Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Шань (страница 82)


— Прежде я полагал, что недоумками бывают только заморские дьяволы. — Он повернул опал так, что внутри камня вспыхнуло ослепительное малиновое пламя, зажженное лучами восходящего солнца. — С тех пор много воды утекло. Я постарел, поумнел и стал лучше разбираться в людях. Впрочем, вернемся к твоему вопросу. Да, я знаю молодую женщину, у которой Джейк забрал этот опал. Дело в том, что это мой камень. Он достался ей при, скажем так, весьма щекотливых обстоятельствах.

— Надеюсь, она стоила этого, — сказала Блисс. Фан Скелет улыбнулся.

— Ни одна женщина на свете не стоит столько, сколько стоит этот камень. Если бы ты хоть чуть-чуть разбиралась в опалах, то поняла бы сама.

— Почему она следила за Джейком?

Фан Скелет повернулся лицом к морю. Блисс поняла, что он наблюдает за передвижением полицейского катера: привычка старого контрабандиста давала о себе знать.

— Возможно, по той же причине, по которой она украла у меня опал, — сказал он.

— То есть?

— Только сумасшедшая могла решиться на это. Она ведь знала, что случится с ней. Я не прикончил ее просто потому, что не успел. Джейк опередил меня.

— Она не была сумасшедшей, — возразила Блисс. — В противном случае Джейк это и сам бы понял.

Он повернулся к ней.

— Тогда, может, у тебя найдется более подходящее объяснение?

— Она была неглупа, — промолвила Блисс. — Напротив, я бы сказала, что она была очень умна. Умна настолько, чтобы задержать Джейка, спешившего на встречу с отцом, и тем самым расчистить путь убийцам Ши Чжилиня. — Фан Скелет перевел взгляд с лица Блисс на камень, сверкавший между его пальцев.

— Интересно, откуда у меня такое ощущение, будто ты знаешь, почему она украла опал?

— Я это не знаю, но чувствую, — призналась Блисс. Она имела в виду, конечно же, да-хэй. —Я думаю, что она, случайно увидев камень, поняла, что он стоит целого состояния, и решила рискнуть.

— Но ведь она знала, что не пройдет и дня, как ее найдут и прикончат.

— Следовательно, она, очевидно, не сомневалась, что в течение ближайших часов покинет Гонконг.

— Джейк остановил со.

— Да.

Фан Скелет взглянул на Блисс повнимательнее. Несомненно, женщина, стоявшая перед ним, была очень умна и проницательна. Это не могло не вызвать у него интерес.

— Я знаю, что живя... у меня дома, она встречалась с кем-то еще, — промолвил он.

— Ты знаешь, с кем?

Он бросил взгляд на часы.

— Я опаздываю на встречу, которую нельзя отменить или перенести на другое время. Может быть, мы поужинаем вместе?

—Где?

— Я обычно ужинаю в “Стар Хаузе”. Ты знаешь, где это?

— Тот, что на Козевэй бэй?

—Да.

— В восемь часов, устраивает?

Он сделал знак Малайцу.

Блисс размышляла о том, можно ли выудить у Фана Скелета еще какие-либо сведения. Ей не составило особого труда прочесть по лицу его намерения. Во время разговора он мысленно раздевал ее взглядом, и Блисс, чувствуя это, не испытывала особой радости. Но что ей оставалось делать? Фан, только он, был в состоянии помочь ей установить личность таинственной женщины, следившей за Джейком. У Блисс не было выбора, и она равнодушно пожала плечами.

— В восемь так в восемь.

* * *

Гроза настигла Ци Линь, едва она успела пересечь южную границу Китая. Она помнила прощальное напутствие пожилого доктора: Помни о реках, которые впадают в море —и потому, застигнутая грозой на горном плато, нашла убежище среди ветвей высокого дерева, росшего на берегу широкой мутной реки.

Только оказавшись здесь, в горах северной Бирмы, на высоте в несколько тысяч футов над уровнем моря, она почувствовала себя в безопасности.

Вокруг нее простиралась страна Шань. Здесь были бессильны законы, и даже солдаты китайской армии чувствовали себя здесь довольно неуютно.

Ци Линь знала, что находится на территории Золотого треугольника, охватывавшего не только земли Шань, но также и труднодоступные области Лаоса, Таиланда и китайской провинции Юньнань. Здесь находился крупнейший мировой центр производства опиума.

На протяжении многих лет правительства Китая и Бирмы предпринимали немалые усилия, чтобы искоренить нелегальный и невероятно доходный бизнес. Однако территории Шань сами по себе являлись целым миром, справиться с которым было не так-то просто. В этих горах обитали древние племена, возглавляемые беспощадными и могучими вождями. Их хорошо вооруженные и обученные отряды, используя исключительную труднодоступность этих мест, служили надежным щитом для плантаций мака и торговых караванов.

Америка и Советский Союз, две самые мощные мировые державы, трезво оценивая ситуацию, уже давно старались распространить свое влияние на Золотой треугольник и установить контроль над торговлей опиумом. Многомиллиардные барыши не давали спокойно спать многим людям, определявшим политику в Москве и Вашингтоне.

Однако и ЦРУ, и КГБ уже потерпели столько неудач в попытках проникнуть на территорию Шань, что ходили слухи, будто правительства обеих стран выделили специальные ассигнования на возмещение потерь.

Перейдя бирманско-китайскую границу, Ци Линь стала вести себя еще более осмотрительно. Свои документы она, тщательно завернув в кусок материи, закопала на китайской стороне. Здесь они были не только бесполезны, но даже и опасны. Китай прикладывал немало стараний к тому, чтобы уничтожить единственный источник доходов местных жителей, и поэтому появление его граждан здесь

вызывало большие и вполне обоснованные подозрения. Разумеется, узник, сбежавший из заключения, встречал здесь совершенно иной прием...

Тем более если это была девушка, забредшая сюда в поисках сестры, покинувшей Китай несколькими днями раньше.

Шань означает “свободные люди”. Это определение вполне подходит к передачи сути названий двух народов, сиамцев и ассамцев, издавна обосновавшихся на юго-востоке Азии. Начиная примерно с пятнадцатого века на территории Шань имелось тридцать четыре удельных княжества, которыми правили местные царьки, получавшие власть по наследству и затем передававшие ее своим потомкам. В жилах современных вождей текла кровь этих древних правителей рода, зачастую даже не одного, а нескольких.

Однако Ци Линь знала, что здесь были и другие правители, гораздо более опасные, чем местные вожди. Этими другими являлись бывшие генералы китайской армии, изменившие своей присяге. Алчность и жажда абсолютной власти толкнули этих людей на путь предательства. Их жестокость и коварство не знали границ. И, естественно, они гораздо более подозрительно, чем местные вожди, относились к землякам, попадавшим в их владения. Меньше всего Ци Линь хотела оказаться в руках кого-либо из них.

Неподалеку от границы она наткнулась на воинов одного из племен. Их форма состояла из красных повязок на голове, широких белых штанов, выцветших гимнастерок и традиционных для обитателей Шань курток на очень толстой подкладке. Язык, на котором они говорили, был незнаком Ци Линь, однако благодаря ее настойчивости выяснилось, что один из них с грехом пополам изъясняется на исковерканном почти до неузнаваемости мандаринском наречии.

Ци Линь безропотно позволила обыскать себя и ответила на немногочисленные вопросы. Показав на фотографию дочери доктора, прихваченную ею с собой, она сказала:

— Сестра. Это моя сестра.

Воин по имени Мок, тот самый, кто знал китайский язык, пустил фотографию по кругу. Посовещавшись с товарищами, он повернулся к Ци Линь.

— Жди здесь, — приказал он. — Если пошевелишься будут стрелять. Убивать.

Взглянув на его ставшее свирепым лицо, девушка покорно кивнула.

Мок ушел, оставив ее на попечении других воинов. Позади них стояло сооружение из бетона, напоминавшее бункер. Оттуда доносился сладкий запах, ставший вскоре таким густым, что у девушки запершило в горле. Кашлянув, она поднесла ладонь ко рту, и один из воинов тут же направил на нее свой автомат АК-47. Ци Линь подняла обе руки вверх.

— Все нормально, не волнуйся, ты, грязная, вонючая свинья, — она постаралась придать своему голосу как можно более подобострастное звучание. — У меня нет пулемета за пазухой.

Она улыбнулась, и молодой воин оскалил зубы в ответной ухмылке.

Ци Линь стала наблюдать за цепочкой воинов, которые, согнувшись в три погибели под тяжестью джутовых мешков, приближались к бетонному сооружению. Они по одному исчезали за дверью и выходили уже с пустыми руками. Другие воины, вооруженные все теми же АК-47, охраняли их. Ци Линь еще не приходилось видеть одновременно такое количество огнестрельного оружия, даже тогда, когда она входила в состав триады Стального Тигра.

Вдали она разглядела караван: воины стаскивали мешки со спин мулов. Все это, а также запах приготовляемого опиума не оставляло у девушки сомнений в том, что бункер — это “фабрика” по выработке из макового сырья опиума или героина. Такая переработка позволяла существенно уменьшить объем груза, а следовательно, и облегчить его транспортировку по горным тропам и продажу оптовым торговцам.

Увидев, что Мок возвращается, Ци Линь переключила внимание на него.

— Никто не видел она, — сказал воин; приблизившись к ней.

Ци Линь вовремя удержалась от улыбки, слушая, как Мок безбожно коверкает язык.

— Как бы там ни было, я хочу поговорить со старшим, — сказала она, предусмотрительно не шевелясь.

—А?

— Мне нужен старший. Старший.

— Старший? — Лицо Мока на мгновение приобрело озадаченное выражение. Затем он просиял. — А Ко Гьи, — произнес он. — Мы идти к нему.

— Да, — подтвердила она. — Этого я и хочу. Сейчас.

Мок согласно кивнул.

— Идти сейчас. Да. — Он сделал знак товарищам, и те окружили ее плотным кольцом.

Ци Линь пристально всмотрелась в глаза Мока. Однако в них невозможно было прочесть ровным счетом ничего. Она уже поняла, что за время его отсутствия что-то произошло. Но что?

До заката девушка и ее то ли эскорт, то ли конвой прошли около семи километров, забравшись при этом на высоту четырех тысяч метров над уровнем моря. Ци Линь дрожала от холода, но никто из воинов не предложил ей куртку.

Конечной целью их пути оказалась деревушка, расположившаяся на узком высокогорном плато.

— Здесь мы встретимся с А Ко Гьи? — осведомилась Ци Линь, глядя на бамбуковые хижины, сгрудившиеся вокруг открытой площадки.

Мок пропустил ее вопрос мимо ушей. За всю дорогу он не проронил ни единого слова. Ци Линь поежилась от недоброго предчувствия, однако отступать было уже слишком поздно. Да и куда она могла пойти?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать