Жанр: Остросюжетные Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Опасности любви (страница 42)


— Позволь, я объясню, почему ему лучше не возвращаться, — проговорил Люциан. Неожиданно его гнев сравнялся с гневом Джейд. — Он был очень хорошим парнем, отличным полицейским. Ты хочешь, чтобы он превратился в убийцу, для которого человеческая жизнь ничего не значит? Чтобы он каждый день пил человеческую кровь?

— А ты разве так живешь?

— Я жил так очень долго. Знаешь, мне повезло. Я вовремя научился справляться с жаждой крови. Мне помогла война, когда можно было свободно расправляться с врагом. Джек, уведи ее отсюда, увези из больницы.

— Джейд, — обратился к ней полицейский, — ты же знаешь, врачи все равно проведут полное вскрытие, чтобы определить причину смерти. Они убеждены, что мы имеем дело с каким-то новым смертельным вирусом.

— А что, разве это не так? — спросила Джейд.

— Пока никто ничего не знает. Я…

— Не надо, прошу тебя. Не надо трогать Рика, дайте ему шанс. Если он уже заражен, если София успела…

— Если? — спросил Люциан, складывая руки на груди.

— …его можно будет убить потом, позднее.

— Но только не я, слышишь? Я этого сделать не смогу. Шон может убить его. Шон застонал.

— А что, если он превратится в очень сильного вампира?

— Нет, говорю вам. Я знаю Рика. Черт побери, Люциан, ну вспомни себя!

— Хм, вспомни себя… Я давно, уже очень давно такой. Джейд, ты не знаешь, каким я был, когда вернулся к жизни. Ты не знаешь всех ужасов, через которые пришлось мне пройти.

— Но ты же можешь помочь Рику.

— У меня тоже был рядом помощник, мой учитель, — проговорил Люциан, но затем неожиданно умолк. Вспомнил, как Рик сказал ему совсем недавно: «У меня такое чувство, что я хорошо знаю тебя, правда, хорошо». Рик сам сказал ему это, и было что-то очень знакомое в нем, слишком знакомое…

— Что? — спросила Джейд.

— Ты знаешь этот город, и ты знаешь Рика. Решай. — Люциан посмотрел на Шона.

— Ты хочешь сказать… — проговорил он.

— Посмотрим, пусть будет что будет.

— Но что произойдет, если они вскроют его раньше?

— Я думаю, он проснется до вскрытия.

— Ладно. А медэкспертам скажем, что это была просто остановка сердца, — предложил Джек.

Шон обратился к Люциану:

— Когда просыпаешься, то испытываешь чувство голода, верно?

— Как правило, да, подтвердил Люциан.

— Это опасно, — сказал Шон.

— Опасно? — воскликнула Джейд. — Шон Кеннеди, Джек Делейни, вы двое как ни в чем не бывало сидите здесь и разговариваете с человеком, который заявляет, что он вампир и убийца. Неужели вы действительно намереваетесь отправиться в морг и разрезать Рика Бодри?

— Пожалуйста… мы должны дать ему шанс, — присоединилась к разговору Шанна. — Рик такой отличный парень.

— Ну так как, Люциан? — спросил Шон. — Мне и самому не нравилась эта мысль. — Лейтенант вопросительно посмотрел на Де Во.

— Ну что ж, давайте попробуем. Но учтите, Рик Бодри может не сказать спасибо никому из нас.

— Да, но тогда у нас возникает еще одна проблема, — проговорил Шон. Все посмотрели на него. — Нам как-то надо выкрасть его тело из морга, потому что он может не успеть очнуться вовремя и начнется вскрытие. И мы уже ничего не сможем сделать.

Глава 17

Они прождали несколько часов. Люциан искренне сочуввовал администрации больницы. Происшествие с банком крови, очень странная смерть пациента, а теперь еще и пропавший труп. Все это не прибавляло популярности лечебному заведению.

Тело Рика лежало в морге на нервом этаже. Здесь дежурил только один охранник. Рано утром должно было произойти полное вскрытие.

Первым в морг спустился Люциан. Он постарался отвлечь разговором дежурного. Несколько секунд спустя когда, дежурный уже смотрел в пространство ничего не видящими глазами, Люциан позвал Джека и Шона. На них были врачебные халаты. Они привезли тело Рика в пустую комнату и быстро одели. Люциан и Шон подхватили его под руки и вышли из больницы. Со стороны все это выглядело так, словно они ведут пьяного друга.

— Куда мы везем его? — тихо спросил Шон.

— Уже почти светло, надо на кладбище, — отозвался Люциан.

— Если кто-нибудь узнает, что я украл тело копа, я пропал, — как-то грустно заметил Джек.

— Не волнуйся, — успокоил его Люциан.

Они подъехали к кладбищу, припарковали машину у ворот и вытащили тело. Джек с беспокойством огляделся вокруг. Ворота были закрыты, но когда Люциан приблизился к ним, они открылись.

Он взял тело Рика на руки и повернулся к Джеку и Шону:

— Вам не нужно идти дальше. Я сам займусь им..

Шон кивнул:

— В течение дня он будет спать, да?

— Если проснется, а это вполне возможно, то уснет снова. Сил у него пока не будет, — ответил Люциан.

— А дальше что? — спросил Джек. — Девушки и Лиз в безопасности?

— София и Дариан в последней схватке сильно пострадали. Святая вода обжигает сильнее, чем кислота человеческую плоть, — спокойно ответил Люциан. — Сейчас они могут напасть только на кого-то действительно очень слабого. Но они не решатся это сделать днем, потому что солнце для них очень опасно, оно обжигает. Я могу попытаться выяснить, где они сейчас находятся. Прошлой ночью я их нашел, но… немного опоздал. Полагаю, что сейчас у нас есть некоторый запас времени, и оно нам очень нужно.

— Что ты задумал? — спросил Шон.

— Я собираюсь в Шотландию.

— Чудесно! Вампиры разгуливают по Новому Орлеану, а ты собираешься в Шотландию! — Джек возмущенно покачал головой.

— Там я смогу найти талисман Софии.

— Но что случится здесь, если тебя не будет? — спросил Джек.

— Обещаю, если я отправлюсь в Шотландию, они последуют за мной. Они и сюда прибыли только для того, чтобы уничтожить всех, кто остался в живых после того случая в Эдинбурге. Медальон наверняка остался там, в той усыпальнице. Я уверен, что в ту ночь София обронила его, а теперь целенаправленно уничтожает всех, кто тогда там присутствовал, потому что боится остаться без него.

— Но какой прок Софии от талисмана, если он в Шотландии? — спросил Шон.

— Он по-прежнему принадлежит ей и, полагаю, находится в фамильной усыпальнице. Богатые люди не носят деньги в карманах, они хранят их в банке, — пояснил Люциан. — Вот и здесь, я думаю, примерно то же.

— И все-таки я не совсем понимаю. Ты — повелитель, хранитель законов, самый сильный из них. Неужели ты не можешь приказать?..

— В прошлом все можно было выяснить силой. Люди вели бесконечные войны, любого можно было втянуть в битву. Воины с севера, которых я знал, надеялись попасть в Вальхаллу. Христиане с остатками души цеплялись за надежду обрести прощение. Подобно всем остальным, изменились и подобные мне. Во время чумы мы получили свое. Бог свидетель, нам удалось спасти многих мужчин, женщин и детей от невообразимой агонии. Во времена Ренессанса мы научились быть осторожными. Мы перешли в новый век. Большинство из нас ведут себя сейчас очень осторожно, пополняют свою энергию через умирающих. Иногда посещают тюрьмы со смертниками, охраняют города от бандитов, посещают банки крови. Это вопрос выживания, я всегда так говорил и попытался приучить подобных себе к

изменяющимся временам. Иногда ужас возвращается, вот как сейчас с Софией. И тогда надо срочно действовать. Обычно я сразу начинаю принимать меры. Это может быть физическое воздействие, и тогда виновному приходится век или два зализывать раны. Или призываю на помощь обычных людей, чтобы покончить со злом навсегда. Это, конечно, рискованно, потому что я и сам один из немертвых. Есть такие, кого я могу призвать помочь мне расправиться с Софией, но все они ее очень боятся. Ведь ни один король не станет призывать своих подданных к бунту. Я отобрал у нее власть, изменил порядок вещей. А теперь оставьте меня, я увижусь с вами завтра, когда наступит тьма.

Шон и Джек молча наблюдали, как Люциан скрылся в воротах кладбища, неся тело их друга.

— Что ж, пора домой, — тихо проговорил Шон. — Сейчас мы поедем ко мне. Там самое безопасное место. Нам необходимо как следует отоспаться.

Уже почти рассвело.

— Я знаю, мои привычки меняются, — сказал Шон, тряхнув головой.

— Как ты думаешь, с Риком все будет хорошо?

— Хорошо? — повторил Шон. — Джек, пойми, Рик ведь умер.

— Да, он теперь немертвый.

— Не знаю, не знаю… Я только молю бога, что мы не ошиблись и наше решение правильное.

Шанна очень волновалась за Джейд. Сестра сильно переживала по поводу смерти Рика, но в доме Мэгги несколько успокоилась, и ее уложили в постель.

Шанна какое-то время оставалась с Мэгги, но лотом решила, что и ей самой необходимо как следует отдохнуть и выспаться. Особняк Кеннеди был огромным и очень уютным. Гостевая комната, в которой ее разместили, имела большое окно, выходящее на красивый балкон. Внизу располагался сад.

Шанна подумала, что не сможет уснуть, но Мэгги, наверное, положила в чай что-то успокаивающее, и как только ее голова коснулась подушки, она уснула. Во сне Шанна сразу же увидела Дэйва.

— Мне плохо, мне надо уснуть, — говорил он. Во сне ей казалось, что они стоят у дверей больницы. — Я хотел тебе позвонить. Я надеюсь, что увижу тебя снова.

— Мне надо идти, — сказала Шанна.

— Сегодня вечером мне нужна твоя помощь. Пожалуйста, впусти меня, прошу тебя.

Его улыбка была обаятельной, но она покачала головой:

— Сегодня вечером умер мой друг. Мне надо побыть со своей семьей.

— Впусти меня, Шанна, пожалуйста, — молил он. — Я уже в твоем сердце, в твоей голове. Открой двери, избавься от чеснока, который разложила Мэгги.

— Нет, иди прочь! Я устала. — Девушка села в постели и поняла, что произнесла эти слова вслух. Двери, ведущие на балкон, оказались слегка приоткрытыми, на них висели гирлянды чеснока. Шанна встала, подошла к двери и заперла ее.

Она услышала чей-то плач. Близнецы спали в соседнем помещении, расположенном между ее комнатой и комнатой Джейд. Шанна побежала к ним. Джейд уже была там и держала на руках плачущего Джейми. Вид у нее был ужасный.

— Джейд, дай мне Джейми. Иди к себе ложись. Ты плохо выглядишь.

— Да ты сама выглядишь не лучше, — запротестовала Джейд.

— Но все же лучше, чем ты, — настаивала Шанна.

Джейд удивленно бровь, хотя на самом. деле она не была ни удивлена, ни рассержена Она отдала малышей сестре и потом обняла их обоих.

— Мне так страшно, я очень боюсь за Лиз, за папу, за всех нас…

— Все будет хорошо, не бойся.

— Да, — отозвалась Джейд и убрала со лба прядь волос. — Я приложу все силы, чтобы все это закончилось благополучно. — Она улыбнулась, поцеловала Джейми и вышла из комнаты.

— Ну-ну, малыш, успокойся. Что это ты так расшумелся? — Шанна пыталась успокоить ребенка.

— Мне приснился плохой сон, — сказал малыш. — Мне приснился тот самый дядя с кабельного телевидения.

— Его здесь нет, не волнуйся.

— Нет, он приходил опять.

— Мы все здесь в безопасности. Давай ляжем с тобой вместе. Свернись калачиком, мы сейчас поспим, а утром все будет хорошо.

— Шанни…

— Что, малыш?

— Этот дядя уже ушел, но он был здесь.

— Я рада, что он ушел. Давай поспим.


Когда Рената проснулась, было уже очень поздно. Накануне она засиделась у Джейд. Bсe были очень опечалены известием о смерти Рика Бодри.

— Наверняка Джейд испытывает чувство вины, — сказала Рената Мэтту и Дэнни.

— Нет, она его не любила, беднягу, и вот пожалуйста, он умер, — заметил Дзнни.

— Да, умер. И это, конечно, очень грустно, — отозвался Мэтт.

Весь прошедший вечер они оба держались с Ренатой довольно прохладно, и она решила оставить их. Ребята едва заметили ее уход. Ночь уже почти закончилась, когда она вернулась к себе в квартиру и легла спать.

Ее сон был очень беспокойным, она металась по постели. Ей приснился человек, которого она знала, правда, не очень хорошо. Она вспомнила, как однажды сказала ему, что он может прийти. Он был интересным, очень интересным. Но сейчас он плохо себя чувствовал. Его лицо было в порезах и ожогах. Он тихо прошептал ее имя. Этот шепот был как нежнейшее прикосновение пальцев или перышка к ее щеке. Она потянулась ему навстречу…

— Рената, эти глупцы не ценят тебя. Они не ценят такой доброй, умной, ласковой женщины, которая…

— Они ужасны, — пробормотала она вслух.

— Ты нужна мне. Прикоснись ко мне. Мне нужна твоя помощь, впусти меня…

Он стоял перед ней на коленях, ее пальцы лежали у него на волосах.

— Ты нужна мне, Рената, нужна мне…

— Любимый, я хочу тебя… — Рената открыла глаза и увидела, что в комнате она не одна.

Наконец Люциан смог отдохнуть.

Он собрал и приготовил все, что ему было нужно к моменту пробуждения Рика, тело которого положил в свой гроб. Глаза Рика были закрыты. Люциану страшно не нравилось, что сейчас он сам очень уязвим. Он закрыл глаза и попытался мысленно сконцентрировать силы, чтобы проследить пути своих врагов.

Он увидел комнату. В середине стояли те самые резные стулья, которые когда-то находились в домике рыбака. Один из них был пуст. Он был пуст уже много сотен лет, но иногда Люциан все еще видел на нем сидящую Игрению. Видел изящные складки ее туники, изящной работы пояс на бедрах. Ее волосы свободно спадали с плеч, но иногда она заплетала их в небольшие косички. Глаза Игрений были похожи на море, их цвет менялся так же, как цвет волн. Она внимательно слушала и всегда давала толковые советы…

Но сейчас ее не было. Люциан сидел на своем стуле и призывал силы вокруг себя. Он призывал с далеких северных островов Рагнора, Ива де Пре из Брюгге, испанца Роберто Домано, Лизу Клей из далекого Сиэтла и ее постоянного спутника художника Фучелло, Жана д'Амора из Бургундии, Криса Эдера из Лимерика. Когда все собрались, вперед выступил Рагнор и сказал:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать