Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Шань (страница 96)


Чень Чжу покачал головой. Годы, проведенные в Шань, незаметно изменили его самого. Теперь богатство не значило для него ничего, да и неудивительно. Вожди местных племен разгуливали по своим владениям с карманами, битком набитыми великолепными рубинами, сапфирами и прочими самоцветами. Практически в одиночку распоряжаясь судьбой обильных урожаев маковых полей, они оставляли себе львиную долю прибыли. Однако не сокровища, имевшие в Шань второстепенное значение, но власть над своими людьми — вот что являлось главным источником их силы. И американцы, и русские оказывались неспособными утвердить свое могущество на этой земле именно потому, что не имели власти над ее обитателями. КГБ и ЦРУ пытались прибрать к рукам Шань, пользуясь, по сути, одними и теми же методами, а проще говоря, соря деньгами направо и налево.

Местное население открыто потешалось над жалкими потугами чужеземцев. Вожди, презрительно усмехаясь, отказывались вступать в какие-либо сделки. Здесь деньги пасовали перед властью. Власть контролировала крестьян, выращивавших сырье для производства опиума; власть распоряжалась воинами, охранявшими кустарные фабрики по переработке этого сырья; власть гнала караваны мулов, груженных зельем, по крутым склонам гор туда, где их поджидали предприимчивые и жадные торговцы.

За долгие годы, проведенные в изгнании, вдали от родного Гонконга, Чень Чжу твердо усвоил одну истину: подлинная власть заключается в господстве одного человека над другим. Обладатели же сколь угодно гигантских сокровищ, считающие, будто располагают какой-то властью, пребывают в плену иллюзий.

Хуайшань Хан, в течение многих лет отстраненный от подлинной власти, набивал свою виллу всевозможными редкостями и диковинами, стоившими норой целые состояния. И что с того? После смерти владельца сокровищница неминуемо опустеет. Ее содержимое окажется разграбленным, растащенным по частям случайными людьми, проходимцами или даже государством. И что останется в результате? Ничего такого, что навсегда запечатлело бы в себе образ ушедшего в небытие человека.

Но то, что замыслил Чень Чжу, рискованное и грандиозное предприятие, затеянное им, должно было навеки преобразить весь мир. Подобно египетским фараонам, он собирался воздвигнуть себе вечный монумент — свидетельство его недолгого пребывания на этой планете.

Я оставлю жадность для тех, чьи мелочные души трепещут при виде добычи, —рассуждал он сам с собой. Именно жадность и была написана на лице Хуайшань Хана, когда тот разглядывал спящую девушку, представлявшую для него такую большую ценность. Он жаждет завладеть тем, что недоступно ему, —подумал Чень Чжу. — А это фактически и есть определение жадности. Он хочет ребенка. Из-за этогонеобычного желания, ощущения лишенности чего-то необходимого и проистекает его лютая ненависть к Ши Чжилиню. И, быть может, в этом причина его привязанности к бедной девушке, его открытого восхищения ею и непонимания тяжести мучений, которым он подвергает ее.

Глядя на Хуайшань Хана, Чень Чжу поражался разрушительному влиянию времени на тело и душу смертного. Ну чтож, — сказал он себе. — Тем более мне следует поторопиться с осуществлением своих планов. Мир стоит на пороге новой эры.

* * *

Утром каждого четверга Даниэла Воркута получала донесения от Митры. Их доставлял специальный связной. У Даниэлы уже вошло в привычку выделять час перед обедом, на протяжении которого она внимательно изучала шифрованные послания своего лучшего агента в Азии, неутомимо искавшего доступ к секретам Камсанга.

Однако в этот день все шло наперекосяк. Одно неприятное известие следовало за другим. Рано утром ее разбудил звонок дежурного офицера. Он сообщил, что военная разведка срочно требует связи с ее людьми в Афганистане. Поспешно одеваясь, она одновременно отдавала необходимые распоряжения и кое-как уладила назревавший конфликт. Явившись в офис, она узнала, что четыре проводимых ею операции оказались под угрозой срыва. Две из них находились на заключительной стадии и поэтому требовали ее постоянного внимания. Срочно вызвав своих помощников, занимавшихся этими делами, Даниэла битый час обсуждала с каждым из них возникшие трудности, изобретая способы сохранить агентов, над головами которых начали сгущаться тучи.

Ей не удалось отдохнуть даже в обед, ибо сумасшедшее утро заставило отложить все текущие и административные вопросы до преодоления кризиса. В ураганном темпе она провела запланированные на более ранние часы встречи с добрым десятком руководителей отделов.

На этом ее неприятности не закончились. После обеда она получила известие о том, что, несмотря на все усилия, один из ее агентов-нелегалов провалился. Он был взят живым, и теперь Даниэле предстояло начинать трудные и унизительные переговоры по его возвращению домой.

Вечером она встретилась с Карелиным, который привез ее в небольшую квартиру на верхнем этаже кирпичного дома неподалеку от Покровского бульвара. Он не хотел ехать к Даниэле домой, ибо сознание того, что там они постоянно находятся под наблюдением Малюты, стало вконец невыносимым для него. Этой же квартирой он пользовался редко, и можно было рассчитывать, что о ее существовании никому не известно.

Слишком измученная и физически, и эмоционально, чтобы ужинать, Даниэла стянула с себя одежду и закрылась в ванной. Она стояла под душем

так долго, что Карелин, не выдержав, принялся барабанить в дверь и громко осведомился, не утонула ли она.

Наконец она вышла, завернутая в толстое махровое полотенце. На ее осунувшемся лице не было и тени улыбки, почти неизменно присутствовавшей на нем во время свиданий с возлюбленным. Их взгляды встретились, и Карелин, наклонившись вперед, нежно поцеловал ее в щеку. Потом он зашел в ванную и закрыл за собой дверь. Через несколько мгновений Даниэла услышала шум бегущей воды.

Она улеглась в постель и некоторое время прислушивалась к умиротворяющему стуку капель дождя по крыше. В темном небе за окном время от времени вспыхивали яркие зигзаги молний: первая гроза пришла в этом году в Москву необычайно рано. Даниэла закрыла глаза и вдруг вспомнила о так и не прочитанном донесении Митры. Она настолько устала, что в первое мгновение решила подождать до утра, однако в конце концов любопытство взяло в ней верх. Желание узнать о прогрессе в деле по проникновению в Камсанг было слишком велико. Перевернувшись на живот, она дотянулась до своей сумочки, лежавшей в кресле рядом с кроватью. Даниэла отнюдь не собиралась делиться своими секретами даже с Карелиным, однако опасаться было нечего. Ключ к шифру был известен только ей и сэру Джону Блустоуну.

Устроившись поудобней на подушках, она вскрыла конверт и стала не спеша читать послание.

Прочитав несколько строк, она опустила донесение и уставилась на закрытую дверь ванной так, словно пыталась увидеть сквозь нее, что творится внутри. Ее сонливость как рукой сняло. Она выпрямилась и, начав заново, прочитала донесение до конца. Информация, содержавшаяся в нем, была поистине шокирующей. Блустоун сообщал сведения, полученные им от Неон Чоу касательно агента Куорри в Москве по кличке Аполлон. В последней строчке было напечатано имя шпиона: Михаил Карелин.

Когда Даниэла дошла до этого места, то почувствовала такой спазм в желудке, что ее чуть не вырвало. Откинув голову на подушку, она долго старалась прийти в себя.

Михаил Карелин являлся шпионом, работавшим на иностранную державу, более того, на самого закоренелого врага Даниэлы.

По чисто профессиональной привычке она тут же стала изобретать способы выведать, в чем состоит задание Карелина. Ей следовало перевербовать его или, если бы это оказалось невозможным или нецелесообразным, вывести на чистую воду. В конце концов, он ведь был предателем, изменившим родине.

Однако Даниэла думала совсем о другом. Потрясенная до глубины души, она вдруг отчетливо осознала, что ее отношение к Карелину ничуть не изменилось. Предатель или патриот, он все равно продолжал оставаться мужчиной, которого она любила. И она знала, что не сделает ничего, что могло бы поставить под угрозу их роман.

Даниэла Воркута, генерал КГБ, представитель высшей партийной элиты, воспитанная с младенческих лет в духе преданности делу социализма, родине и партии, неожиданно почувствовала себя самой обычной женщиной. Она поняла, что ни ее высокое звание, ни пост главы Первого управления, ни даже членство в Политбюро не имеют для нее столь важного значения, как ей когда-то казалось.

Карьера, служба, власть были для нее ничто по сравнению с ее любовью. Как это возможно?—спрашивала она себя. Даниэла провела пальцами по низу живота и дальше, пока они не очутились между бедер. Она не убирала руки оттуда, пока не удостоверилась в своих ожиданиях: момент, которого она дожидалась с нетерпением и опаской уже более двух недель, наступил. Поднеся чуть липкие от выделений руки к лицу, Даниэла увидела, что они дрожат. Наверное, я сошла с ума? —пронеслось у нее в голове. Да и как еще можно было объяснить принятое ею совершенно сумасбродное решение? Однако она сознавала всю нелепость поисков каких бы то ни было разумных объяснений. Это решение не имело никакого отношения к разуму. Его породил неконтролируемый поток чувств, захлестнувших ее.

Через несколько минут Карелин, шлепая босыми ногами по полу, вошел в комнату. Увидев, что свет потушен, он решил, что Даниэла уже заснула. Когда он лег рядом с ней, она лениво потянулась, точно во сне, повернувшись, прижалась к нему своим великолепным, обнаженным телом и начала нежно гладить его спину.

Они долго лежали молча, пока наконец он не прошептал:

— Ты не спишь?

Вместо ответа она, извиваясь, стала водить кончиками грудей по его коже, опускаясь все ниже и ниже. Когда она добралась до его живота, соски у нее уже были твердыми, словно сделанными из камня.

Ее ласки становились все более жгучими, по мере того как его ответное возбуждение обретало все большую силу. Наконец это возбуждение стало невыносимым, и он, громко застонав, овладел ею. Их объятия были необычайно бурными, их тела, казалось, стремились слиться в одно целое. И в тот миг, когда его наслаждение достигло высшей точки, Карелин услышал над ухом громкий полувозглас-полустон: Любимый! —и, прикоснувшись к лицу Даниэлы, почувствовал, что оно мокро от слез.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать