Жанры: Научная Фантастика, Альтернативная история » Юрий Никитин » Империя Зла (страница 27)


– Да и в офицеров нельзя, – вставил я. – Они даже дышат только по Уставу и приказам. Как и генералы.

Он посмотрел на меня:

– А в кого же? Сразу в президента?

Я ухмыльнулся:

– А президент... особенно в такой демократичнейшей стране, как Штаты, всего лишь слуга народа. Избран им, выполнять его волю. Так что народ и должен отвечать за все.

Это были страшные слова. Я сам ощутил как пахнуло холодком смерти.


Кречет сказал задумчиво, словно все еще колеблясь:

– Американцы поднимают крик, если кому-то из соотечественников прищемят пальчик хоть на другом конце света... Это называется ущемлением американских интересов! Мол, они – высшая раса, их не тронь, а вот остальных... Но завтра начнется такое, что потеря этого батальона покажется всей Америке сущим пустячком.

– Что начнется?

– Самое страшное. Для американца самое страшное.

Он смолчал, но все чувствовали, что речь не идет о потере чести или потере лица, что страшнее смерти для гордого араба, чеченца или русского-мусульманина.

На лице Когана был жадный интерес. Как Кречет собирается ударить по карману среднего американца?

Забайкалов сказал осторожно:

– С санкциями по поводу лейтенанта Олейника... давайте не спешить... Я прощупываю мнение официальных лиц в Европе... Гм... Все они, естественно, осуждают нас за такой зверский инцидент. Обещают даже применить некоторые санкции... Но с другой стороны, что тоже характерно, все указывают на свою позицию. Мол, смотрите какие мы осторожные, умненькие и предусмотрительные! Ни одного француза, ни одного итальянца или испанца, ни одного немца... Русские не правы, что так грубо, чисто по-русски, но и американцы перегнули, спеша пройти маршем по Красной площади, чего так хотелось, но не удалось Гитлеру!

Коган спросил настороженно:

– А что за

санкции?

– Ну, скажем, посоветуют Памеле Андерсон не посещать Россию. Или даже рок-звезде Аналфаку порекомендуют ограничиться одним-двумя концертами в Москве.

Коган подумал, кивнул:

– Пожалуй, эти санкции вытерпим. Правда, божественная Памела... Ну да ладно, пусть наш Степан Викторович вместо Памелы смотрит на Хвостомаху.

– А это кто? – полюбопытствовал Черногоров.

– Наша собственная... гм... И тоже депутат парламента. Или она уже в правительстве? Полагаю, Филин Сычевич прав. Надо затягивать, а потом все затихнет. Или же не до того будет.

Слова были сказаны настолько трезво и жутковато, что в кабинете словно пролетела смерть в белом саване. Первый Краснознаменный, хоть и под андреевским стягом... или уже снова под красным, сейчас как раз проходит Средиземное. Затем войдет в Красное, и всем станет ясно, куда направляется ударный флот русских.

Кречет подвигался в кресле, всаживаясь поудобнее, как в танковое сидение перед атакой. Кожа на скулах натянулась, желваки выступили рифлеными кастетами и застыли.

– Пора, – рыкнул он, – Как сказал один классик, промедление смерти подобно. Филин Сычевич, звони нашим друзьям на Востоке. Да, насчет повышения цен на нефть. Это будет такой контрудар, что крымское дело покажется щелчком по носу.

– Только бы арабы с этим не затянули! А то будет нам промедление...

– Вряд ли. Они народ гордый. Помнят прошлое унижение.

– Когда мы их подставили?

Кречет сказал, защищаясь:

– То были не мы.

– Мы, – вздохнул Забайкалов. – Даже когда сталинские лагеря строили, когда революцию, когда крепостное право, со Швецией еще дрались... Даже христианство принимали мы, никто силой не навязывал!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать