Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Шань (страница 92)


— Над переработкой?

—Да.

— И что бы это дало тебе?

— Деньги, с одной стороны, — ответил Дэвис. — Горы денег. — Он сел на грубо сколоченный деревянный табурет, который был привинчен к полу, и ухватился за прутья решетки, разделявшей их, пальцами, изуродованными — непонятно — то ли болезнью, то ли пыткой. — А с другой стороны, нам казалось, что в конце концов в результате операции мы получили бы не только контроль над всем районом, но и возможность продвинуться дальше.

— Чтобы убить Мао.

—Что?

Чжилинь внимательнейшим образом наблюдал за лицом Дэвиса. Он частично растворился в да-хэй,хотя и не отдавал себе в этом полного отчета. В пространстве тьмы он понял, что может отличить правду от лжи. Тому и другому соответствовали разные цвета, и разница была столь отчетливой, что он ясно видел ее.

— Так мне сказал Хуайшань Хан. Что вы готовили покушение на Мао.

— Это неправда.

Дэвис не лгал. Чжилинь кивнул, вынул пачку сигарет и протянул их сквозь прутья решетки. Потом зажег одну из них и стал смотреть, как лицо его Друга приобретает все более расслабленное выражение по мере того, как тот курил.

— Господи, как давно я не курил ничего приличного.

— Извини, что это не тот сорт, к которому ты привык. Дэвис махнул рукой, словно говоря: какие извинения! Сигаретный дым, выплывая из его разбитых губ, просачивался сквозь прутья решетки, которые будто растворялись в его сплошной серости.

— Я пробыл там долго, — продолжал Дэвис, как будто они не меняли тему беседы. — Целую вечность. — Он медленно выдохнул дым, наслаждаясь вкусом табака. — И действительно хорошо узнал местных жителей. Достаточно хорошо, чтобы понять, что нам никогда не получить контроль над районом.

— Шань ненавидит американцев так же, как и русских.

Дэвис странно посмотрел на Чжилиня. — Давай кончим эту трепотню, а? — вдруг сказал он. Потом бросил окурок и растоптал его мозолистой пяткой. Для этого ему пришлось скинуть бумажные тапки, которые выдавались в тюрьме. — Нам обоим известно, почему это невозможно для американцев — да и для кого угодно, — зацепиться там, в горах.

— Скажи мне, — попросил Чжилинь.

— Не держи меня за дурака, — с отвращением в голосе сказал Дэвис. — Мне казалось, что уж тебе я могу доверять.

— Тогда уступи мне.

Они не мигая смотрели друг на друга, казалось, целую вечность.

— Пожалуйста.

— Потому что, дружище, вы контролируете все: выращивание, сбор урожая, переработку, распространение.

— Я? — Чжилинь был ошарашен и не мог скрыть этого, вопреки своему желанию.

— Ты, Мао, Хуайшань Хан. Вы, чертовы китайцы!

— Чушь! — сказал Чжилинь ошеломленно. — Я не верю тебе.

Но на самом деле он верил. Приходилось верить. В да-хэйон увидел цвет правды. Затем лицо его сморщилось в гримасе сожаления.

— Я ничего об этом не знаю.

Дэвис изучал лицо Чжилиня так же, как последний недавно изучал его.

— Ну, ладно. — Он повернулся, осторожно спрятал пачку сигарет под свой соломенный матрас. — Ты хочешь сказать, что не знаешь, кто стоит за этим? Это не Мао?

— Не знаю, — сказал Чжилинь.

Но он вспомнил голос Мао: Разумеется, мы должны наказать его в назидание другим.Это были слова Хуайшань Хана. Власть его росла день ото дня вместе с влиянием Ло Чжуй Циня и Кан Шэна. Был ли мак источником их могущества или источником власти Мао? Будда!

Скажи мне, — продолжил Чжилинь, — тебе удалось узнать имя человека, держащего в руках маковые поля Шаня?

— Он зовет себя Нагом, знаешь, этой мифической бирманской змеей. Организация его известна под названием дицуй.Остальное, боюсь, тебе придется отгадывать самому. — Он улыбнулся слабой, жалкой улыбкой, и что-то от его прежней сущности проглянуло сквозь потемневшую в результате недавних лишений кожу.

Чжилинь услышал шорох позади себя. Приближались охранники, его время истекло. Он стал вставать, и Дэвис протянул ему руку. Страх появился в глазах американца, будто он чувствовал, что никакая беда не случится с ним, пока рядом Ши.

— Что со мной будет? — спросил он.

— Не знаю, дружище, — ответил Чжилинь. Но он знал. Разумеется, мы должны наказать его в назидание другим.

Я увижу тебя еще раз?

Чжилинь посмотрел на Дэвиса, который по-прежнему сидел на деревянном табурете. Казалось, у него не было сил встать. И Чжилинь подумал: Что же они делают с ним здесь?Он вспомнил, во что превратилась Сеньлинь, и задумался, отличались ли эти люди, под началом Хуайшань Хана, от тех палачей.

— Скажи мне, — поинтересовался он, — ты уже давно работал на американскую разведку, когда мы встретились в первый раз?

Дэвис прислонил голову к прутьям решетки, и Чжилиню стали видны участки безволосого, бесцветного скальпа, словно в этих местах его пышная шевелюра была выжжена.

— Это имеет значение?

Чжилинь помотал головой.

— Нет, — честно ответил он. — Никакого.

* * *

— Он знает!

Она была похожа на испуганного зайца, трясущегося от страха.

— Тебе следует быть точной в выражениях. Твой муж знает или подозревает?

— Он знает. Думаю, знает.

Волнистое небо, наполненное звоном розово-оранжевого света, солнце, тонущее в холодной синеве гор на западе. Пара птиц, прокладывающих себе путь сквозь пыльные полоски солнечного света. Прежде чем они исчезли из вида, их перья на секунду блеснули золотом. Запах миндаля, разлитый в воздухе, напомнил

ему цианистый калий. Однажды он видел человека, умершего от этого препарата. Это был шпион, его операция провалилась, и его вот-вот должны были поймать. Не только поймать, но и пытать, пока не наступит долгожданная смерть. Он раскусил во рту капсулу. Чжилинь посмотрел вдаль.

— Если ты так думаешь, тебе надо оставить его.

— Оставить? — она была сбита с толку. — Но куда я пойду?

— Я защищу тебя.

— Он мой муж. Я не могу покинуть его.

— Напротив, Сеньлинь, — сказал он. — Ты уже оставила его и давно.

— Обними меня, — прошептала она. — Ну же.

Чжилинь обнял ее, и она положила голову ему на грудь. Волосы упали ей на лицо, так что ему показалось, будто она исчезла. Он задумался над тем, почему затеял все это. Такого рода любовные связи заканчиваются именно так.

Но ему не хотелось прерывать эту связь. С легким удивлением он понял, что не собирается бросать Сень-линь. Он хотел сделать ее счастливой. В этот момент это желание было невероятно важным для него. Как будто таким образом он искупил бы все свои грехи. Он облегчил бы свою совесть, отягощенную стонами всех погибших, всей несправедливостью, всем террором. Возможно, он даже смирился бы с необходимостью покинуть Афину, свою вторую жену, мать Джейка, и Шен Ли, свою любовницу.

Он знал, что придает большое значение счастью одного человека. Быть может, слишком большое. Но Сень-линь была особенной. Был ли он единственным, кто видел это? Но если кто-то другой и замечал ее необычность, то, несомненно, этим человеком был кто угодно, но только не Хуайшань Хан.

Хуайшань Хан. Дело было и в нем тоже. Совесть Чжилиня была отягощена Хуайшань Ханом. Если бы не Чжилинь, этого человека не было бы здесь сейчас и, вероятно, не было бы этого чудовищного террора.

Но, даже подумав так, Чжилинь знал, что мысль эта была идеалистической. Террор не был идеей Хуайшань Хана, и в глубине души Чжилинь понимал, что репрессии начались бы как с Хуайшань Ханом, так и без него.

Тем не менее зло, которое творил последний, было очевидно. И дело было в Шане. Возможно, только гора Шань знала, кто был организатором сбора и распространения опия, но Чжилинь не мог поверить, что в это был замешан Мао. Мао мечтал только о том, чтобы не быть под каблуком Москвы. Война в Корее, доказывал Чжилинь, была трудным, но гарантированным выходом из создавшегося положения. Если Мао греб такие колоссальные деньги от продажи опиума, то надо ли ему было втягивать свою страну в опасную военную кампанию? Чжилинь считал, что это было бы бессмысленно.

С другой стороны, Ло Чжуй Цинь, Кан Шэн и Хуайшань Хан возникли на ступенях иерархии государственной власти совсем недавно, а влияние их неуклонно росло. Как это случилось? Была ли гора Шань одной из причин? Чжилиню эта мысль казалась вполне резонной.

Сеньлинь рыдала у него на груди.

— Это кончается, — сказала она сквозь слезы, — как я и предвидела.

— Нет, — отозвался Чжилинь. — На сей раз ты ошиблась.

Но запах миндаля был по-прежнему сильным.

* * *

Он поднялся наверх. Бархат ночи окутал его. Огромные тучи проплывали по небу, то и дело загораживая почти полную луну. В воздухе пахло дождем. Он шел с юго-востока. Барометр падал, неподвижный воздух становился все тяжелее.

Чжилинь воспользовался пропуском, выписанным Мао. Он провел полтора часа, подделывая дату, и результат оказался более чем удовлетворительным. Тюрьма государственных сил безопасности была темной и зловещей. Она находилась недалеко от площади, в новом здании, проектированием и строительством которого руководили русские. И в итоге оно получилось уродливым и казалось разваливающимся и старым, в то время как должно было выглядеть новостройкой. Здание тюрьмы было окружено рядами недавно посаженных платанов. У входа стояли армейские трактора и два бронетранспортера. Все три машины были пусты. В это позднее время никого не было на площади. Чжилинь припарковал свою машину.

Три поста охраны пропустили его без проблем. Но его беспокоило не то, как попасть внутрь, а как выйти оттуда.

Ночью обслуживающий персонал тюрьмы сокращался на две трети, потому что верхние этажи использовались для административных целей и встреч руководителей разных уровней лишь временно.

Заключенного не было в камере, как сообщил ему старший охранник блока. Он был на допросе. Не было ли в этом чего-то необычного? Старший охранник, которого звали Чу, ответил, что это обычное дело. Допрос продолжался всю ночь.

— Когда же заключенный спит? — удивился Чжилинь.

— А он не спит, — безучастно ответил Чу. — Это составная часть процесса допроса.

Чжилинь сунул бумажку, подписанную Мао, в лицо Чу и сказал:

— Приведи его ко мне.

— Это противоречит заведенному порядку, — ответил старший охранник. — Наверное, мне надо посоветоваться с Хуайшанем тон ши.

— Я приехал от Председателя Мао. Почему ты не поступаешь как положено и не звонишь ему? — в голосе Чжилиня звучал сарказм. — Я думаю, он по достоинству оценил бы полуночный звонок и с удовольствием разъяснил бы столь неотложную процедурную проблему.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать