Жанр: Драматургия » Неустановленный автор » Шелковый фонарь (страница 4)


Картина третья

Обстановка, на которой закончилась первая картина: река, лодка; Ю сай с удочкой, слуга Томадзо, Синдзабуро стонет во сне. Солнце давно зашло. Заброшенный дом на противоположном берегу весь залит лунным светом. На корме лодки – зажженный фонарь.

Юсай. Синдзабуро! Синдзабуро! Очнись!

Синдзабуро (просыпаясь). А… я, кажется, заснул?

Юсай. Да, ты несколько минут дремал. Я разбудил тебя, потому что ты уж очень стал метаться.

Синдзабуро. Я видел ужасный сон… (Вздыхает; вдруг замечает освещенный луной дом и, пораженный, начинает рассматривать его.)

Юсай. После болезни это бывает… Снится всякая всячина.

Томадзо. Синдзабуро-сама, ну что? Вам теперь лучше?

Синдзабуро (с трудом отрывая взгляд от дома). Да, теперь хорошо.

Томадзо. Ну, слава богу! А то, когда вам стало дурно, я подумал: неужто болезнь опять вернулась? Что ж, поехали, что ли, обратно?

Синдзабуро (вдруг замечает на дне лодки крышку курильницы, хватает ее и подносит к фонарю). Это что? Откуда?

Юсай. Где? А… Это когда ты заснул, смотрю: удочка за что-то зацепилась. Я рванул – оказалось, не рыба, а вот эта штучка.

Томадзо. Юсай-сама говорит, что вещь ценная. Только – одна крышка. На что она?

Синдзабуро (внезапно). Скажите, учитель, здесь не было доктора Ямамото?

Юсай (удивленно). Доктора Ямамото? Что ты? Никого здесь не было, кроме нас.

Томадзо. Это лекарь-то? Откуда же ему тут взяться?

Синдзабуро. Значит, нет. (Опять погружается в задумчивость.)

Юсай. А почему ты о нем спрашиваешь?

Синдзабуро. Ничего… так…

Томадзо. Ну, прилив начался! Вот теперь покатим! (Гребет.)

Занавес

Действие второе

Картина первая

Канун праздника Бон.[19] Улица. В глубине – буддийский храм. Вокруг – предпраздничный базар. Повсюду – ларьки с принадлежностями культа мертвых.[20] Люди переходят от одного ларька к другому. Издали доносится музыка сямисэнов.[21] Иногда – взрывы веселья. На холме виднеется дом Синдзабуро, закрытый со всех сторон и темный.

Старушка (торгуясь у ларька). Так я тебе и дала! Назвал цену – сразу выкладывай тебе денежки? Нет, не на дуру напал!

Первый торговец. Что ты, бабка! У нас товар самый дешевый! И смотри какой добротный.

Старушка. Добротный! Нечего сказать. Домой донести не успею, как развалится.

Первый торговец. Это уж ты не тревожься. Фонарь – что железный. Послужит на славу.

Первый прохожий. Не беспокойся, бабка! Не только донесешь, но и по тебе этот фонарь еще будет зажигаться, как на тот свет отправишься! Ха!

Общий хохот.

Старушка. А ты чего встреваешь? Тебе что тут нужно? Проваливай куда знаешь!

Первый прохожий. Я-то еще погожу, а вот ты-то, видать, скоро провалишься в тартарары.

Общий хохот.

Старушка. Тебя еще переживу… (Уходит.)

Первый торговец. Бабушка, бабушка! А что же фонарь? Ведь уже сторговались… Бабушка!

Второй прохожий. Ей теперь не до покупки! Забрало! Пропал твой барыш!

Первый торговец (сокрушенно). Видно, даром разорялся! (Кричит.) А вот товар! Все, что нужно для праздника Бон! Подходи! Покупай! Дешевле нет нигде! Подходи!

Второй торговец (кричит). Самые лучшие подарки к празднику! Пояса, воротнички! Расшитые, с узорами! С узорами самыми модными! Хэй, хэй!

Первый торговец снедью (проезжая с тележкой, откуда идет пар). Хэй, хэй! Суси! Суси![22] Из лучшего риса… С морской травой, с рыбой, с чем душа пожелает! Суси!

Второй торговец снедью (въезжает с другой стороны). Закуски! Крабы! Крабы! С подливкой! Хэй, хэй!

Первый торговец снедью (второму). Проваливай отсюда! Видишь, я еду.

Второй торговец снедью. А я разве не еду? Первый торговец снедью. Я первый приехал.

Второй торговец снедью. Это еще неизвестно, кто первый приехал.

Останавливаются несколько прохожих.

Первый прохожий. Эй вы, пожрать что-нибудь есть?

Оба торговца снедью (наперебой). Хэй, хэй! Пожалуйте!

Самое лучшее! Самое вкусное!

Прохожие окружают их и закусывают.

Торговец чаем. Самый лучший чай! О-тя! О-тя!

Торговец сластями. Сласти! Сласти!

Торговец сакэ. Сладкое сакэ! Сладкое сакэ![23]

Проходит группа монахов.

Голоса в толпе.

– Ну, им теперь лафа.

– Еще бы – их праздник.

– Мертвыми и живут.

– Все кладбища по монастырям устроили!

– Завтра и повалит к ним народ.

– Доход!

– Еще какой!

– Житье неплохое.

– Еще бы! Знай себе бубни «Наму Амида буцу»[24] да обирай честной народ.

Парикмахерша (выбирая товар у ларьков). Мне бы фонарь, хороший. Где тут хорошие фонари?

Соседка. А, О-Маса-сан! Здравствуйте!

Парикмахерша. О-Канэ-сан! Что это вы совсем не заходите? Неужели причесываетесь в другой парикмахерской?

Соседка. Нет, что вы! Так как-то, все недосуг! Ну, как живете?

Парикмахерша. Да все так же! Перебиваюсь кое-как.

Соседка. Покупаете к празднику?

Парикмахерша. А как же! Ведь сегодня канун.

Соседка. Да. Великий вечер! Подумать только – встречать покойников будем.

Парикмахерша. Всех родных и близких. Зажжем огоньки и будем ждать.

Соседка. Все на земле будут… Все навестят свои родные места…

Парикмахерша. И близких своих… Наму Амида буцу.

Соседка. А завтра на кладбище?

Входит Томадзо.

Смотрите-ка! Никак, Томадзо-сан!

Парикмахерша. Томадзо-сан! Томадзо-сан!

Томадзо (замечает их). А! О-Маса-сан! И вы, О-Канэ-сан! Добрый вечер!

Соседка и Парикмахерша (вместе). Добрый вечер! (Кланяются.)

Томадзо. Готовитесь к встрече?

Соседка. Да… вот купили кое-что и скорей домой.

Парикмахерша. Зажигать огоньки…

Соседка. Встречать дорогих покойников…

Парикмахерша. Вы домой, Томадзо-сан?

Томадзо. Домой. Иду из монастыря… навещал могилу старого господина.

Парикмахерша. Хороший господин был.

Соседка. Умер во цвете лет… Жалко ужасно.

Парикмахерша. А как Синдзабуро-сама?

Томадзо. Все еще не совсем здоров… Слабость у него. И вообще… настроение плохое. Все грустит и печалится!

Парикмахерш а. Такой хороший молодой господин – и болен! С чего бы это?

Томадзо. Ума не приложим! Доктор Ямамото уж как старается, а все вылечить не может.

Соседка. Не иначе карма какая-нибудь…[25]

Томадзо. Это уж неизвестно. Я и отцу-настоятелю говорил… чтоб он помолился. (Спохватившись.) Однако пойду… Поздно.

Соседка (удерживая его). Кстати, Томадзо-сан… Вы бы

тоже зажгли у себя «огонек встречи»!

Томадзо. Учитель Юсай-сан будет против. А молодой господин не захочет ему противоречить.

Соседка. А вы все-таки скажите Синдзабуро-сама. Ведь он сирота. И отец и мать – оба на том свете. Как же не зажечь «огонек встречи»?

Томадзо. Я понимаю. Попробую. Как-то уныло, когда в этот вечер не ждешь дорогих умерших. Без «огонька встречи» грустно. Прощайте, пора. (Уходит.)

Соседка и Парикмахерша. Прощайте! (Глядят емувслед, потом смотрят на дом Синдзабуро и уходят, оживленно беседуя.)

Понемногу в домах зажигаются огоньки. Народ начинает расходиться. Со стороны дома Синдзабуро показывается доктор Ямамото. Навстречу ему компания гуляк с гейшами. Среди них одна с лицом О-Цую в сопровождении служанки с лицом О-Емэ. Компания идет, весело смеясь.

Первый гуляка (поет во все горло).

В целом городе Лишь один ей незнаком — Свой законный муж!

Общий смех.

Второй гуляка. Брось! Что орешь на улице? Мало, что ль, набрался?

Первый гуляка. Не мешай!

В целом городе Лишь один ей незнаком — Свой законный муж!

Гейша.[26] Перестаньте шуметь, Исихара-сан! Здесь люди, неудобно.

Первый гуляка. Скромница какая нашлась. Хочу шуметь и буду. Раз весело. (К гейше с лицом О-Цую.) Правда ведь, моя красавица?

Гейша с лицом О-Цую (задорно). Нам какое дело до прочих? Веселимся – значит, что хотим, то и делаем.

Первый гуляка. Молодец! (Хочет обнять ее, но она со смехом ускользает.)

Окружающие качают головами – одни с негодованием, другие со смехом.

Торговцы (наперебой). Господин, господин! Купите!

Гейша с лицом О-Цую. Подарите что-нибудь, Исихара-сан.

Первый гуляка. Фонарь хотите?

Гейша с лицом О-Цую. Нет, нет! Не надо.

Торговец редкостями. Берите! Красивые нэцкэ[27]… из слоновой кости. Взгляните, какая резьба!

Гейша с лицом О-Цую (нагибаясь к ларьку). Чего только тут нет! А это что?

Торговец редкостями. Это от жертвенной курильницы! Посмотрите, какой узор!

Гейша с лицом О-Цую. Но ведь она без крышки… Половинка…

Торговец редкостями. Что поделаешь! Зато работа какая! Старинная. Возьмите!

Гейша с лицом О-Цую. Вещица красивая. (Первому гуляке.) Исихара-сан, подарите ее мне!

Первый гуляка. Зачем тебе всякий хлам?

Торговец редкостями. Какой же это хлам, господин? Посмотрите, что за работа!

Гейша с лицом О-Цую. Мне нравится. (Первому гуляке.) Не хотите, не надо.

Первый гуляка. Бери, бери! (Вынимает кошелек.) Сколько тебе за эту дрянь? (Расплачивается.)

Доктор приближается к ним и хлопает первого гуляку по плечу.

Доктор. Что вы тут покупаете, Исихара-сан?

Первый гуляка. А, Ямамото-сан! И вы здесь?

Доктор. Добрый вечер. Все веселитесь?

Первый гуляка (со смехом). А что ж еще делать? Жизнь на то и дана. Особенно когда вот такая прелесть есть! (Показывает на гейш.)

Доктор (улыбаясь). Уж слишком много вы веселитесь. Без отдыха и сроку. Хоть бы передышку сделали. Впрочем, это дело не мое. Извините, мне пора домой. И так засиделся у Синдзабуро.

Второй гуляка. Вы от Синдзабуро?

Доктор. Да.

Второй гуляка. Ну и как он?

Доктор. Все по-прежнему.

Второй гуляка. Что у него за болезнь, доктор?

Доктор. Тут, видите ли, дело теперь не столько в теле, сколько в духе.

Второй гуляка. А что такое?

Доктор. Уж очень он печален.

Первый гуляка. Эх, Ямамото-сан! Не знаете вы лекарства от плохого настроения.

Доктор (улыбаясь). Может быть, вы врач лучше меня… Научите.

Первый гуляка. Вот вам лекарство. (Выталкивает вперед гейшу с лицом О-Цую.) Что, хороша?

Гейша с лицом О-Цую. Ямамото-сан, не слушайте его! Он говорит сам не знает что.

Первый гуляка. «Сам не знает что»! Она уж вылечит всякого…

Доктор. Я и не знал, что вы такая волшебница.

Гейша с лицом О-Цую (кокетливо). Потому что не желаете нас знать… Милости просим, загляните как-нибудь! Постараемся вам угодить.

Первый гуляка. Напрасно упрашиваешь… Доктор – железо и камень. А вот для его пациента ты была бы превосходнейшим порошком от плохого настроения… или микстурой от меланхолии. Ха-ха-ха.

Гейша с лицом О-Цую. Господин Синдзабуро, говорят, такой серьезный и строгий. К нему и подступиться, вероятно, нельзя.

Первый гуляка. Ну, ты сумеешь.

Доктор. Синдзабуро не соблазнишь вашим весельем.

Гейша с лицом О-Цую. Жалко, что нельзя хоть разок повидать господина Синдзабуро.

Первый гуляка. А что? Попробовала бы свои чары?

Гейша с лицом О-Цую. Это уж мое дело. Я бы знала, как его развеселить!

Доктор. Боюсь, что напрасно. Право, он как будто какой-то отшельник.

Гейша с лицом О-Цую. Ой, как интересно! И красивый?

Доктор (смеясь). Очень.

Гейша с лицом О-Цую. Ямамото-сан! Приведите его к нам – хоть раз!

Доктор. Он не пойдет.

Гейша с лицом О-Цую. Ах!

Первый гуляка. Не унывай! Не он к тебе – так ты к нему! (Хохочет.) Выбери вечерок потеплее, и когда Ямамото-сан покинет своего пациента, ты и нагрянь в гости!

Все смеются.

Гейша с лицом О-Цую. Что ж? Думаете, у нас не хватит смелости?

Первый гуляка. Зачем тут смелость? Там никого нет, кроме Синдзабуро да его слуги Томадзо. Не прибьют же они вас… В худшем случае с носом останетесь.

Гейша с лицом О-Ёмэ. А вот и пойдем! (Гейше с лицом О-Цую.) Не правда ли? (Первому гуляке.) Вы, кажется, забыли, что оставаться с носом – это по вашей части.

Сцена все более и более пустеет, большинство торговцев уже свернули свои лотки и разошлись. Число огоньков в домах увеличивается.

Доктор. Однако вы меня заговорили. Пора. Прощайте. (Уходит.)

Все кланяются доктору.

Первый гуляка. А о моем лекарстве все-таки подумайте! Жаль ведь беднягу.

Гейша с лицом О-Цую. Это уж предоставьте нам… Мы возьмем на себя Синдзабуро-сама.

Первый гуляка. Ты что, уже готова идти к нему?

Гейша с лицом О-Цую. А почему бы и нет? (Оборачивается к дому Синдзабуро и внимательно на него смотрит.)

Сцена совершенно пустеет.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать