Жанры: Детская Фантастика, Фэнтези » Диана Дуэйн » Глубокое волшебство (страница 29)


Нита повертела в руках камень, который принес Кит.

— Отличная идея, — обрадовалась она. — Стенография, верно?

— Да, в его памяти сохранилось все, что мы делали в прошлый раз. Это облегчит нам работу. Хорошая вещь. Но на этот раз у нас на два оборота изменений больше, чем тогда. Найдешь необходимые числа?

— Хорошо, — деловито ответила Нита и принялась листать свою книгу, повернувшись так, чтобы отец и мать тоже могли все разглядеть. — Видишь, ма? А ты, папа? Это Учебник. В нем, как бы вам объяснить, инструкции для дальнейших действий.

— Я не могу ничего прочесть. — Отец недоуменно щурился на изящную вязь строк, написанных на волшебном Языке, — Это что, арабский?

— Нет, — терпеливо пояснила Нита, — это не земной язык. Или не совсем земной. Многие силы, с которыми мы работаем, не имеют имени ни на каком из языков Земли. В крайнем случае лишь очень приблизительные, не точные названия. Но вам это знать ни к чему.

— Непосвященных такое знание может прихлопнуть, — вставил Кит, который, присев на корточки, царапал что-то палочкой на песке. Он был весел и возбужден. — Мистер Каллахан, миссис Каллахан, прошу вас, не наступите на то, что я рисую, не то попадете в большую "беду. Миссис Каллахан, когда у вас день рождения?

— Двадцать восьмого апреля, — послушно ответила мама.

— Мистер Каллахан?

— Седьмого июля, — сказал отец Ниты.

— Нита, размер круга, пожалуйста.

— Сейчас, — Нита перелистала несколько страниц. — Поярче, — попросила она Учебник, и строки засияли в темноте, — Та-ак. Вот! Нас четверо… примерно кубический фут воздуха на каждый вздох… Поправка на волнение, скажем, тридцать вздохов в минуту. Умножим на четыре… — Она перевернула страницу. — Начали. — Страница засветилась белым пламенем, и Нита услышала, как за ее плечом ахнула мама. — Напечатай, — приказала она книге, — один, два, ноль, умноженное на четыре. — На странице замерцали цифры. — Прекрасно! Дальше: четыре, восемь, ноль, умноженное на двадцать… Отлично! Продолжай: девять, шесть, ноль, ноль, деленное на три… Великолепно! Кубические метры… м-ммм… Кит, как вычислить объем цилиндра?

— V равняется pi, умноженное на r в квадрате и на высоту.

— Ну, вот. Как это я делала раньше? — Нита прикусила губу, задумавшись, — Ага! — Она снова углубилась в книгу. — Печатай: три точки, один, четыре, один, семь, умноженное… э-эээ… на три, ноль. — На странице замигали, словно огоньки светлячков, быстро сменяющие одна другую цифры. — Нет, не та цифра, — поправила Нита. — Надо умножить на три, ноль. Не умничай и не своевольничай!.. Вот, теперь правильно… Печатай: квадратный корень, круглые скобки, три, два, ноль, ноль, деленное на девять, четыре, точка, два, пять, один, закрыть круглые скобки. Отлично! У тебя все, Кит? Сделай круг в тридцать шесть футов шириной.

— Понял, — откликнулся Кит. — Миссис Каллахан, пожалуйста, встаньте на конец этой веревки. И что бы ни случилось, не выходите за край круга после того, как я закрою его, — Он ухватился за другой конец веревки и стал обходить их, вычерчивая круг, центром которого стала мама Ниты. — Нита! Проверь свое имя. Проделай это и за них.

Она шагнула через черту в круг и убедилась, что описания на Языке ее самой и родителей были правильными. Затем глянула на описание Кита, просто так, на всякий случай. Все было в порядке. Нита захлопнула книгу. Кит замкнул круг на песке сложным, похожим на восьмерку, зигзагом, который назывался волшебным узлом, и поднялся с колен.

— Все готово, — сказала Нита.

— Тогда пошли. — Он открыл свою книгу. Нита снова раскрыла свою на той странице, где сияло заклинание. — Это заклинание надо читать вслух, — обернулась она к матери. — Прежде чем оно начнет работать, пройдет несколько мгновений. Что бы вы ни. почувствовали, увидели или услышали, молчите и не двигайтесь.

— Вы можете взяться за руки, — посоветовал Кит. Нита улыбнулась, вспомнив, что в прошлом они с Китом именно так и поступали, когда становилось очень уж страшно, — Готовы? — командным голосом спросил Кит.

— Начинайте, — храбро сказал отец и притянул к себе жену.

Нита и Кит поглядели друг на друга и начали медленно и громко читать. Странная, поглощающая все звуки, неподвижная тишина опустилась на них. Колоколом звучали в ушах слова заклинания. Оно словно отделялось от них, каждый слог замирал в воздухе и тут же уплывал куда-то во Вселенную, которая, казалось, тоже замерев, вслушивается в слова Языка, сгущается над кругом и стремится расслышать то, что они требуют от нее. Ветер стих, волны беззвучно накатывались на песок и постепенно опадали, становились все более плоскими.

Одновременно с тишиной росли в них чувства ожидания, надежды, нетерпения, сливаясь в единый мощный порыв. Восторг и трепет охватывали их, когда радужные тени вдруг сгущались, насыщались яростным цветом и принимали неведомые формы.

Нита повысила голос, зазвеневший в невероятной, сгустившейся до предела тишине. Ей уже не нужно было заглядывать в книгу. Формулы заклинания сами возникали, словно светились в ее мозгу. Волшебство поднималось в ней, затопляя все существо, выплескиваясь наружу и становясь опасной неуправляемой силой. Привычным усилием она обуздала ее, помня сладкое ощущение преодоленного страха. Кит на противоположной стороне круга вторил ей, точно, в унисон подбирая и произнося слова. Они, два друга-Волшебника, легко и привычно соотносили свои силы и устремления, готовые к вспышке радости, которая ждет по другую сторону волшебства.

Почти закончено, Нита ликовала. Ее слова и слова Кита сливались, проникая одно в другое, становясь единым целым, и воздух от этого

сжимался, приобретая силу сжатой пружины, которая сумеет перенести вычерченный на песке круг и тех, кто в нем заключен, в назначенное заклинанием пространство.

ПОЧТИ… Нита хотела было немного потормошить, поторопить Кита, но обнаружила, что он уже сравнялся с ней в скорости. Она засмеялась от радости единения. Они двигались быстрее и быстрее, будто двое маленьких детей, бегущих наперегонки. Да, они достигли той части заклинания, когда тишина вокруг начинает петь, а воздух дрожит и гудит, словно колокол, чьи перезвоны постепенно заполняют пространство. И все это внутри них: свист ветра, бормотание моря, перекличка неясных голосов, молчаливый грохот грома. И последний, неслышимый в мире звук, но такой мощный, что сотрясает все твое существо. Он ударил их так, что на мгновение они ослепли и оглохли.

Затем наступила настоящая тишина, которая, словно освещенное лучами заходящего солнца облако, сверкала снизу и сгущалась свинцовой тьмой сверху. И все же свет этот и эта тьма были не такими, как там, на пляже.

— Мы прибыли, — прошептала Нита. — Ма, папа, оглянитесь. Только не подходите к краю круга.

— Будьте внимательны, следите за тем, как двигаетесь, — остерег Кит. — Вы сейчас в шесть раз легче собственного, привычного веса. При малейшем напряжении мышц вы можете вылететь за пределы круга. В первый раз я тоже чуть не улетел.

Нита наблюдала за отцом и матерью, осторожно осматривающимися вокруг. Она с трудом протолкнула в легкие воздух. В ушах звенела тишина. Этого надо было ожидать: мертвенная неподвижность здесь просто не сравнима с земным покоем и тишиной. Грудную клетку так сжало, что на первых порах дышать приходилось с усилием. Внезапное перемещение в пространство, обладающее лишь одной шестой гравитации Земли, изменило и несколько нарушило всю жизнедеятельность организма, и нужно было время, чтобы к этому привыкнуть.

Отец Ниты вперил взгляд в землю. Теперь под ногами у него был не влажный мягкий песок, а смесь сероватого гравия, гальки и камней размерами от детского кулачка до дыни. Все они были покрыты беловато-серой пылью, мелкой, как тальк. А мама смотрела вверх. В глазах ее мелькали испуг, недоумение, радость. Словно бы после пробуждения, когда страшный, томительно нескончаемый сон сменяется явью чистого и ясного утра. Она неотрывно смотрела на бархатно-черное небо, и глаза ее наполнялись слезами. А чернота неба была такой, что казалось, света никогда и не существовало. Тысячи невероятно крупных сверкающих звезд словно бы застыли в холодном ярком сиянии. Такое небо видели только космонавты. Но самое странное, что в этом глубоком ночном небе стояло солнце! Оно замерло в зените, не излучая свет, а как бы сгущая лежащие у их ног тени, делая их края острыми, как лезвие бритвы.

Нита щурилась от резкой боли в глазах. То же, она была уверена, ощущает и мама.

— Не смотри туда, ма, — тихо вымолвила она. — Лучше погляди налево.

Там, куда указывала Нита, крутой склон обрывался в глубокую пропасть, запитую непроницаемой чернотой, такой плотной, что казалось, воздух вытеснен оттуда. По ту сторону пропасти расстилалась плоская каменистая равнина, которая буквально упиралась в приподнятый, неправдоподобно близкий горизонт. Посреди равнины, обманчиво близко, словно на расстоянии вытянутой руки, слепило золотым сиянием непонятное квадратное сооружение на четырех паучьих ногах. Примерно в тридцати ярдах от этой сверкающей платформы высился серебристый шест с американским флагом. Концы флага были растянуты тонкими тросами, отчего при полном здесь безветрии он не опадал.

— Нет, это невозможно! — прошептал отец. — Неужели Космическая база?

— Эта штуковина из «АПОЛЛОНА-16», — спокойно пояснил Кит. — Но через несколько лет, уверен, здесь действительно будет туристская база с аттракционами, с отелем Хилтон. Поэтому не стоит ходить туда, так как мы можем оставить следы, которые кто-нибудь потом обнаружит. Лучше взгляните сюда. — Он показал на одноступенчатую платформу, аккуратно прислоненную к огромному валуну, — Это первый луноход.

Приспособленная для преодоления дюн и рытвин изящная вагонетка, лишь единожды использованная двумя астронавтами, все еще была в отличном состоянии.

Отец Ниты опустился на колени и медленно провел рукой по сухой, бледной лунной почве, потом по камням, лежащим рядом, затем поднял один из них.

— Гарри! — позвала мама, все еще не отрывая глаз от неба. Он поднял голову, да так и застыл, забыв о камне.

То, что они видели, было лишь частью диска, раза в четыре превышающего размеры той Луны, которую они привыкли видеть с Земли. И он казался еще больше от необычного наклона горизонта. Это была вовсе не та Земля, которая так хорошо знакома по картинкам. Перед их глазами голубел быстро убывающий гигантский полумесяц, окутанный стремительными облачными вихрями и горящий изнутри яростным сине-зеленым светом, словно белое пламя, бьющееся в глубине опалового очага. И хотя обычно синий и зеленый цвета считаются холодными, у этого гигантского опалового очага, казалось, можно было согреть руки. Темный ореол, как бы дополняющий полумесяц до ровного круга, был слегка тронут серебром. И эта затемненная часть Земли представлялась незнакомой и таинственной.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать