Жанры: Научная Фантастика, Альтернативная история » Юрий Никитин » Империя Зла (страница 38)


Майор вздрогнул:

– Лучше бы договорились о выкупе...

– Да-да, – согласился Мигель с поспешным облегчением. – Я это и имел в виду.

Майор сидел с ползущим по щеке плевком, пока молодая женщина не решилась вытащить носовой платок, отважно отерла ему лицо.


Время тянулось как ледниковый период. Дважды заглядывал Сергей, возбужденно докладывал, что польской полиции собралось видимо-невидимо, но с американской базы прибыли на бронированных микроавтобусах явно элитные части. Судя по вооружению, эти ребята служат в войсках быстрого реагирования.

Валентин поднес к губам коробочку телефона. Голос прозвучал с мрачной угрозой:

– Ну?

В ответ без паузы затараторило;

– Только не волнуйтесь!.. Автобус уже выехал. Только что миновал мост, подъезжает к перекрестку на аллею Свободы... Чемодан с долларами вам доставят еще раньше. Минут через пять-шесть подвезут на бронеавтомобиле, а потом к вам пойдет человек, служащий банка...

Валентин прервал:

– Хрен вам, служащий! Знаем этих служащих. Пусть сам директор банка принесет! Или его заместитель. Их знаем по рожам, не обманете.

Разговаривая, он передвигался плавным скользящим шагом, мимо окон проскальзывал с такой скоростью, что снайперы могли увидеть только смазанный силуэт. У крайнего окна выглянул, чуть отогнув занавеску. Хоть и понимал, что глупо таиться так по-деревенски перед снайперами с оптическими прицелами, снабженными насадками, как для ночного видения, так и для тумана, смога, песчаных бурь, но надо поддерживать впечатление непрофессионализма. Будут разрабатывать сценарии попроще...

На всех крышах окрестных домов застыли тесно, плечом к плечу, как озябшие вороны на проводах, мужчины в черных облегающих комбинезонах. Здесь их было не меньше парашютного полка, хорошо видно на фоне звездного неба, облитые желтым светом полной луны, вдобавок горели все фонари, свет шел из всех окон, а в довершение всему ослепляюще высвечивали мощные прожекторы. Тоже все профессионалы...

В сотне шагов от здания, сразу за оградой играли всеми цветами рождественские елки: полицейские мигалки, казалось, усеяли не только крыши машин, но радиаторы и даже колеса. За темными корпусами глупо скорчились полицейские, в руках пистолетики, нацелены в сторону их дома. Идиоты, самый дальнобойный пистолет – оружие ближнего боя, с такого расстояния не попадут даже в стену здания, но что-то изображают, пыжатся.

Сергей кивнул в их сторону, криво усмехнулся:

– Герои!.. Что-то пыжатся,

изображают!

– Киногерои, – недобро бросил Валентин. – Им не так важно, что будет с нами, каждый надеется, что раз их тут как саранчи, то другие справятся... а вот перед телекамерами покрасоваться! Их же сейчас показывают крупным планом по всем телеканалам!

– Ну, нас тоже, думаю, показывают. У них телеобъективы, что чуть ли не сквозь стены видят!

Валентин холодно усмехнулся:

– Но нас показывают с оскаленными рожами. Глаза у нас бегают по сторонам, у тебя вот слюни капают...

Сергей оскорбился:

– Где это слюни?

– Э, да ты еще не знаешь операторских трюков! А теперь еще и так называемая подготовка пленки к показу. Там такое можно... Чтоб сразу видели, что враг, а кто их любимый клоун, которого надо в президенты. Народ туп и ленив, хоть здесь, хоть на Западе. Если одна студия даст материал, над которым надо думать, а вторая подаст уже разжеванное, то, понятно, кого будут смотреть и слушать...

Он говорил уже без горечи, отстранено, обычным житейским тоном, цепким взглядом охватывая как полицейский кордон вокруг здания, так и заложников, не попытались бы чего, и от этой обыденности на Сергея повеяло большим ужасом, чем от возможности получить веер пуль в упор.

Валентин чувствовал, как губы все время кривятся в горькой улыбке. Вот теперь он, боец элитных частей – террорист. Вне закона. Взял в заложники, подумать только, мирных граждан. Он уже не человек, а чудовище! Мирных граждан, да как осмелился...

А почему нет? Мирное население нельзя было убивать, скажем, в царское время. Даже при Советской власти нельзя, потому что хоть и народная власть, и выборы, но все знаем, какие тогда были выборы. Но сейчас, когда население страны, в самом деле, выбирает президентов, а с ними и политику страны, то это население и отвечает за нее.

Да, парадокс, но именно в странах с диктаторскими режимами мирное население должно быть неприкосновенно. Оно бесправно, не отвечает за агрессивный или любой другой курс страны. Но в Штатах это так называемое мирное население толкает президента на агрессивный курс. Само население требует послать флот к берегам арабских стран. Само население голосует за удар по Саддаму Хусейну. Так что Хусейн имеет полное моральное право навести ответный удар. В том числе и по американскому населению, ибо оно, так сказать, напало первым.

И не только Хусейн.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать