Жанр: Научная Фантастика » Андрей Николаев » Русский экзорцист (Отчитывающий) (страница 27)


- Я запомнила, - сказала она сдавленным голосом, - и весной в парке нарвала. Какая гадость...

- Давай еще немного. Вот так. Теперь ложись.

Девушка легла, он положил лед ей на голову.

- Откуда ты такой? - скосив глаза из-под компресса, спросила она, ныряешь, как выдра, с черными дерешься, травы знаешь? Говор у тебя не московский.

- А какой?

- Ну, такой... ну не московский! Вроде северный какой-то.

- Хм, - кашлянул Волохов, - в общем, ты угадала.

- Расскажи, а? - попросила Светка, прикрывая глаза.

- Рассказать? Ну, что ж. Есть такой старинный русский город, - начал Волохов, - стоит он на реке возле большого озера. Еще когда Киев и Новгород деревянными крепостями были, город тот каменный был. Шли через него торговые пути из "варяг" в "греки", и жили в нем богато и счастливо. Укрыт он был от невзгод и напастей лесами, озерами и непроходимыми болотами. Даже татары не дошли до него - побоялись в болотах потонуть.

Волохов перевел взгляд за окно и сам будто очутился в непроходимых лесах под старым городом. Он рассказывал о чистых реках, в которых рыбу ловят руками, а в некоторых местах даже можно найти бледный речной жемчуг. О дремучих лесах, хранивших в чащах древние языческие капища. О таящихся в лесах озерах, где вода такая прозрачная, что в тихий день даже и не видно ее.

- Это сказка, да? - сонно спросила Светка, - но мне нравится.

Дольше всех на Руси сохраняли жители чудесного края свою веру, прятали богов своих, поклонялись им втайне. Вера была суровая, иногда жестокая. Из глубины веков пришла эта вера, но не устояла перед красотой веры иноземной. Пали капища лесные перед белыми каменными храмами, перед ажурными деревянными церквами. И потеряли силу древние боги, и сгинули. Кто в чужой земле, кто в лесах непроходимых, кто в озерах прозрачных. Даже боги бессильны, если нет у людей веры.

Светка заснула, посапывая. Компресс съехал ей на нос. Волохов поправил его, подтащил к окну кресло-качалку и устроился в нем. Во дворе в тени берез в песочнице возилась ребятня. Бабки, сидя у подъездов, обмахивались кто газетой, кто платком. Воздух был липким, как сироп.

Конечно, подумал Волохов, можно и подождать, пока он сам не придет за Светкой. Но где гарантия, что он не возьмет другую женщину? Теряем время. Впрочем, инициатива у него, и, как ни крути, придется ждать следующего хода. Он встал, потянулся и, посмотрев на спящую девушку, пошел в душ.

К вечеру Светке стало полегче. Она проснулась и потребовала чаю с бутербродами. Отвар пить отказалась наотрез, пригрозив истерикой.

Небо заволокло облаками, ветер дул то порывами, гоняя пыль и сгибая деревья во дворе, то стихал, будто набираясь сил.

- Похоже, дождь будет, - сказал Волохов.

- Ох, хорошо бы. Эта жара до того утомила... - Светка укрылась простыней и обмахивалась ей, как опахалом.

Быстро темнело небо, ветер теперь дул без перерыва, постепенно усиливаясь. Березы покорно склонялись под его напором, тополя скрипели, но не гнулись, будто бросая вызов стихии.

Волохов высунулся в окно. Первые капли упали ему на лицо. Он с наслаждением вдохнул свежесть, пришедшую с дождем. Светка, кутаясь в простыню, встала с кровати, подошла и прижалась к его спине. Сквозь рубашку он почувствовал ее упругую грудь.

- Водолаз, а пойдем гулять?

- Ты серьезно?

- Конечно, серьезно. Смотри, как здорово!

- А пойдем! - бесшабашно махнул рукой Волохов.

Бросив на пол простыню, Светка натянула тонкую майку, юбку и по полутемной лестнице они побежали вниз.

Двор был пуст, ветер еще усилился, и крупные дождевые капли шлепались на асфальт, оставляя маленькие мокрые кляксы, похожие на разбившихся о лобовое стекло автомобиля насекомых. От туч стало темно, как ночью. Длинная ветвистая молния рассекла небо. Волохов схватил Светку за руку и потащил под старый тополь. Ветер вдруг стих, выпрямились деревья, все замерло, словно ожидая продолжения. Внезапный гулкий раскат грома, такой мощный, что в доме задребезжали стекла, заставил Светку охнуть и прижаться к Волохову. Сработавшие сирены автомобильных сигнализаций завыли, как сигналы воздушной тревоги. Зашумели листья в вершинах деревьев. Ветер крепчал с каждой секундой. Сверкнула еще молния, и одновременно с раскатом грома хлынул дождь такой силы, что казалось, над землей перевернули гигантскую бочку с водой. Набирая скорость на пустыре, ветер с ревом мчался между домов, будто табун обезумевших лошадей. Струи дождя, летевшие параллельно земле, били с силой дроби, выпущенной из охотничьего ружья. Ветер не давал дышать, валил с ног, выжимал слезы из глаз. Светка вырвалась из рук Волохова и встала, наклонившись вперед, чтобы удержаться на ногах, раскинув руки и запрокинув лицо к полыхавшему молниями небу. Майка мгновенно намокла и, став прозрачной, облепила ее тело.

- Что это, - крикнула она, - это буря?

- Это - ветер, это - дождь, это - жизнь!

Ветви деревьев, не выдерживая напора ветра, ломались и летели мимо, как сорванные осенние листья. С громким треском, заглушившим рев бури, сломалась и рухнула молодая береза. Кроны деревьев, как паруса, не убранные с мачт корабля неумелой командой, ломали стволы. Старый тополь, под которым они стояли, дрогнул, земля зашаталась под ногами. Волохов схватил Светку в охапку и потащил прочь. Она брыкалась и колотила его кулачками.

- Пусти, пусти, водолаз, не хочу домой!

- Сумасшедшая, нас же придавит!

Тополь наклонился, выдирая из земли корни, будто собираясь куда-то идти, и рухнул, накрыв густой кроной песочницу, скамейки, кусты жасмина и сирени.

Деревья падали одно за другим, словно погибающие защитники обреченной крепости. Пошел град. Сначала мелкий, потом все крупнее. Светка ойкнула, закрывая лицо. Градина размером с ноготь стукнула ее по щеке. Волохов привлек ее к себе, прижал к груди и повернулся, закрывая от ударов летящего льда. Град барабанил по спине, словно надеясь добраться до девушки. Светка затихла. Он почувствовал, как она коснулась губами его груди через распахнутый ворот рубашки. Потом поцеловала в шею, наклонила его голову и тронула губы. Он ответил на поцелуй и ощутил, как ее язычок проник в рот. Она прижалась к нему грудью, и он, почувствовав нарастающее желание, притиснул ее к себе, до боли припав к полураскрытым губам. Больше не существовало урагана, ломавшего деревья и срывавшего черепицу с крыш, не было града, стучавшего по спине. Исчезли пятиэтажные типовые дома вокруг. Они были одни под черными мчащимися тучами.

- Пойдем домой, - прошептал он.

- Нет, - одними губами сказала она, - я хочу здесь.

- Сумасшедшая...

Она увлекла его на крону упавшего тополя. Поникшие влажные ветви раскинулись, как зеленый ковер. Она скинула туфли и шагнула вперед, приминая листья, в которые по щиколотку погрузились ее босые ноги. Глядя ему в глаза, Светлана взялась за края майки и потянула ее вверх, снимая через голову. Волосы облепили ее лицо, и она, тряхнув головой, чтобы убрать их, бросила майку в сторону. Расстегнув юбку, скользнувшую вниз по стройным ногам, она наклонилась и одним движением сдернув узкие трусики, шагнула ему навстречу через упавшую одежду. Град прекратился, словно сжалившись, и только дождь ласкал ее обнаженное тело. Павел скинул одежду и шагнул к ней. Она отвела его руки и покачала головой.

- Ты мой мужчина. Я сама...

Лаская губами и языком его шею, грудь, живот, она опустилась на колени. Он ощутил ее горячие губы и, закрыв глаза, опустил руки и положил ладони ей на голову. Поглаживая его ягодицы, она все убыстряла ритм движений и, почувствовав нарастающее напряжение, он отстранил ее. Они легли на листья. Холодные пальцы дождя пытались проникнуть между их слившихся тел, скользивших друг по другу.

- Я сама, - опять прошептала она.

Раздвинув бедра, она, тихо застонав, опустилась на него сверху. Он положил ладони ей на грудь, ощутив ладонями напрягшиеся соски.

Они двигались в одном ритме, предугадывая желания и торопясь их исполнить, наслаждались застывшим временем, пытаясь продлить соединение тел, сознавали, что эта бесконечность имеет предел, и пытались отсрочить неизбежный взрыв, возвращающий будничность ощущений.

Он притянул ее к себе. Она прижалась, словно надеясь стать с ним единым целым. И мир взорвался, рассыпая радужные круги и унося сознание...

Мелкий дождь падал на открытые глаза и Волохов моргнул, чтобы убрать влагу. Светка, обессиленная, лежала на нем, положив голову ему на грудь. Он приподнялся. Буря ушла. Двор, заваленный в беспорядке упавшими деревьями, напоминал тропические джунгли. Большая ветка тополя укрывала их листвой, словно одеялом. В окнах домов зажигался свет, слышались встревоженные голоса.

- Светка, - он погладил ее по спине, - нам пора.

- Подожди, - она прижалась теснее, - подожди, не уходи.

Он подождал немного, потом опустил руки ей на бедра и, приподняв, положил ее на бок рядом с собой. Она перевернулась на спину и раскинула руки.

- Конец света, - прошептала она.

- Ты о чем?

- О нас.

Волохов огляделся в поисках одежды.

- Держи, - он протянул Светке майку и юбку.

- Не хочу. Мне хорошо, и я буду лежать здесь, - заявила она.

Волохов натянул джинсы, накинул рубашку.

- Ты еще утром помирала, - напомнил он, - ну-ка, одевайся.

Он расправил майку и стал натягивать ее на Светку. Потом приподнял ее ноги и просунул их в юбку.

- Трусы я не нашел, держи туфли.

- Какой ты нудный, водолаз!

Он помог ей встать. Без деревьев двор стал голым, как только что убранный коридор в коммунальной квартире.

- Меня ноги не держат, - пожаловалась Светка, - за это неси мои туфли!

- За что, - "за это"?

- Измучил бедную девушку.

Волохов хмыкнул, взял туфли и, обняв Светку за талию, повел домой.

Они легли в постель и она устроилась головой на его плече притихшая и усталая.

В окно глядели звезды. Ясные и чистые, словно вымытые дождем. Светка вдруг всхлипнула.

- Ты что, Свет? - он прижал ее к себе.

- Не бросай меня, а? Паша, не бросай...

- Что ты, девочка, что ты. Мы всегда будем вместе, - прошептал Волохов, на мгновение и сам в это поверив.

За окном стучали топоры, кто-то визгливым голосом ругал Гидрометцентр, и Волохов, накрыв голову подушкой, перевернулся на другой бок, чтобы еще поспать. Не открывая глаз, он провел рукой по кровати, никого не обнаружил и в недоумении огляделся. Комната была залита ярким светом, из кухни слышался свист чайника. Хлопнула дверь в прихожей, и в комнату ворвалась Светка в коротком ярко-желтом халатике со свежей газетой в руке. От недомогания не осталось и следа: щеки заливал румянец, глаза лучились, губы подрагивали в готовности смеяться от переполнявшей ее жизни.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать