Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Шань (страница 99)


Выйдя из “Ягуара”, он оставил дверцу открытой: вокруг царила мертвая тишина, и любые звуки разносились на большие расстояния. Над пиком Виктории и над Абердином шел дождь. Каждый житель Гонконга радовался, когда шел дождь. Королевская колония была обречена на хроническую нехватку воды до внедрения на практике оросительной технологии, разрабатываемой на Камсанге.

Маккена выпучил глаза от удивления, когда Джейк возник на пороге его дома. Капитан полиции сидел, забившись в угол и прислонясь спиной к голой стене. Весь пол комнаты был усеян обрывками фотографий, календарей и картин, валявшихся вперемешку с битым стеклом и обломками рамок. Перед босыми ногами Маккены блестели осколки разбитого зеркала. Все огни в доме были потушены; окна тщательно закрыты ставнями и задернуты плотными занавесками. Маккена смотрел в их сторону с таким сосредоточенным выражением на лице, словно готовился к битве, в которой должны были решиться судьбы мира.

— Привет, Маккена.

— Мэрок? Какого черта ты здесь делаешь?

— Пришел уплатить тебе должок. — Джейк оскалился, точно голодный волк.

—А?

Джейк огляделся по сторонам.

— Послушай, Маккена, а где твой мальчик?

Маккена вздрогнул.

— Что тебе известно про него?

— Про кого? — с наигранным удивлением осведомился Джейк.

Он видел, как глаза его собеседника округлились.

— Ты не должен знать об этом. Никто не должен знать. — Бусинки пота дрожали на большом лице Маккены. — Впрочем, теперь уже слишком поздно. Они ведь знают, понимаешь? Они знают.

Это становится интересным, —подумал Джейк.

— Кто они? — поинтересовался он вслух.

— Не валяй дурака, Мэрок. Тебе прекрасно известно кто. Тебе прекрасно известно, что они все знают. — Он мотнул головой, и брызги пота разлетелись во все стороны, точно капли дождя. — Я знаю, что это так, потому что слышу их заклинания.

— Заклинания, — повторил за ним Джейк, подходя поближе. — Да, Маккена, я слышу их тоже. Маккена кивнул.

— Черномазые думают, что могут взять меня, не давая спать по ночам. — Он издал кудахтающий смешок. — Они опять недооценивают меня.

— Ну, конечно, недооценивают, Маккена, — согласился Джейк, делая еще два шага вперед. — Кстати, Маккена, за что ты убил Большую Устрицу Пока?

— Убил? Я? Ну что ж, коли так, то уж, наверное, он заслужил это.

Глаза Джейка привыкли к полумраку, и он разглядел, что Маккена сидит совершенно голый. Правда, он частично прикрывался одеялом. На глазах у Джейка он вытащил из-под одеяла руку, в которой был зажат “Магнум 357”.

— Да, Джейк. Я уложил его вот из этой самой пушки. Но он заслужил. Говорю тебе, он заслужил это.

— Правда? — Джейк понимал, что теперь самое главное — вести себя как можно осторожнее. — Он что, обижал тебя?

— Ха! — опять раздался все тот же кудахтающий истеричный смех. — Пусть кто-нибудь попробует обидеть меня, Джейк. Ты сам знаешь, что с ним случится. Он был цветным, понимаешь, цветным! Эти ублюдки охотятся за мной, с тех пор... Ну, в общем, ты и сам знаешь.

Джейк, разумеется, не знал. Тем не менее, он кивнул, чтобы поддержать разговор. Конечно, он уже понял, что Маккена просто-напросто спятил, однако Джейк подозревал, что, несмотря ни на что, у капитана Королевской полиции имелась вполне здравая причина избавиться от Большой Устрицы Пока.

— Ты убил Пока потому, что он был китайцем, да? — Он решил подыграть Маккене и посмотреть, что из этого выйдет.

— Точно! — Маккена свирепо ухмыльнулся. — Я всегда считал тебя умным человеком, Джейк. — Пистолет в его руке гулял из стороны в сторону. — Я рад, что не ошибся в тебе. — Выражение на его физиономии менялось с поразительной быстротой. Вдруг он прицелился в живот Джейку. — Не подходи ближе, приятель. Потому что никогда не знаешь...

Джейк замер на месте.

— Не знаешь чего, Маккена?

Маккена посмотрел на него, как на сумасшедшего, и ткнул пистолетом в сторону окна.

— Что на уме у этих проклятых туземцев, что же еще. — Он хитро прищурил глаза. — Они могли переманить тебя на свою сторону. У них есть для этого много разных способов.

— Да уж, немало. — Джейк изо всех сил старался, чтобы его голос звучал как можно ровнее. Его обуревало желание преодолеть прыжком несколько метров, разделявших их, и вытряхнуть правду из Маккены. — Но они пока еще не вступали со мной в переговоры.

Глаза Маккены наполнились страхом.

— Пока? Что значит пока?

— Я же сказал тебе, — Джейк пожал плечами, — что слышал их заклинания. Кто знает, что будет дальше.

— Они никогда не смолкают. Никогда. Раньше бывало по-другому. Но теперь этих голосов стало слишком много. Проклятые ублюдки. Они весь день напролет твердят свои заклинания.

Какой же грех, —спрашивал себя Джейк, — совершил Маккена в Австралии, что теперь сним творится такое?

Женщину ты хотел убить по той же причине?

— Женщину? — На лице Маккены появилось озадаченное выражение. — Какую женщину?

— Ту, которая была с Большой Устрицей Поком, когда ты застрелил его.

Маккена смотрел куда-то вдаль.

— Разве с ним кто-то был? Я не помню. — Ты должен помнить ту женщину, Маккена, — возразил Джейк.

В двух словах он описал внешность Блисс.

— Я убил и ее?

— Нет. Думаю, что нет.

— Рядом с Поком всегда были женщины, — грустно заметил Маккена. — Его устрицы не столь велики теперь, а? Черт добери! Он любил говорить так важно, точно не был узкоглазым ублюдком. Он забыл свое место, привыкнув к этим красоткам и шикарной жизни. Да, конец, черт возьми!

Значит, дело не только в том, что Пок был китайцем, —решил Джейк. — Его и Маккену что-то связывало.

Ты

показал ему, кто есть кто, — промолвил он. — Ты смеялся последним.

— Смеялся, — повторил Маккена. Его прерывающийся, постоянно меняющийся голос был полон неконтролируемых эмоций. — Он смеялся надо мной. Он смотрел на меня свысока. И тем не менее он добыл для меня информацию, верно?

— Конечно, — подтвердил Джейк, чувствуя, что он уже почти у цели. — Какую информацию?

— Ту самую, которая подтвердила слухи о неприятностях — крупных неприятностях, не так ли, Джейк? — в “Южноазиатской банковской корпорации”.

— Кто донес до тебя эти слухи? Все держалось в строжайшей тайне. Никто не должен был знать, кроме директоров “Общеазиатской”.

— А я вот знал! — радостно возразил Маккена. — Знал! Он не договорил, ибо входная дверь дома распахнулась, и Маккена, резко повернувшись на шум, снова с пугающей быстротой впал в истеричное состояние. Дуло “Магнума” описало дугу.

— Они идут! Они идут! — завопил он.

Джейк увидел освещенную огнями фар ее собственной машины Блисс, переступавшую порог дома, и, словно тигр, прыгнул на Маккену. Он успел задеть вытянутую руку полицейского, и первый выстрел пришелся в потолок.

Зарычав, Маккена развернулся, освобождая левую руку. Подняв здоровенный кулак, он с размаху опустил его на голову Джейка. У того все поплыло перед глазами. Он не пытался блокировать этот удар так же, как и последующие, пришедшиеся в ту же самую точку, поскольку сосредоточил все внимание на “Магнуме”. Он хорошо понимал, что одного выстрела из пистолета такого калибра окажется достаточным, чтобы отправить на тот свет его или Блисс.

Однако Маккена не выпускал оружия, несмотря на все старания Джейка. Безумие придало его пальцам сверхъестественную силу. Джейка вдруг осенило, что еще до его появления Маккена мертвой хваткой вцепился в “Магнум”, видя в нем единственную защиту, волшебное средство, способное одолеть магию аборигенов.

Джейк наступил ногой на руку Маккены, сжимавшую пистолет. Одновременно он нанес ему резкий удар, атеми вобласть печени. Маккена, охнув, судорожно дернул коленом. Оно врезалось в затылок Джейка, и у того искры посыпались из глаз. Он покачнулся, и Маккена, предприняв нечеловеческие усилия, освободил правую руку. Прицелившись в лицо Джейку, он хрипло сказал:

— Прощай, малыш.

В то же мгновение Блисс сильно ударила его ногой в голову. Его начало тошнить, а Джейк, оправившись, нанес локтем серию ударов, которые вырубили бы надолго кого угодно, но только не Маккену. Тот продолжал бестолково размахивать перед собой пистолетом и свободной рукой, сжатой в кулак, и Джейк понял, что у него не остается выбора. Каждая секунда могла оказаться роковой. Поэтому он применил джут-хару,смертельный удар ребром ладони в область пятого и шестого ребер, направленный под таким углом, что их осколки пронзили сердце капитана Королевской полиции.

Из горла Маккены вырвался громкий вопль. Глаза его вылезли из орбит, и он выгнулся вверх, точно рыба, пронзенная острогой, мучительная дрожь прошла по его уже мертвому телу.

Джейк, голова у которого все еще кружилась, с трудом поднялся на ноги, взял Блисс за руку и, пошатываясь, вывел ее во внутренний дворик. Где-то далеко внизу волны с грохотом и шипением накатывались на черные скалы. Гроза уже почти закончилась, и ночной ветерок гонял по небу остатки туч.

Джейк стоял, согнувшись и тщетно стараясь отдышаться, в то время как Блисс обеими руками поддерживала его гудящую голову. Прошло немало времени, прежде чем он услышал, как она зовет его:

— Джейк, Джейк, Джейк!..

— Ты совершила глупость, явившись сюда, — промолвил он, обретя наконец способность говорить. — Самую настоящую глупость.

— То же самое я могла бы сказать и тебе, — возразила она, прижимаясь к нему. — Я умоляла отца не говорить тебе ничего до тех пор, пока ты не приедешь на джонку. Я знала, что ты сделаешь что-нибудь в этом роде. О, Будда, я так боялась за тебя! — выкрикнув последние слова в ночь, она вновь прижалась к нему, всхлипывая и шепча. — Где ты был? Почему ты не звонил мне? Я так беспокоилась!

Джейк молча заключил ее в свои объятия. Ему хотелось рассказать ей обо всем. О том, что ему удалось узнать в Японии и почему он вообще отправился туда. Однако он не мог вымолвить ни слова. Почему? Он сам не знал. У него лишь было такое ощущение, какое случается иногда в кошмарном сне, когда человек пытается заговорить и вдруг обнаруживает, что у него пропал голос.

Поэтому он просто стал целовать Блисс. Словно сцена из фильма, —подумал он. — Всесильный, герой, вернувшись домой, встречается с нежной и беззащитной, возлюбленной.Эта мысль принесла в его душу некоторое успокоение, так что он сам удивился в первое мгновение.

Он чувствовал, как громко бьется ее сердце, как ее тепло вливается в его тело, и внезапно понял, как не хватало ее все то время, пока они были в разлуке. Конечно же, он тоже беспокоился о ней. У него много раз возникало желание позвонить ей из Японии. Однако он не делал этого. Почему? Уж во всяком случае, не от недостатка любви. Скорее из-за ее избытка. Ситуация сначала в Токио, а затем и в Киото не раз становилась слишком угрожающей, чтобы он мог позволить чувствам отвлекать его. В то время для него было гораздо лучше не сокращать расстояние, разделившее их.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать