Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Опасности любви (страница 29)


Глава 11

На острове Мертвых один день сменялся другим.

Казалось, Люциан не замечал этого столпотворения. Не видел Вулфгара, который всегда был рядом. Здесь кипела жизнь. По мере того как шло время, на безжизненный клочок земли прибывали люди: шотландцы, ирландцы, норвежцы, датчане, шведы. У каждого из них была своя дорога на остров, по большей части трагическая.

Время от времени к острову причаливал корабль. Мужчины поднимались на судно и уплывали воевать. Они совершали набеги на севере ирландского побережья, в Нормандии и даже в Скандинавии. Люциан иногда выслушивал петиции. Игрения, присутствовавшая при этом, говорила, что он тоже должен принимать участие в сражениях. И тогда он отправлялся в поход.

Они рубились с врагом. Люциан удивлялся своей жестокости. Что с ним стало? Вулфгар успокаивал его, говоря, что он избавляет мир от созданий много худших, чем сам Люциан. Однако он сомневался, дано ли ему право судить, кто должен жить, а кто — умереть.

Когда наступал рассвет, к Люциану приходила Игрения. Они любили друг друга.

— Почему ты уходишь? — спрашивал он ее.

— А почему ты спишь при свете дня? — отвечала на вопрос вопросом Игрения.

— Потому что теперь я чудовище, — обычно говорил он. — А ты всегда будешь ангелом.

И тем не менее в его нынешней жизни случались приятные мгновения.

Но вскоре после наступления сумерек Игрения исчезала.

— Она упала в море, — однажды ночью сказал Вулфгар, — но оно выбросило ее назад.

Ирландцы называют ее дочерью моря. Впрочем, имеет ли это значение? Ведь у вас есть время, которое вы можете проводить вместе, и какая разница, где вы встречаетесь… Эти часы гораздо дороже времени, которое мужчины делят со своими женами.

Действительно, мгновения любви были драгоценными, и их никогда не хватало. Они жили в рыбацкой деревушке. Днем в доме всегда было темно, потому что от яркого солнечного света он терял силы, слабел, не мог двигаться. Когда приближался рассвет, Люциан был особенно беспомощным. Но он должен был подниматься. Его ангел-жена, единственная причина существования на земле, приходила к нему с рассветом и исчезала после наступления сумерек. И все-таки в будущем, называемом вечностью, он станет вспоминать те дни, когда они с женой сидели в резных деревянных креслах, выслушивали людей и правили в мире проклятых… Он будет всегда помнить ее голос. То, как она приветствовала вновь пришедших и старых друзей, как она радовалась им. Он никогда не забудет ее глаза цвета моря. В них он видел, как плещутся волны… Отблески заката. То, что они вместе обрели, и то, что вместе потеряли…

Эйдон, король прибрежных ирландцев, сам пришел к Люциану. Он сразу понравился ему. Эйдон был мужественным человеком.

Ард-Ри, верховный правитель, король всех ирландцев, который сидел в Таре, прислал Люциану весть, что его осадили захватчики с дальнего севера. Это были абсолютно дикие люди. Объяснялись они на непонятном языке, и казалось им было неведомо чувство страха. В битве они совершенно теряли голову. Человеческая жизнь для них ничего не стоила. Сейчас Ард-Ри был в их власти. Правители более мелкого масштаба присылали свои сожаления и извинения, ничем не могли помочь. А может быть, не хотели ввязываться, боялись. О таких вещах не говорят вслух. Также вслух не говорилось, что враг обладает и потусторонними силами.

Игрения с замиранием сердца слушала рассказы о том, как эти варвары убивали детей, как не щадили ни женщин, ни стариков. Когда Люциан остался с ней наедине, то напомнил, что является таким же безжалостным созданием.

Игрения не соглашалась, не верила в это. Но Люциан хорошо помнил день, когда впервые понял, что никогда не сможет обойтись без крови.

В тот же вечер было решено, что он отправится в Тару и поможет Ард-Ри.

Игрения ушла, когда сгустилась тьма и наступило царство теней. Люциан видел, как она скрылась в море, сбросив на песок шелковые и меховые одежды.

Когда-то он очень любил море. Теперь морская вода была для него смертельно опасна. Но он все же ходил по берегу, слушал шум волн, любил смотреть на горизонт. Он заметил плавник дельфина, потом еще одного, и еще, и еще… Неужели они встречают Игрению?

Люциан завороженно смотрел на бурлящие воды, потом тряхнул головой и пошел назад, прочь от берега. С рассветом он и его воины отплывают…

Жестокие враги Ард-Ри были людьми, хотя назвать их можно было с трудом. Это были изверги, для которых человеческая жизнь не имела никакой ценности. Они не боялись ничего. Осаждали деревянные стены Тары, безжалостно убивая всех, кто попадался им на пути.

Для Люциана сражение превратилось в настоящий пир. Можно было не испытывать угрызения совести, разрывая врага на части и упиваясь кровью.

Среди тех, кто пришел с Люцианом, были подобные ему. Он научился узнавать их мгновенно. Более того, он чувствовал существование подобных себе за тысячи, километров.


В считанные дни воины Люциана расправились с варварами и покинула владения Ард-Ри.

Возвращаясь на остров Мертвых, Люциан почувствовал новое беспокойство, беспокойство во тьме того, что когда-то было душой.

София! Его вдруг охватил страх. Ужас, который он давно забыл, не покидал его на протяжении всего пути домой.

На рассвете Люциан возвратился в рыбацкую деревню. Игрении в хижине не оказалось, и тогда он побежал на берег моря. Там стояла

толпа людей. Когда он приблизился, они расступились.

Люциан увидел Игрению. Она лежала на сыром песке. Ее тело пронзило рыбацкое копье. Люциан упал на колени. Слабеющая рука коснулась его лица. Ее глаза цвета моря смотрели на него, а холодные пальцы гладили его щеки.

— Любовь моя… — прошептали ее губы, рука бессильно упала, глаза закрылись. Густые ресницы опустились и навсегда скрыли от нее красоту мира.

Люциан поднял голову и увидел Софию, которая стояла рядом с Дарианом. Они с вызовом смотрели на него.

— Мы… мы просто ловили рыбу, — сказала София.

Издав звериный рык, Люциан набросился на вампиршу. Он схватил ее и швырнул на землю. В это мгновение воздух прорезал свист меча. Люциан повернулся и увидел, что Дариан занес оружие, готовый отсечь ему голову. Он отпрянул в сторону, но споткнулся и упал. Он был обречен… Но вдруг внимание противников отвлек на себя карлик. Что-то крича, он бросился на Софию, потом толкнул Дариана. Секундное замешательство… И вот Люциан снова на ногах. Кто-то изостровитян кинул ему меч, и он ринулся в бой. Парировав выпад Дариана, Люциан нанес удар чудовищной силы и чуть не отсек врагу руку. Схватившись за повисшую конечность, выронив оружие, Дариан кинулся прочь. Люциан схватил Софию и отбросил от себя. Она упала на влажный песок у самой кромки морской воды. И вдруг закричала, тянуло запахом горящей плоти. Люциан понял, что швырнул Софию в соленую воду, которая была губительна вампиров. Он направился к ней, чтобы нанести смертельный удар… Но Дариан оказался проворнее. Он поднял свою хозяйку, и они превратились в облако тумана, которое растворилось в воздухе.

Люциан остановился у кромки воды, упал на колени и душераздирающий крик, от которого стыла в жилах кровь. Его было слышно далеко в море, а ветер разносил эхо побережья к побережью. Ирландцы осеняли себя крестным знамением и говорили, что духи ночи поднялись, чтобы мстить им. Даже короли севера, которые были уверены, после смерти поднимутся в Вальхаллу, в ужасе молились давно ушедшим предкам.

В это время к острову Мертвых подходили корабли Люциана, и когда он уже был готов броситься в соленую воду моря, чтобы превратиться в туман, его опередили.

Дневной свет. Наступил новый день. День похорон Игрении. Ее тело обмыли, завернули в шелк, украсили драгоценностями и мехом. Затем с почестями, подобающими королевским особам, уложили на деревянный помост и подожгли, а прах развеяли по морю, которое ждало ее возвращения. Потом Люциан впал в меланхолию. Он хотел покончить собой, но Вулфгар убедил его, что нужно жить. София уничтожена, и в этом мире должен быть правитель, поскольку в нем еще не было порядка.

Прошло более ста лет, когда однажды Люциан почувствовал, что София снова появилась в мире живых…

Пока молодой человек настраивал телевизор, Лиз Макгрегор занималась делами на кухне.

Лиз взглянула на часы. Становится поздно.

Странно, что телемастер все еще работает. Он ведь сказал, что настроит программу очень быстро. Наверное, любит свою работу, да и за переработку получает.

Услышав задорный смех детей, Лиз вытерла руки о фартук и пошла посмотреть, что происходит в комнате.

Однако когда она вошла в помещение, Питти и Джейми молчали. Они смотрели телевизор, на их личиках застыл испуг. Женщина нахмурилась, обошла молодого человека и посмотрела на экран. У нее вырвался крик ужаса.

По телевизору демонстрировался жестокий порнофильм… Мужчины в масках с хлыстами… Женщины, исполнявшие все, что от них требовали… Обнаженные половые органы…

— Как вы смеете! — Лиз попыталась выключить телевизор, но застыла на месте, не в силах даже поднять руку. Незнакомец пристально смотрел на женщину. Его взгляд был завораживающим.

— Лиз! Лиз! В чем дело? Ты же молодая женщина! Ты хороша собой, тебе чуть-чуть за сорок, и на этот возраст приходится пик сексуальности. Так обычно говорят. Давай посмотрим еще, Лиз. Я думаю, тебе понравится.

Он положил руку ей на плечо и притянул ее к себе.

Его прикосновение… Это так приятно… Его пальцы расстегивали блузку, касались груди. Казалось, что так и надо.

Он заставил ее смотреть фильм. И Лиз захотелось, чтобы ее касались так же, как на экране. Именно это он и собирался сделать.

Потом она услышала плач детей и подумала: «Хоть бы они замолчали…»

— Хочешь, чтобы я избавился от них? — прошептал он и засмеялся. — Давай… я уложу их в кровать.

Он вышел, оставив Лиз в одиночестве. Она лежала на полу и неотрывно смотрела на экран. Где-то в глубине сознания Лиз понимала, что этого не следует делать, но она никак не могла заставить себя закрыть глаза. А потом ее окутал туман, такой чувственный и приятный… Она не заметила, как возвратился незнакомец. Он наклонился, и Лиз увидела его страшную улыбку.

Комнату наполнил стон. Лиз охватила упоительная истома, а потом тело пронзила резкая боль… и только усилила остроту ощущения. Она стала проваливаться в липкую красную бездну… Экран телевизора погас.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать