Жанр: Триллеры » Эрик Ластбадер » Цзян (страница 60)


— Я понимаю, что попал в передрягу, Старший дядя. — Эндрю потер кулаками крепко зажмуренные глаза. — В ужасную передрягу.

Чжилинь смотрел, как зимний ураган атакует трепещущие бамбуковые ставни на его окне. Ситуация, в которую попал Эндрю, показалась ему воплощением того беспокойства, в котором пребывала и его собственная душа в связи с грядущей войной. Он чувствовал, что этот смерч изменит лицо его страны, как ошибка молодости Эндрю может изменить будущее торгового дома «Сойер и сыновья» Кризис, который сейчас переживал Эндрю, показался Чжилиню последней каплей, переполнившей чашу и его собственных страхов. Он вспомнил слова Афины. Мы стобой беспомощны.Тогда ему показалось, что она не права.

Он перевел взгляд на молодого человека, в глазах которого стояли слезы. Ум его лихорадочно работал.

— Ну-ну Эндрю! — попенял он — Будущий тай-пэньне должен так распускать себя! Надо быть сильным, тем более когда попал в полосу невезения. Ни в коем случае нельзя показывать свой страх Никто не должен знать про слабости тай-пэня,у него слишком много врагов, которые не преминут воспользоваться ими. Тай-пэнюнадлежит думать о процветании своего торгового дома. Это его священная обязанность.

— Да, Старший дядя — Эндрю вытер мокрые глаза.

— Выше голову!

— Да, Старший дядя.

— Никто не должен видеть представителя торговой династии с опущенной головой. Это знак поражения. А тебя еще и не побили даже. И не побьют никогда, если ты твердо решил занять когда-нибудь место своего отца.

— Понимаю, Старший дядя.

— Ну и хорошо, если понимаешь, — сказал Чжилинь. — А теперь вернемся к дочке Цзю Симина. Ты ее в самом деле не любишь?

— Не люблю.

— Тогда женитьба отпадает. И, не говоря о прочем, именно женитьбы потребует от тебя Цзю. — Он посмотрел на молодого человека испытующим взглядом. — Это точно.

Эндрю судорожно сглотнул, не сводя глаз с Чжилиня.

А Чжилинь между тем думал. Думал о том, что этот молодой человек предоставляет ему уникальную возможность проникнуть в святая святых гвай-ло,указав собственным пальцем на зазор в их доспехах. Теперь надо только осторожненько сунуть туда лезвие ножа и расширить его. Такой случай представляется раз в жизни. Не торопись, а то одним махом можно пустить по ветру случайно доставшееся тебе сокровище!

Постаравшись обуздать охватившее его возбуждение, он стал думать, а какой зазор может быть в чешуе этого дракона по имени Цзю Симин, неуступчивого и жадного до безобразия. Жадность, -подумал Чжилинь. — Пожалуй, верно, в эту ловушку его можно заманить. Уже давно он спит и. видит мои Хуанченгские склады. У него слюнки текут каждый раз, когда он проходит мимо них. Конечно, осмотрительный бизнесмен вроде меня не очень держится за недвижимость в Шанхае в такое тревожное время, но это мало кто понимает. Да, Хуанченгские склады — это выход. Но надо быть очень осторожным. Цзю Симин — не дурак, и он постарается выжать из нас по максимуму, в порядке компенсации за то, что Эндрю сделал с его дочерью.

Оставив все эти мысли при себе, он сказал:

— Всегда есть обходные маневры в любой ситуации. Все на свете можно урегулировать посредством переговоров. Ну и денег, разумеется.

— С деньгами у меня не густо, Старший дядя.

— Да и с искусством ведения переговоров, я полагаю, тоже. Но ты на этих встречах будешь не один, а со мной. Главное для тебя в данной ситуации — это выказывать побольше смирения и раскаяния. Цзю Симину это понравится. Это внушит ему надежды, что он сможет и на отца твоего надавить.

— Этого не должно случиться, Старший дядя!

— Разумеется, Эндрю! Успокойся на этот счет и предоставь мне иметь дело с Цзю Симином. Ты при этом приобретешь бесценный опыт, наблюдая со стороны, как я буду вести переговоры. Но! — Тут Чжилинь назидательно поднял палец. — Такие уроки, как этот, даются не бесплатно.

— Я заплачу столько, сколько вы...

Поднятая рука Чжилиня заставила его замолкнуть.

— Никогда не совершай сделок так топорно, Эндрю. Кроме того, я от тебя денег не потребую. Я хочу, чтобы ты взял на себя некоторые обязательства.

— Какие угодно, Старший дядя!

— Это уже лучше, — улыбнулся Чжилинь. — Какие угодно, но не любые. Помни, что прежде всего ты обязан думать о фирме «Сойер и сыновья».

Эндрю кивнул.

— Обязательства эти будут связаны с услугами, которые от тебя могут потребоваться в будущем. Придет время, и я или сам к тебе приду, или свяжусь с тобой через посланца. Ты его узнаешь, потому что он тебе предъявит вторую часть талисмана, кусок которого будет храниться у тебя. И тогда ты вспомнишь обещание, которое ты мне дашь сейчас, и сделаешь то, что я тебя попрошу сделать.

— Что угодно, Старший дядя?

— Ты сам это сказал, Эндрю. Что угодно.

Эндрю Сойер встал и поклонился Чжилиню в пояс.

— Что прикажете, то и сделаю. Клянусь в этом своей честью как будущий тай-пэньи честью моих предков, создавших «Сойер и сыновья»

Да будут мне свидетелями вес боги, -подумал Чжилинь, — я сделаю из этого парня самого могущественного тай-пэня в Китае. Я связан с ним так же тесно, как и он связан со мной. Благодаря греху его молодости, я спасен от бездеятельности, которая грозила уничтожить меня. Клянусь всеми богами, великими и малыми, черва него я выйду на Запад. Я еще сыграю роль Небесного Покровителя Китая. С сегодняшнего дня я начинаю свою борьбу за то, чтобы поднять Китай из грязи, в которую его ввергли происки чужеземных чертей и наш собственный идиотский

провинциализм.

* * *

Цзю Симин был очень толстым человеком с кислым выражением лица и пуговичными глазами, в глубине которых затаилось пламя. Он то погружался в угрюмое молчание, то вспыхивал, как порох, будто пытаясь сбить Чжилиня с толку своим противоречивым поведением.

Тем не менее, его отчаянный традиционализм скоро вылез на поверхность, как он его ни прятал. Лиан Хуа, девушка, забеременевшая от Эндрю, была его дочерью, и он, естественно, негодовал по этому поводу. Но она была всего лишь дочерью, и особой ценности для него не представляла. Вот сыновья — другое дело. В них была его жизнь, потому что они продолжат его дело.

Очень дипломатично Чжилинь предложил кандидатуру одного китайца, чьи родственники были в восторге от идеи, что их сын породнится с могущественным Цзю. Они к тому же были сами достаточны богаты, чтобы Цзю Симин успокоился на этот счет Проницательный Чжилинь понял, что этот дракон, несмотря на все свои широковещательные угрозы заставить Эндрю жениться на его дочери, дойди дело до этого, первым воспрепятствовал бы такому браку. Гвай-ло,даже такого высокого ранга, как будущий тай-пэнь,не казался ему такой уж блестящей партией. Достаточно и того, что ему приходится поддерживать с ними деловые контакты. Но позволить одному из них войти в семью? Да ни за что на свете!

Цзю Симин видел в гвай-лотолько варваров и сущих детей по части культуры. Китайской культуре свыше четырех тысяч лет. Что рядом с этим значат какие-то две-три сотни? Он хотел с ними иметь как можно меньше общего.

Но Хуанченгские склады он тоже хотел.

На четвертый день их переговоров, когда уже можно было смело сказать, что лед тронулся, они пили жасминовый чай, принесенный симпатичной молодой девушкой. Ей было лет девятнадцать или двадцать, почти как Лиан Хуа.

Чжилинь наблюдал за девушкой с интересом, поскольку она была единственным человеком, который был допущен в комнату во время их переговоров. Чжилинь понял, что все это неспроста. И его подозрения подтвердились: девушка не покинула комнату, разлив чай, а присела у их столика, сложив руки на коленях и скромно потупив голову.

— Это Шен Ли, — небрежно представил ее Цзю Симин, не глядя на нее, — подруга Лиан Хуа. Еще с детства. — Он пригубил из своей чашки. — Теперь моя дочка выросла... — Тут Цзю посмотрел на Эндрю, буквально сверля его взглядом. — И ей надо расставаться с детскими привычками.

Чжилинь подумал, что он говорит о живом человеке, как о тряпичном зайце с оторванным ухом, которого теперь, когда дочка выросла, можно выкинуть на помойку.

— Лиан Хуа предстоит начинать новую жизнь в ее новой семье, так что ей будет несподручно тащить за собой лишний багаж, — продолжал между тем Цзю Симин. — И, как часть нашей сделки, Ши Чжилинь, я предлагаю, чтобы вы взяли эту девушку к себе. Делайте с ней, что хотите. А дочери я скажу, что вы предложили Шен Ли работу и лучшее жалование, чем то, которое ей могу платить я. И давайте на этом деле поставим точку.

Чжилинь, чувствуя, что девушке в любом месте будет лучше, чем в доме этого человека, согласился. И только гораздо позже, уже устроив ее в дом своего приятеля, он понял истинные причины того, почему Цзю Симин хотел отделаться от нее.

— Я пришла в дом Цзю с матерью, — сказала она ему как-то раз, когда он зашел проведать ее. — Тогда я была еще слишком мала, чтобы делать что-нибудь по дому, ну меня и приставили к Лиан Хуа в качестве компаньонки.

На ней была отделанная парчой шелковая национальная одежда, которая скрывала недостатки се худенькой, как тростинка, фигуры. Когда Чжилинь зашел за ней, она поклонилась ему до земли и во все время разговора называла его «чжуреном», то есть господином, и использовала самые уважительные формы местоимения второго лица.

— Мы подружились с ней, — продолжала она, — к большой досаде Цзю Симина. Дело в том, что он узнал, что мой отец японец. Мать моя тогда умирала, и он просматривал ее документы, пытаясь выяснить, нет ли у нее кого-нибудь из родственников, которые могли бы оплатить услуги врача. Ну и похороны тоже.

Чжилинь на это ничего не сказал. Он молча шагал рядом с ней, заложив руки за спину. Прохладный весенний ветер заставлял его наклоняться немного вперед при ходьбе, отчего создавалось впечатление, что он глубоко задумался.

— Никого из родни у нас не оказалось, — продолжала девушка свой грустный рассказ, — и Цзю Симину пришлось самому заплатить за все при условии, что он будет удерживать эту сумму из моего жалования. Так что последние полгода он ничего не платил мне. Но я не роптала. Мне было бы стыдно, если бы я не смогла отдать последний долг матери, которая всегда так любила меня.

Лодки сновали туда-сюда по Пудуну. Город жил своей обычной трудовой жизнью. Шен Ли остановилась и вынудила и Чжилиня остановиться.

— Вы были очень добры ко мне, Ши чжурен.Я чувствовала, что должна рассказать вам о своих, так сказать, пятнах в биографии Я не могу ожидать от вас, что вы оставите меня у себя или будете и впредь помогать мне. Я теперь свободный человек и готова идти своим собственным путем. Мы с вами больше не увидимся.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать