Жанры: Научная Фантастика, Альтернативная история » Юрий Никитин » Империя Зла (страница 57)


Глава 34

Банкир и Борух слышали как мощный бас оборвался всхлипом, словно у нечистой свиньи, которой загнали нож под левое ребро. Полковник стоял спиной к подходившим бизнесменам, оба видели как его широкая спина сгорбилась и съежилась.

Траншея расширилась, дальше широкое пространство, укрытие с бетонным навесом, без необходимости прикрыто маскировочной сеткой, а у входа стояли, улыбаясь как идиоты, трое израильских солдат и... два арабских федаина! С зелеными повязками непримиримых, с автоматами Калашникова за плечами. В их черных как маслины глазах росло презрение, все пятеро уже увидели белые щеки прибывших.

Один из израильтян, на плечах нашивки сержанта, сказал торопливо:

– Успокойтесь, мы охраняем совместно.

Полковник переводил выпученные глаза с израильтян на арабов и обратно. Все с автоматами, ноги на ширине плеч, руки за спиной, держатся спокойно, но... арабские террористы? Рядом с солдатами Иуды Бен-Йосефа, самого лютого врага арабских бандитов?

– Что?.. Что охраняете?

– Блиндаж.

– Но...

– В блиндаж, – сказал сержант вежливо, но твердо, – велено никого не допускать.

Полковник все еще не находил слов, хватал ртом воздух, глаза выпучились, он смотрел на солдат, что вовсе не стреляли в арабов, не бросались их вязать, не били по головам, а стояли бок-о-бок, ноги на ширине плеч. Но пальцы всех пятерых, в том числе и федаинов, близко к оружию, очень близко....

Он наконец обернулся к своим, сказал осевшим голосом:

– Никто не делает лишнего движения. Я сейчас разберусь. Кто отдал приказ, не пропускать дальше?

– Иуда Бен-Йосеф.

Полковник взглядом указал на арабов, страшась ткнуть в их сторону пальцем:

– А кто эти люди?

Сержант ответил весело, даже чересчур весело, каждому солдату сладко на душе, когда видит, как начальство ляпается в пыль, да еще ворочается там, не в состоянии подняться:

– Это гости. Они прибыли с Юсуфом, ....

– С... с...

Он не мог выговорить, горло перехватило, и солдат, едва не заржав как молодой конь, пояснил громко:

– Юсуфом ибн Бен-оглы...

– Тем... самым...

Сержант ликовал, да и остальные млели, впитывали каждое слово, каждый жест полковника и остальных жирных, не тронутых нещадным солнцем пустыни. Остальные, это проклятые арабы и – о, какой позор! – правоверные иудеи вместе с арабами нагло ухмылялись, видя его растерянность. Сейчас всех пятерых можно было различить только по нашивкам, а гнусные рожи у всех пятерых одинаковые.

– Юсуфом ибн Бен-оглы, – подтвердил сержант. – Грозой Синая, мечом Аллаха, щитом сирот... Они сейчас с Иудой и другими гостями отмечают бракосочетание.

Полковник не успел слова сказать, как банкир заревел как лев:

– Никакого бракосочетания! Я не позволю!

Он бросился вперед. Полковник замер, минута страшная, тем более, что слепой от ярости банкир налетел на араба, тот устоял, банкира тут же перехватили двое израильтян, а араб деликатно посторонился, хотя было видно как хочется врезать по жирной белой роже. Судя по лицам израильтян, у них было смешанное чувство словно сами не прочь, только вот чтоб сами, а не иноверец.

Банкира оттащили, а сержант объяснил:

– Мы выходим дежурить по очереди. Нас все-таки мало...

Араб взглянул на часы, посмотрел вопросительно на сержанта. Часы у араба «Ролекс», чертовы нефтяные шейхи, сержант проглотил ругательство, сказал с неохотой:

– Рано. Еще пять минут.

Араб вздохнул, покосился на укрытие. Теперь стали слышнее голоса, кто-то запел, но только и понять, что голос мужской, сильный, чуть хрипловатый, словно прокаленный знойными ветрами.

Полковник проговорил, сдерживая ярость:

– Я приказываю немедленно вызвать Бен-Йосефа. Это приказ!

Сержант развел руками:

– В этих условиях я выполняю приказ Бен-Йосефа.

– Я старше по званию! Я велю выполнять мой приказ.

Сержант ответил почтительно:

– Господин полковник, вы, когда успокоитесь, увидите, что надо было выполнять приказ Иуды Бен-Йосефа. Хотя я вас, конечно же, понимаю...

Он бросил выразительный взгляд на банкира, и полковник ощутил, как его снова опалило жаркое солнце, а по спине побежала уже не струйка пота, а целая река. Эти наглецы, конечно же, сразу поняли, почему с ним этот штатский. Наверняка знают, что за девушкой погоня. Чувствуют, сволочи, что он прогибается сейчас не только из-за нарушения дисциплины, будто видят, сколько акций он приобрел и сколько получил сегодня лишь за то, что его проведут по следам сбежавшей дочери.

– Вас ожидает военно-полевой суд, – проговорил он хрипло.

– Это потом, – ответил сержант. – Но сейчас вам лучше подождать. Через пять минут... уже через три, нас сменят, а мы вернемся на свадьбу. И скажем о вашем прибытии.

Про свадьбу он сказал с явным удовольствием, стрельнул карими глазами в сторону взбешенного банкира. Араб, что стоял рядом и слушал каждое слово, что-то сказал ему вполголоса на незнакомом языке.

Израильтянин выслушал, кивнул. Банкир спросил взбешенно:

– На каком языке они бормочут?

– На русском, – ответил полковник нехотя.

– На русском? Откуда здесь русские?

– Один эмигрант, а второй, судя по всему, учился в их лагерях, – процедил полковник неохотно. – Террористов готовят под Брянском. Вот и снюхались...

Израильтянин посмотрел на него остро, полковник прикусил язык. Этот израильтянин вызвался добровольцем на самый

опасный участок, был ранен, но остался в окопах, и при любом столкновении комиссия при кнессете встанет на его сторону в случае разбирательства.

Банкир, словно учуял падение духа полковника, прорычал:

– Ладно, подождем. Уже минута.

Араб посмотрел на свои часы:

– У меня швейцарские. Еще две с половиной минуты. А вашим часам, уважаемый, недостает двух камней.

– Двух... камней? – опешил банкир. – Каких камней?

– Крупных, – пояснил араб. – На один положить часы, другим... прихлопнуть.


Из блиндажа выскочил взмыленный Хаим. Глаза выпучены, воротник расстегнут, на плече дешевая любительская телекамера, но Хаим знал, что зарабатывает свой миллион, и что потом будет ездить на кадиллаке и плевать на полковников всей израильской армии, даже на генералов, потому бросился навстречу, завизжал:

– Стойте так!... Теперь поверните головы во-о-он в ту сторону! Полковник, что вы скажете о свадьбе доблестного Иуды Бен-Йосефа?

Полковник, что было приосанился перед объективом, ощутил как глаза сами вылезают из орбит, а голос переходит в рев разъяренного зверя:

– Какая... мать-перемать... свадьба? Я вас всех под военно-полевой суд!..

– О господи, – вздохнул Хаим, – полковник, мы уже не в России.

Полковник набрал в грудь воздуха для мощного рева, который должен смести все как сухие листья ураганом, но поперхнулся, ибо сзади раздались голоса, земля зашелестела, словно обвалился край окопа, из-за поворота выбрел человек, которого меньше всего ожидали здесь увидеть; измученный ребе в черном, под рукой толстая книга, из-под черной шляпы свисают длинные пейсы, странно и дико увидеть традиционного иудея в самом простреливаемом окопе.

Следом тащился капрал. Струйки пота проложили блестящие дорожки по потному лицу. Обрадовано вскрикнул:

– Прибыли!.. Вот наш блиндаж!

Полковник открыл и закрыл рот. Арабы с надменным презрением верблюдов, от которых отличаются только внешностью, но не умом, наблюдали за шатающимся священником, которого заботливо поддерживал за плечи капрал.

К великому изумлению банкира и полковника, арабы и израильские солдаты посторонились, пропуская обоих, но едва полковник сделал шаг, в его грудь уперлись стволы автоматов.

– Это приказ Иуды Бен-Йосефа, – повторил тот же сержант. В черных глазах прыгало грозное веселье. – Вы можете всех нас отдать военно-полевому суду... но не сейчас!

Араб, который как дрессированная обезьяна хвастливо выставлял «Ролекс», кивнул и повторил деревянно:

– Приказ... Иуды... Бен-Йосефа.

Полковник отступил, в глазах было темно от гнева, прохрипел:

– С каких это пор... арабские террористы... выполняют приказы израильского командира?

Араб смотрел надменно, ума не хватало, чтобы даже понимать человеческую речь, но вид был таков, словно знал какие-то случаи, когда приказы может отдавать даже лютый враг, и его послушаются все. Или хотя бы знал, что такие случаи могут быть.

На миг мелькнула мысль, даже не мысль, а смутное ощущение, что в самом деле есть же что-то общечеловеческое... что даже арабы... эти тупые грязные свиньи... у которых нет ничего святого... хоть свиней, правда, все еще не едят... что даже арабы в каких-то случаях могут... но странная для генштабиста мысль испарилась, так и не оформившись.

Ее вытеснила другая, тревожная, что за время переподготовки в Штатах отвык от израильской жары. Прямо мозги плавятся, в висках ломит! Надо принимать «Лабрэ Джаст» и на всякий случай сходить к психоаналитику.


Обряд бракосочетания Иуды и Сары арабы вытерпели со стоическим терпением, поздравили теперь уже мужа и жену. Капрал, который привел священника, что-то прошептал на ухо Иуде, косясь на счастливую невесту. Иуда вздрогнул, по сияющему лицу пробежала тень. Тоже коротко посмотрел на Сару, что-то сказал, почти не шевеля губами. Капрал кивнул, исчез с такой скоростью, словно в помещении на миг возник и тут же рассыпался горячий смерч.

Юсуф, веселый и раскованный, явно привыкший быть везде и всюду в центре внимания, громко стукнул кружкой по столу, ему тут же налили, он поднял, пузыристая пена побежала через края, зависая на пальцах:

– Да будет ваша жизнь полна любви и счастья! Да, мы – враги. Но все, что здесь находится, на стороне Света. А там, по ту сторону океана, все земли захватила страшная империя Тьмы. Она растлила души людские, обратила людей в скотов, что умеют собирать компьютеры, но не знают любви, чести, достоинства! Империя Тьмы не воюет с нами открыто, но уже подмяла много стран и на этой стороне... Одни – во время второй мировой, другие уже потом, отравляя слабых своей верой. Дескать, человек от обезьяны, а значит – скот. Мы здесь еще держимся...

Иуда слушал настороженно, выпады против США – выпады против союзника, но краем сознания отмечал, что проклятый араб прав: американцы ныне – это обезьяны, что умеют собирать компьютеры. А то и ниже по уровню, ибо свободы понимают как высвобождение всех животных инстинктов, как дорогу вспять по эволюции, а обезьяны какие-то нормы поведения соблюдают.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать