Жанр: Научная Фантастика » Андрей Николаев » Русский экзорцист (Отчитывающий) (страница 57)


- Скорее всего, он будет один, - нехотя сказал тот.

- А чего я подствольник повесил, мы его и так придушим, - прогундосил Гусь.

- Это тебе не стрелка с пацанами отмороженными.

Гусь покрутил головой. Из носа опять потекла кровь, и он, махнув рукой, снова вставил в нос тампоны. Брусницкий постучал в дверь студии.

- Чего надо? Дадут мне сегодня поспать или нет?

Он открыл дверь и вошел. В комнате было темно.

- Боюсь, сегодня вам поспать не удастся, - сказал Брусницкий, стараясь разглядеть собеседницу в падавшем из прихожей свете. Женщина, лежащая на диване показалась ему необыкновенно красивой, - Придется показать нам дорогу к дому Покровской. Вы хорошо ее знаете?

- Ольку-то? Как облупленную, - Роксана села, спустив с дивана ноги и прикрывшись пледом.

- Нет, дорогу.

- Найду, наверное. Зажгите свет, мне одеться надо.

Брусницкий щелкнул выключателем. Роксана откинула плед, и он поспешно отвернулся. Роксана шуршала одеждой, щелкала застежками.

- Сколько туда ехать?

- Часов пять-шесть. Может - семь. Там от трассы еще в сторону километров семнадцать-двадцать. Если не развезло, все нормально, а если дожди шли, то придется в деревне тракториста нанимать. У него такой лист железа огромный, ставит на него по две машины и волочет за собой. Можете обернуться.

Брусницкий повернулся и оглядел ее с ног до головы.

- Да, вы эффектная женщина.

- Ой, только не начинайте, - с досадой сказала Роксана. - Я все это сто раз слышала. Когда надо ехать?

- Чем быстрее - тем лучше.

- Так... Во-первых, я хочу есть, а во-вторых, мне надо переодеться. Согласитесь, это не для загородной прогулки, - она продемонстрировала длинную ногу в туфельке на высоком каблуке.

- Хорошо, мы заедем перекусить и потом завезем вас домой переодеться. Вы готовы?

- Вполне.

Цивилизация кончилась сразу за кольцевой автодорогой. А вместе с ней и приличные, по российским меркам, дороги. Шоссе было забито. Два ряда в одну, два ряда в другую сторону. Не спеша пыхтели грузовики, дачники на "москвичах" и "жигулях" с прицепами тоже не способствовали быстроте передвижения. "Крутые" на иномарках, норовя обойти хвост машин по встречной полосе, вызывали протестующие гудки и ругань.

Роксану пришлось ждать почти час, поскольку она не могла ехать "на пикник" не накрашенной. Юбку она сменила на кожаные брюки, а туфли на кроссовки. По пути перекусили в каком-то кафе. День был теплым, но ветреным. Облака резво бежали по небу.

В первой машине были Брусницкий, Волохов и Роксана. Вторую вел Гусь. Близнецы дремали на заднем сиденье, Иван, молчаливый и серьезный, смотрел в окно. Гусь всю дорогу пытался выспросить его насчет жизни в монастыре, и как это можно без женщин, но Иван отвечал односложно, и тот отстал.

К Владимиру подъехали только в третьем часу дня. Здесь Роксана сказала, что точно не помнит, но надо ехать или на Нижний Новгород, или на Муром.

- Это два разных направления, - еле сдерживаясь, сказал Брусницкий.

- Милый мой, если бы я знала адрес - сказала бы вам и не потащилась к черту на рога.

Поехали на Нижний. Через час Роксана сказала, что не узнает дорогу. Брусницкий, выругавшись вполголоса, развернулся через две сплошные полосы.

Вернувшись к Владимиру, свернули на Муром. Проехали по муромской трассе около пятидесяти километров. Роксана крутила головой.

- Вот, - она показала пальцем вперед, - вот грунтовая дорога! Я же сразу говорила, что надо сюда ехать!

Брусницкий вздохнул.

Возле съезда с шоссе остановились. Вышли размять затекшие ноги.

Волохов, посовещавшись с Брусницким, предложил Роксане ехать во второй машине, а близнецов пересадили в первую. Саша и Миша устроились на заднем сиденье, положив на колени автоматы. Гусь сунул свой "Калашников" под сиденье водителя.

Иван отозвал Волохова в сторону.

- Павел, я вас прошу, не горячитесь. Задержите его хоть на несколько минут. Остальное я сделаю. Поверьте, я знаю, что говорю.

Волохов смотрел в сторону.

- Ты, Ваня, не обижайся только, - сказал он, - я сделаю все, чтобы прикончить эту тварь. А ты практикуйся на кликушах всяких там, на юродивых, избавляй от падучей. Извини, не верю я в крест и молитву. Садись в машину.

- Павел...

- Все, Ваня, все. Разговор окончен.

Брусницкий осторожно съехал на грунтовку, и джип сразу сел на брюхо, провалившись в раскисшую колею.

- По полю надо, - пробормотал Гусь, глядя, как джип дергается в колее, разбрасывая комья грязи.

На пониженной передаче Брусницкому удалось выбраться на твердую почву. Поехали вдоль дороги, по заросшему сорняками полю. Дорога шла вдоль леса, ныряя в овраги, взбираясь на невысокие холмы. На обочинах гнили старые покрышки, ржавели какие-то сеялки или молотилки. Попался перевернутый комбайн без стекол и колес.

Гусь в присутствии своей обидчицы молчал. Роксана с интересом разглядывала Ивана.

- Тебя ведь Ваней зовут?

- Да, - настороженно ответил тот.

- Красивое имя. И сам ты такой милый. Наверно еще и не брился ни разу, - она провела по щеке Ивана ладонью, - а кожа какая нежная...

- Не надо, пожалуйста, - Иван отодвинулся в самый угол салона.

- Да чего ты боишься? Не укушу же я тебя.

- Согрешить и в мыслях можно, - пробурчал Гусь.

- А ты знай на дорогу смотри, - осадила его Роксана. - Ваня, так ты будешь дьявола изгонять? Или как в церкви говорят: диавола! Да? Как интересно! А не боишься?

Иван неожиданно посмотрел ей прямо в

глаза.

- Боюсь. Да, я боюсь, но не отступлю.

- Какой ты..., ну, просто Сергий Радонежский, - Роксана вздохнула и отвернулась, - тоже, наверное, в святые метишь.

На очередном взгорке Брусницкий остановил машину. Высунувшись из окна, он оглянулся на второй джип.

- Эта деревня? - крикнул он, показывая вперед.

- Да, эта, - Роксана, высунувшись из окна, энергично закивала головой, - в самый конец деревни езжайте.

Деревня явно умерла, как и много других деревень центральной полосы России, несколько лет назад. Покосившиеся избы, поваленные заборы, заросшие сорняками сады с одичавшими яблонями. Несколько домов сгорели, и на пепелищах буйно росли большие желтые цветы. Раньше их называли золотыми шарами. За околицей, у последнего в деревне дома, на берегу полузаросшего тиной пруда дорога кончалась. Дом осел на одну сторону, ограда повалилась. Только ворота стояли крепко, нелепо запертые на висячий замок. К пруду вплотную подступал старый ельник. Такой густой, что казалось, ели стоят, как солдаты в строю. Волохов вышел из машины. Заходящее солнце подкрасило кармином высокие облака. Небо на востоке налилось синью, как море перед штормом. Звенели комары, лягушки в пруду уже начали вечерний концерт. Подкатил второй джип. Из него выбралась Роксана. Пройдя несколько шагов по траве, она потянулась, качнулась в одну, в другую сторону. Разминая поясницу, сделала несколько пружинистых наклонов.

Выбравшийся из машины Гусь звонко причмокнул губами, откровенно разглядывая ее обтянутые черной кожей бедра.

- Слюной не захлебнись, - негромко сказала Роксана.

- Щас я кончу, - пообещал Гусь.

- Это на здоровье. Ваня, ты не слушай нас, дураков.

Иван смущенно улыбнулся.

- Я не слушаю.

Гусь обнял его за худенькие плечи.

- Вот, брат мой во Христе, вот откуда погибель наша идет! А я скажу ...

- Кончай базарить, - прервал его подошедший Брусницкий. - Куда теперь?

Роксана показала рукой влево, туда, где вдоль берега пруда уходила в ельник еле заметная тропинка.

- Там еще один дом. Сруб старый. Вроде как баня, но Ольга его под жилье приспособила. Хороший крепкий сруб с погребом.

Подошли близнецы, и теперь все стояли одной группой, разглядывая темную стену ельника.

- Далеко, - спросил Волохов.

- Метров пятьдесят через лес.

Волохов взглянул на Брусницкого. Тот кивнул: командуй.

- Я иду первым, - сказал Волохов, - за мной Саня и Миша, следом - вы, он кивнул Брусницкому и Гусю. - Иван, ты с Роксаной остаешься здесь, - он поднял руку, останавливая возражения, - будь наготове, я позову тебя. Обещаю. Все, пошли, а то совсем стемнеет.

Саня и Миша сняли с предохранителей свои укороченные автоматы. Гусь забросил свой "Калашников" на плечо и рассовал гранаты по карманам. Брусницкий вытащил из объемистого бардачка джипа тупорылый "Ингрем" и сунул за пояс "ТТ". Волохов, усмехаясь, глядел на эти приготовления.

- А мне? - недоуменно спросила Роксана.

- Дайте ей ствол, - скомандовал Брусницкий.

Гусь передал ей маленький кургузый револьвер.

- Пользоваться умеешь? Это тебе не хлыстом махать.

Не отвечая, Роксана откинула барабан, проверяя патроны, и со щелчком вернула его на место.

- Не тревожься, радость моя.

Волохов быстро пошел по тропинке. Близнецы, разделившись, скользили чуть сзади и сбоку.

Тропинка свернула в глубь леса, попетляв, стала едва различимой, и вдруг деревья кончились, словно их остановила невидимая стена. На поляне примыкавшего вплотную к озеру леса стоял старый сруб из толстых бревен, потемневших от времени и непогоды. В стыках торчали пакля и мох. Крыша, тоже позеленевшая от времени, накрывала его, как шляпка гриба. В маленьких, прорубленных в стенах окнах было темно.

Волохов, не останавливаясь, направился прямо к дому.

- Саша, Миша, к окнам. Гусь - дверь на прицел, - услышал он сзади команду Брусницкого.

Саша подбежал сбоку к окну и осторожно заглянул.

- Плохо видно, - шепнул он, - вроде, никого.

На двери висел устрашающих размеров замок. Волохов подергал его. Петли держались крепко.

- Погоди-ка, - оттеснил его Миша.

Отойдя на шаг, он прицелился в дверь рядом с замком.

- Не надо шуметь, - сказал Волохов, положив руку на ствол "Калашникова".

Он взялся за замок обеими руками, замер сосредоточившись и рванул замок на себя. С громким треском петли вылетели вместе с куском косяка.

Миша восхищенно прищелкнул языком.

Волохов толкнул дверь и вошел внутрь. В сенях стояли несколько деревянных рассохшихся кадок, висели березовые и дубовые веники. В углу коромысло. Волохов открыл дверь в горницу.

Тусклый свет из маленьких окошек освещал большой стол из оструганных досок с грязными тарелками и пустыми консервными банками, стоящую рядом скамью и бочку с водой. В углу стояло отхожее ведро, пахло нечистотами и плесневеющей пищей. Скопившаяся в углах избы ночная темнота уже ползла по бревенчатым стенам. С широкой лежанки возле побеленной печи встала и шагнула навстречу Волохову женщина с растрепанными, серебрившимися сединой волосами.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать