно было бы принять за сестру Малюты, если бы не очевидный почтенный возраст снимка. В широко открытых глазах женщины, смотревшей в камеру, была та же агрессивность, что Даниэла ощущала и в себе. Рядом стоял небольшой снимок необычайно красивой грузинки. На волевом и выразительном лице ее выделялись угольно-черные глаза. Даниэла тут же решила, что это жена Малюты, хотя никогда прежде не видела ее портретов.

— Ореанда, — промолвила она без всякой задней мысли.

Малюта выхватил фотографию из ее рук и отставил подальше, словно опасаясь, что Даниэла взглядом может замарать ее.

— Она была очень красивой женщиной, — заметила Даниэла.

Малюта, глухо заворчав, положил снимок лицом вниз на полку, как бы желая показать, что разговор окончен.

— Уже поздно, — сказал он. — Пора пожелать друг другу спокойной ночи.

Однако при этом он даже не шелохнулся. Даниэла также осталась стоять на месте. Она хотела еще раз взглянуть на лицо женщины, чье тело превратилось в щепотку золы и пепла в страшном огне, спалившем дотла первую дачу Малюты. Внешность Ореанды произвела на нее сильное впечатление, и Даниэла вновь задумалась, не является ли покойная жена Олега Малюты тем ключом, что отомкнет тайник его души.

— У меня сна ни в одном глазу, — точно вскользь заметила она. — Если вы не возражаете, я еще посижу здесь, почитаю.

— Вам что-нибудь дать? У меня неплохое собрание классики.

— Спасибо, я захватила с собой книгу. Вы знаете, я увлеклась маркизом де Садом. — Даниэла отставила чашку в сторону. — Вы знакомы с его вещью — “Жюстин”?

Она внимательно следила за выражением его лица. Книга, которую она привезла с собой, не имела никакого отношения к творчеству французского маркиза. Она вспомнила о нем лишь потому, что, к своему удивлению, заметила на полке среди прочих книг “Жюстин”. Подобная литература явно не входила в круг чтения Малюты. А Ореанды?

Что тебе известно обо мне? — осведомился он, сузив глаза. — Ты упомянула именно эту вещь. Я не верю в такие совпадения... Кто рассказал тебе? Никто ничего не знает про Ореанду. Никто, кроме меня.

— Ну, а раз так...

Даниэле стало легко. На лице ее заиграла едва заметная улыбка. Она почувствовала, что стоит на верном пути. Она услышала это в его вдруг ставшем неровном дыхании.

— Из этого следует лишь то, что мне некого было расспрашивать про вашу жену.

— И тем не менее ты что-то знаешь! — Он схватил Даниэлу за руку, точно хотел силой вырвать из нее признание.

— Да, я знаю, что Ореанда была удивительно красивой. Сколько силы...

— Сила... Да, сила... Это так не похоже на женский характер.

Даниэла хотела лишь сказать какой-нибудь комплимент относительно выражения лица Ореанды на снимке, но, однако, позволила Малюте так неожиданно закончить свою фразу. Теперь главным было для нее держать противника на крючке и подбрасывать ему все новую и новую наживку.

— Я думаю, вряд ли можно сыскать вторую такую женщину, — тихо промолвила Даниэла, чувствуя, что она уже недалека от заветной цели. — Она была такой особенной, неповторимой.

— Неповторимой... Особенной... — Его глаза округлились, словно от удивления. — О да, у нее было немало особенностей. Она являлась центром собственной вселенной. — Казалось, холодное, яростное свечение исходило от его лица, выражение которого так страстно хотела разгадать Даниэла. — Все становится иначе, когда я возвращаюсь в Москву. Там я снова могу дышать свободно.

— Значит, вы будете любить ее вечно.

— Нет! — внезапно он оживился и сжал ее руку с такой силой, что Даниэле стало больно. — Ореанда! — в этом отчаянном возгласе звучали не столько любовь и тоска, сколько злоба и страх. — Она будет жить вечно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать