Жанры: Детская Фантастика, Фэнтези » Диана Дуэйн » Глубокое волшебство (страница 3)


— Мог бы предупредить! — крикнула она ему через спину дельфина.

Кит выкатил на нее глаза.

— Если бы ты была порасторопнее и покрепче держалась на ногах, тебе не потребовалось бы предупреждение.

— Кит… — Она хотела сказать еще что-то, но вдруг почувствовала, как из глубины груди, точно из глубины веков, поднимается нечто не подвластное ей, древнее. Звук, вылетевший из горла, был пронзительным и свистящим. — Кто такая Ш'риии? И почему уже поздно? Что случилось? — просвистела она дельфину.

— Ш'риии — волшебница, — ответил дельфин. — Охотники преследуют ее, и она ничего не может сделать. Она ранена. Рядом с ней мое стадо и еще одно. Но они не смогут сдерживать их слишком долго. Она выбросилась на берег. Наступает прилив…

Кит и Нита ошеломленно переглянулись через крутую спину дельфина. Еще один Волшебник? Здесь? В океане? Среди ночи?

— Что за охотники? — спросил Кит, а Нита почти одновременно просвистела: — Что это такое — твое стадо?

Дельфин приближался к береговой линии западнее Квоги.

— О-ХОТ-НИ-КИ! — раздельно просвистел он, переходя с раздраженно низких на невероятно высокие, почти визгливые ноты, — Те, что с зубами! Кто же еще? Ну и волшебники пошли в наше время!

Нита на это ничего не ответила. Она была слишком занята разглядыванием лежащей на наносном песчаном горбу темной фигуры кита, лаково поблескивающей в свете луны и с натекающими во впадины боков сизыми тенями. Неподвижная гора четким силуэтом вырисовывалась на фоне тускло мерцающего серебра моря. Но тут же внимание Ниты отвлекло движение позади нее на поверхности воды. И вот уже впереди. И вокруг! Быстрые плавники бесшумно резали воду. И это, похоже, были уже не знакомые дельфиньи плавники!

— Кит! — обеспокоенно позвала Нита.

— Не волнуйся, — беспечно откликнулся Кит, — нет здесь никаких акул. И парень из береговой охраны на прошлой неделе…

— ТАМ! — пронзительно свистнул дельфин. Он уже стремительно летел, почти скользил по воде к прибрежной песчаной отмели, где бурлила вода, вскипая от извивающихся, буквально кишащих тел. Да, ТАМ шла молчаливая, ожесточенная битва! И неподвижная гора китового тела, наполовину выброшенного на берег, дергалась и издавала жалобные, так странно не совпадающие с ее громадностью высокие, почти исчезающие и обрывающиеся, словно тончайшие ниточки, свистящие звуки.

— Вы готовы? — спросил дельфин.

До берега, до вспененного обреза воды, где разразилась непонятная и страшная битва, оставалось не более пятидесяти метров.

— Готовы к ЧЕМУ? — спросил Кит, хотя уже все понял и поспешно вытаскивал Учебник.

Нита с содроганием вспомнила «Челюсти», фильм, который смотрела раз десять. Теперь она знала, что делать.

— Кит, вспомни, как ты защитился от тех парней, что пару месяцев тому назад хотели тебя поколотить! Замораживающее заклинание!

— Верно…

— Сотвори его! Только мощнее! Я дам тебе свою силу. — Она толкнула дельфина в бок. — Плыви к берегу! Всех-всех зови! Пусть они тоже спешат сюда!

— Но…

— Делай, что говорю! — Она разжала пальцы, отпустила плавник дельфина и тут же погрузилась в воду, почти захлебнувшись. В следующее мгновение Нита увидела уже другой плавник, грозно круживший совсем рядом. Этот острый, как резак, плавник уже вспарывал воду около Кита.

— Кит, сделай что-нибудь с водой! Скорее! Прошла секунда, и еще одна, и другая. Самые страшные, пожалуй, и нескончаемые мгновения в ее жизни. Вдруг она увидела, что Кит ухватился за пласт воды, который не растекся, не поддался под его руками, а, будто кусок неровного зеленоватого мрамора, колыхался на волнах. Вода затвердела! Кит быстро вскарабкался на толщу твердой воды и втащил за собой Ниту. Они крепко держались за руки на этом неверном островке, как бы вливая друг в друга уверенность и силу.

— Еще одну цепочку заклинаний? — выдохнула Нита.

— Да…

Уже привычная неподвижность от начавшего действовать заклинания сковала их. Но что-то еще добавилось, ликующее чувство единения, чувство, что ты часть ЦЕЛОГО, которое даже намного больше, чем Нита и Кит вместе взятые. И эта внезапная целостность позволяла ей чувствовать то, что сейчас, сию минуту происходило с Китом. Творимое им заклинание проходило сквозь нее, как ток по медному проводку. Она вдруг почувствовала, что Замораживающее заклинание остановилось. Это было похоже на то, как ожидает телефон последней цифры набираемого номера, чтобы включиться, соединить тебя с кем-то далеким. Кит произнес наконец это последнее слово на Языке, как бы набрал последнюю цифру и освободил заклинание. Теперь оно разрасталось и передавалось ей по тому невидимому медному проводку. Кит крепче сжал руку Ниты. Наступил ее черед.

Нита подхватила заклинание, быстро произнеся три самых опасных слова во всем волшебстве, слова, которые передавали всю ее силу тому, кто стоял рядом. Она всем своим существом ощущала, как утекает из нее жизненная сила, как дрожит принимающий этот ее дар Кит. Ее сила, ее вера и воля вливались в эти последние три слова заклинания. Она собрала весь свой страх, весь гнев и обрушила его на акул. Она сжала в трепещущий комок всю свою жалость к несчастной, издающей пронзительные свистящие стоны, вздрагивающей на песке темной горе. И она втолкнула все это в Кита, одарила его своими самыми жгучими чувствами, тем, что и составляло сейчас всю ее жизнь.

Заклинание отделилось от них, вспыхнув в сыром, напоенном соленой влагой воздухе ослепительной молнией, и тут же упало на песчаный берег и на воду. Густой невидимой сетью покрыло оно на полсотни метров вокруг море и песок. И тяжелая эта сеть увлекла в глубину грозные лезвия плавников, притиснула ко дну сразу застывшие,

словно замороженные, тела стремительных хищников.

И все же невозможно сотворить ни одного волшебства, не заплатив за это. Кит обмяк и зашатался, готовый вот-вот упасть чуть ли не замертво. Нита напрягла задрожавшие, подгибающиеся в коленях ноги, чтобы устоять. Им обоим удалось все-таки удержаться, не скатиться с покатой и скользкой поверхности затвердевшего пласта воды, когда наконец слабость прошла и силы вернулись к ним. Нита огляделась. Мрачное удовлетворение всколыхнулось в ней, когда она увидела спокойно катящиеся волны, не разрезаемые коварными лопастями грозных плавников.

— Акулы больше нас не потревожат, — сказала она. — Давай выбираться на берег.

Всего лишь несколько шагов оставалось им до обреза воды, где в набегающих пенистых волнах качались, о чем-то тревожно и возбужденно пересвистываясь, дельфины. Первым выскочил на берег Кит и тут же издал мучительный стон. У Ниты в горле застрял комок. Песок вокруг почернел от крови, которая темнела и засыхала прямо у них на глазах.

Тучное тело раненого кита толчками вздымалось и опускалось от неровного дыхания обессиленного животного. Каждый выдох кончался протяжным хриплым стоном. Кожа кита была исполосована словно бы следами от ударов гигантской плети, ее усеивали частые оспины — следы острых зубов — и глубокие борозды порезов. Еще мгновение назад акулы остервенело раздирали беспомощно распростертое на песке тело. Но на левом боку кита зияла такая глубокая рваная рана, которую не могла бы сделать ни одна акула. Под задним плавником, обнажая белую, в крапинах сочащейся крови плоть, будто бы вырванная гигантской пятерней, эта невероятная рана разверзлась кровавым полуметровым кратером. Кит или, вернее, китиха лежала на боку, и ее тускло поблескивающий в свете луны глаз наблюдал за приближением Кита и Ниты.

— Что случилось? — спросил Кит, с содроганием и ужасом разглядывая страшную рану. — Будто бомбу в тебя кто-то кинул.

— Кто-то… — повторила китиха. Нита подошла и приложила ладонь к гладкой коже пониже влажного глаза. Кожа оказалась неожиданно горячей, воспаленной. — Гарпун, — выдохнула китиха, — гарпун-убийца. Но не стоит тревожиться. Что вы сделали с акулами?

— Потопили их. Они лежат на дне, как замороженные.

— Но в неподвижности они не могут дышать! Они умрут! — Прозвучавшая в словах китихи забота о своих убийцах изумила Ниту. — Братья мои, — взмолилась китиха, — уничтожьте заклинание! Позже нам еще потребуется их добрая воля!

Нита взглянула на Кита, который все еще вздрагивал и морщился от зрелища ужасающей раны. Глаза их встретились.

— А? — рассеянно откликнулся Кит. — О, конечно! Мы можем воздвигнуть в воде непроницаемую для акул стену.

— Верно! — обрадовалась Нита.

Она выхватила свой Учебник и быстро пролистала страницы в поисках нужного заклинания, позволяющего сгустить силовое поле. Нита быстро произносила заклинание и чувствовала, как оно обретает силу и одновременно забирает у нее последние крохи энергии. Она произнесла последнее слово и буквально рухнула на вздрагивающее тело китихи. Несколько мгновений Нита не могла даже поднять веки. Голова кружилась. Но она тем не менее ощущала, как сквозь нее проходят токи заклинания, которое уже продолжает Кит. Он освобождал воду.

И вот на поверхности воды снова появились плавники. Они устремлялись в сторону берега, но вдруг останавливались, словно натыкаясь на непреодолимую преграду, поворачивали назад, делали круг разгона и снова летели к песчаной отмели, и опять невидимая пружинящая стена отбрасывала их назад.

— Скоро в воде не останется и следа крови, — сказала китиха. — Они уплывут и даже не вспомнят, почему явились сюда… — Глаз китихи вновь остановился на Ните. — Спасибо, что быстро приплыли. Братья мои.

— Мы появились гораздо позже, чем хотели. Меня зовут Нита. А это Кит.

— Я — Ш'риии, — сказала китиха. Имя это возникло из ее протяжного, шуршащего, как морской прибой, выдоха.

Кит еще раз оглядел рану и подошел к Ните.

— Это был один из взрывающихся гарпунов, — сказал он. — Удивительно, что он не убил ее. Такой гарпун способен и самого огромного кита разорвать пополам.

— Да, верно, — прошептала китиха. — Сегодня утром умер от такого удара Аэ'мхнууу, — Голос Ш'риии прерывался. — Он был Верховным Волшебником на всей воде около Плато. Я училась вместе с ним. Мне предстояло принять звание Советника. И вот появился этот корабль, а мы были заняты творением заклинания и не заметили…

Нита и Кит переглянулись. Они уже давно знали, что Волшебник наиболее уязвим, когда углублен в себя, в собирание воедино своей воли и силы.

— Он умер мгновенно, — вздохнула Ш'риии. — В меня тоже попало копье. Но оно не сразу взорвалось, а акулы почуяли запах крови Аэ'мхнууу. Огромной стаей они ринулись на нас. В своем неистовстве они рвали нас на части. Одна выдрала из моего бока копье и потащила его в сторону, желая сжевать отдельно от своих подруг. И тогда оно взорвалось. Много акул было убито, а меня лишь ранило. Эта рана — след взрыва. Оставшиеся в живых акулы набросились на тела убитых. Пока они поедали друг друга и тело несчастного Аэ'мхнууу, я успела убраться. Но за мной тянулся кровавый след, и они плыли по нему. Чего мне было ожидать? Я выбросилась на песок…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать